RUS / ENG На главную
Поиск по сайту
Гостевая книга Карта сайта
Екатерининский дворецЕкатерининский паркАлександровский дворецАлександровский парк

Императрица и великие княжны

Материал подготовили
Е.А. Поцелуева, Т.В. Серпинская, О.А. Федосеева

Императрица Александра Федоровна с самого начала войны посвятила себя раненым: к концу 1914 г. только в Петроградском округе было открыто 80 госпиталей, находившихся на ее попечении, оборудованы санитарные поезда, специально приспособленные для перевозки раненых в тыл. Уже 9 августа 1914 г. при царскосельском госпитале Дворцового ведомства был открыт Собственный лазарет № 3 для раненых офицеров; 18 августа при Доме призрения в Царском Селе оборудовали солдатский лазарет; 26 сентября в зданиях Федоровского городка был учрежден лазарет для раненых солдат № 17, а в 1916 г. – лазарет для офицеров. Шефство над лазаретом Федоровского городка взяли младшие великие княжны Мария и Анастасия. 30 октября 1914 г. был освящен лазарет в Екатерининском дворце.

В парадных залах Зимнего дворца 10 октября 1915 г. начал работу госпиталь для солдат и низших чинов, носивший имя цесаревича Алексея. Большой хирургический лазарет на 1 000 мест занимал все парадные залы дворца, кроме Георгиевского.

С началом Первой мировой войны санаторий Общины Красного Креста в Царском Селе также преобразовали в лазарет для раненых. При Общине в конце 1914 г. были организованы курсы по подготовке сестер милосердия, которыми заведовала баронесса Е. А. Врангель. В 1915 г., в разгар войны, Александра Федоровна вместе со старшими дочерьми Ольгой и Татьяной прошли обучение сестринскому делу у княжны В. И. Гедройц, а затем ассистировали ей при операциях как хирургические сестры. А. А. Вырубова вспоминала: «Государыня и Великие Княжны присутствовали при всех операциях. Стоя за хирургом, Государыня, как каждая операционная сестра, подавала стерилизованные инструменты, вату и бинты, уносила ампутированные ноги и руки, перевязывала гангренные раны…». Великая княжна Татьяна Николаевна также отмечала в своем дневнике: «Суббота, 13 сентября 1914 г. <…> Сегодня была на двух операциях, моего вчерашнего Гирсенока, ему разрезали ногу и вынимали куски раздробленной кости, и потом Ольгиному Огурцову из кисти правой руки то же самое…». Императрица Александра Федоровна писала о своей работе в лазарете: «Слава Богу за то, что мы, по крайней мере, имеем возможность принести некоторое облегчение страждущим и можем им дать чувство домашнего уюта в их одиночестве. Так хочется согреть и поддержать этих храбрецов и заменить им их близких, не имеющих возможности находиться около них!».

Для помощи мирному населению, пострадавшему от войны, Николай II учреждает Верховный совет под председательством императрицы Александры Федоровны, где объединяются правительственная и общественная деятельности. Императрица создает комитеты для помощи беженцам и семьям, чьи кормильцы призваны на войну; ответственность за работу в этих комитетах она возлагает на старших дочерей. Комитеты имели отделения во многих городах России и пользовались большой популярностью. В народе их называли «Татьянинский» и «Ольгинский».

Работа императрицы во время войны

Как только в стране была объявлена общая мобилизация, императрица  Александра Федоровна сразу начала заниматься устройством госпиталей, лазаретов, формированием отрядов санитарных поездов и открытых складов медикаментов. Она постоянно контролировала бесперебойную работу всей лазаретной сети, принимала своих подчиненных и выслушивала доклады министров.

По воспоминаниям А. А. Вырубовой, которая также работала сестрой милосердия и всюду сопровождала императрицу: «Государыня, забыв свои недомогания, занялась лихорадочно устройством госпиталей, формированием отрядов, санитарных поездов и открытием складов Ее имени в Петрограде, Москве, Харькове и Одессе. В Царском Селе  Государыня организовала особый эвакуационный пункт, в который входило около 85 лазаретов для раненых воинов в Царском Селе, Павловске, Петергофе, Луге, Саблине, Евпатории и  других местах». Обслуживали  все эти лазареты около 10 санитарных поездов имени императрицы и детей.

«Чтобы лучше руководить деятельностью лазаретов, – вспоминала Вырубова, – Императрица решила лично пройти курс сестер милосердия военного времени с двумя старшими Великими Княжнами и со мной. Преподавательницей Государыня выбрала княжну Гедройц, женщину-хирурга, заведовавшую Дворцовым госпиталем. Два часа в день занимались с ней и для практики поступили рядовыми хирургическими сестрами в первый оборудованный лазарет при Дворцовом госпитале, дабы не думали, что занятие это было игрой, и тотчас приступили к работе — перевязкам часто тяжелораненых».

