RUS / ENG На главную
Поиск по сайту
Гостевая книга Карта сайта
Екатерининский дворецЕкатерининский паркАлександровский дворецАлександровский парк

Война. Голос, 18.01.2019

На официальных страницах музея в социальных сетях (ВКонтактеFacebookInstagram, Одноклассники) мы открываем видеорубрику «Война. Голос». Она посвящена двум важным датам. 24 января исполнится 75 лет со дня освобождения города Пушкин от фашистской оккупации. 27 января – День полного снятия блокады Ленинграда.

Первая Антикамера. 1944 год

Мы решили дать слово тем, кто видел и пережил ужасы войны. И кто написал о них в дневниках и очерках. Это научные сотрудники Екатерининского дворца-музея Вера Лемус и Евгения Турова, а также поэтесса Ольга Берггольц, чей голос стал символом блокадного Ленинграда. Их строки озвучили нынешние представители музея – директор Ольга Таратынова, заместитель директора по научной работе Ираида Ботт, главный хранитель Татьяна Серпинская.

Начинаем 18 января, в День прорыва блокады. Ираида Ботт читает воспоминания Веры Лемус. «Война. Голос» завершится 27 января, когда город будет отмечать 75-летие полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады.

Все записи можно будет увидеть по общему хэштегу: #война_голос_ЦарскоеСело

Вера Лемус:

«В воскресенье, 22-го июня 1941 года в 14 часов <…> на площади перед дворцом состоялся митинг. Директор Владимир Иванович Ладухин призвал всех работников дворцов и парков к исполнению своего гражданского долга (сам он вскоре ушёл на фронт). <…> С этого дня содержанием и смыслом нашей жизни стала работа по отбору, упаковке и отправке вглубь страны старинных картин, мебели, обивочных тканей, фарфора и множества других предметов историко-художественного значения. В Пушкинских ансамблях их было более 72 тысяч (72 554 ед. хран.).»

Евгения Турова:

«Китайский театр горел. Я стояла и смотрела, как горит то, что я хранила… Все это было, как во сне, когда хочешь кричать и нет голоса, хочешь бежать, а ноги налиты свинцом.

Я медленно пошла прочь.

Что должен делать хранитель, когда все рушится?

Не знала я, что делать.

Во дворце сказали, что приходили из райкома и нам велено уходить».

Ольга Берггольц:

«Жгучая обида рванула сердце: я вспомнила вдруг, как тогда, до войны, мы, хозяева, входили в этот дворец, надев войлочные туфли… Мы боялись царапинку на полу оставить, мы лелеяли его… Товарищи, наш чудесный дворец разбит, разрушен! Чужеземцы, пришельцы, захватчики осквернили и разорили его. Только стены остались от него, а внутри все обвалилось, сквозь дыры окон видны кирпичи, скрученные балки, разбитые камни».

← вернуться

Архив новостей
© Государственный музей-заповедник Царское Cело. Правила использования материалов сайта