С реальной действительностью войны императрице приходилось сталкиваться ежедневно. Для нее полем битвы стали находившиеся по другую сторону Александровского парка госпитальные палаты Екатерининского дворца. Само присутствие государыни, казалось, поддерживало силы раненых. «Вижу ее, – писала А. А. Вырубова в своих воспоминаниях, – как она утешает и ободряет их, кладет руку на голову и подчас молится с ними. Императрицу боготворили, ожидали ее прихода, старались дотронуться до ее серого санитарного платья; умирающие просили ее посидеть возле кровати, поддержать им руку или голову, и она, невзирая на усталость, успокаивала их целыми часами».

Баронесса С. Буксгевден приводит в своей книге слова из последних писем императрицы к ней из Екатеринбурга: «Когда же все это кончится? Как же я люблю мою страну со всеми ее болезнями! Она становится все дороже мне, и я ежедневно благодарю Бога за то, что позволил нам оставаться здесь и не отправил нас далеко. Верь в людей, дорогая! Нация сильна, молода и мягка, как воск. Сейчас она в плохих руках, и правит тьма, анархия. Но Царь Славы (Христос) придет и спасет, укрепит и даст разум народу, который сейчас предан».

Венценосные шефы

После объявления о вступлении России в войну общество было охвачено небывалым патриотическим подъемом. К благотворительному движению в этот период примкнули все без исключения сословия, демонстрируя небывалое единение самых различных социальных слоев.

Императрица Александра Федоровна полностью посвятила себя работе по организации складов, госпиталей, лазаретов, санитарных поездов, руководству специальными комитетами и ведомствами, а также обширной  личной милосердной работе в Царскосельском лазарете. Не остались в стороне и дети императорской четы: 19-летняя Ольга, 17-летняя Татьяна, 15-летняя Мария, 13-летняя Анастасия и 10-летний цесаревич Алексей в различной степени в силу своего возраста были активно вовлечены в благотворительную работу.

Согласно существовавшей традиции не только наследник престола цесаревич Алексей, но и каждая из великих княжон была шефом полка: Ольга была назначена шефом 3-го Елизаветградского гусарского полка, Татьяна – 8-го уланского Вознесенского полка, Мария – 9-го драгунского Казанского полка, Анастасия – 148-го пехотного Каспийского полка. Цесаревич Алексей Николаевич являлся шефом нескольких полков и атаманом всех казачьих войск.

С началом Великой войны, когда подшефные полки отправились на фронт, венценосные шефы особо внимательно следили за судьбой своих подопечных, проявляя беспокойство за их судьбу и помогая семьям из личных средств и через находящиеся на попечении благотворительные учреждения.

Благотворительные комитеты великих княжон Ольги и Татьяны Николаевны

Великие княжны Ольга и Татьяна Николаевна были не только почетными председательницами названных в их честь благотворительных комитетов, но и лично активно участвовали в их обширной деятельности.

Особый Петроградский («Ольгинский») комитет, опиравшийся как на государственные субсидии, так и на широкую общественную поддержку, создавался с целью поддержания и развития сети благотворительных организаций в Петрограде и Петроградской губернии.

Комитет для оказания временной помощи пострадавшим от военных действий («Татьянинский») занимался оказанием помощи беженцам из захваченных противником областей Польши, Прибалтики и Белоруссии.

Именем великих княжон Марии и Анастасии Николаевны был назван созданный при Феодоровском Государевом соборе лазарет № 17, где они помогали в работе: посещали раненых солдат, занимались шитьем белья и приготовлением бинтов и корпии, покупали на собственные средства лекарства.  В силу своего юного возраста младшие великие княжны не могли по примеру старших стать сестрами милосердия, но к своим обязанностям разнообразить досуг раненых солдат чтением вслух, участием в незамысловатых играх и концертах, написанию писем родным под диктовку раненых, выполнению мелких поручений относились крайне серьезно.

Мария Николаевна не только знала по именам практически всех, кто состоял у нее на попечении, но и помнила рассказанные во время посещений лазарета подробности об их семьях и детях. Смешливая и подвижная Анастасия Николаевна часто приводила в палаты выздоравливающих свою собачку, которая отплясывала на задних лапках под неизменный смех солдат.

Великие княжны – сестры милосердия

Старшие великие княжны Ольга и Татьяна вместе с матерью императрицей Александрой Федоровной получили квалификацию сестер милосердия военного времени. В ноябре 1914 г., выдержав экзамен наряду с другими окончившими курс обучения, они получили Красные кресты и сертификаты, о чем императрица сообщила в письме Николаю II. Обучавшая императрицу и дочерей главный врач-хирург Царскосельского Дворцового госпиталя княжна В.И. Гедройц отмечала «серьезное, вдумчивое отношение всех трех к делу милосердия. Они не играли в сестер <…>, а именно были ими в лучшем значении этого слова». 4 июня 1915 г. Александра Федоровна, Ольга и Татьяна за усердный труд были награждены грамотами и значками отличия Красного Креста II степени.

Успешно сдав экзамен и одновременно продолжая слушать лекции по медицине, старшие великие княжны приступили к работе рядовыми хирургическими сестрами в лазарет Дворцового госпиталя. В палатах и операционных не делалось никаких иерархических различий: ухаживавшие за ранеными великие княжны называли себя просто сестрами Романовыми и выполняли работы согласно общим обязанностям медсестер. Они присутствовали при операциях, подавали и стерилизовали инструменты, делали перевязки.

Императрица Александра Федоровна поощряла активное личное участие своих детей в делах благотворительности и милосердия, полагая такой опыт бесценной школой нравственного воспитания: «Наши девочки научились наблюдать людей и их лица. Они очень развились духовно благодаря этим страданиям <…> у них понятие и внутреннее чувство не по летам», –  писала императрица супругу в декабре 1916 г.

Великий князь Алексей Николаевич

Цесаревич Алексей Николаевич изредка сопровождал сестер во время посещения лазарета, но почти всегда крайне смущался повышенного внимания к себя во время этих визитов. Все изменилось осенью 1915 г., когда принявший на себя командование войсками император Николай II берет наследника с собой в Ставку Верховного главнокомандующего в Могилев. Пребывание в Ставке приобщает Алексея Николаевича к участию в общей благотворительной работе, его присутствие  укрепляет боевой дух войск, а для самого цесаревича является полезным опытом как для будущего правителя России.    

Для наследника пребывание в Могилеве становится огромным событием – он впервые надолго покидает царскосельский Александровский дворец, из женского окружения матери и сестер отправляется с отцом на исконно мужское дело – на войну. Из Могилева цесаревич Алексей выезжает с Николаем II в расположение войск, совершает инспекционные объезды линии фронта, посещает госпиталя и лазареты. В память одного из таких посещений 12 октября 1915 г. наследник был награжден Георгиевской медалью 4-й степени. В мае 1916 г. Николай II производит сына в чин ефрейтора. Алексей Николаевич с гордостью ходит одетым «как рядовой солдат» и носит «миниатюрное ружье, подходящее ему по размеру».

Великая княгиня Елизавета Федоровна – сестра милосердия

Великая княгиня Елизавета Федоровна (1884–1918) – старшая сестра последней российской императрицы, урожденная принцесса Гессен-Драмштадтская приехала в Россию в 1884 г. и вышла замуж за великого князя Сергея Александровича, брата императора Александра III. Вовлеченная в благотворительную деятельность еще на родине, она не оставила ее и в России.

Великая княгиня Елизавета Федоровна возглавила 1-й Санкт-Петербургский дамский комитет Российского общества Красного Креста. В конце 1895 г. она ходатайствовала об учреждении Общины сестер милосердия, которая по распоряжению покровительницы Красного Креста императрицы Марии Федоровны получила название Елизаветинской.

После трагической гибели великого князя Сергея Александровича от рук террориста великая княгиня решила употребить все свои силы и средства на создание в Москве обители молитвы, труда и милосердия. Задуманное ею учреждение должно было представлять собой нечто среднее между монастырем и учреждением сестер милосердия и именоваться в честь Св. Марфы и Марии.

Марфо-Мариинская обитель милосердия начала свою деятельность 10 февраля 1910 г., руководствуясь временным уставом. Она располагалась в четырех зданиях обширной усадьбы с садом и включала больницы для бедных женщин и детей на 25 кроватей, больницы-убежища для чахоточных бедных женщин на 18 кроватей, амбулатории для бедных, в которой имелись хирургический, два терапевтических и гинекологический кабинеты и аптеки.

Помимо «крестовых», т. е. посвященных сестер, в Марфо-Мариинской обители милосердия существовали и разряды испытуемых сестер и учениц. В обитель принимались физически здоровые вдовы и девицы православного исповедания не моложе 21 года и не старше 40 лет, желавшие посвятить свою жизнь служению Богу и ближним.

Повседневное одеяние сестер представляло собой глухое серое бумажное платье с белыми манжетами (для воскресных и праздничных дней – белое бумажное). «Крестовые» сестры носили белые апостольники монашеского покроя и серые шерстяные покрывала.

На сестер возлагались различные послушания: церковное, медицинское, просфорное, аптечное, рукодельное, по хозяйству, по закупке материалов, школьное, по уборке помещений и т.д.

Одним из главных послушаний было посещение бедных и больных в их жилищах и оказания им как медицинской, так и материальной помощи. Кроме больниц и амбулатории, медицинские сестры работали в домах малоимущих горожан. Наряду с медицинской помощью, они исполняли работу по хозяйству и по уходу за детьми, заменяя больного члена семьи.

Великая княгиня Мария Павловна – сестра милосердия

Великая княгиня Мария Павловна младшая была внучкой «царя-освободителя» Александра II и дочерью младшего брата Александра III — великого князя Павла Александровича от его первого брака с греческой принцессой Александрой.

За морганатический брак с О. В. Пистолькорс великий князь Павел Александрович был не только лишен всех воинских званий, но и выслан за границу. Заботу о детях полностью взял на себя московский генерал-губернатор великий князь Сергей Александрович и его супруга Елизавета Федоровна (дядя и тетя Марии и Дмитрия). В 1908 г. великая княжна стала супругой шведского кронпринца Вильгельма. Однако брак оказался несчастливым; супругов не сблизило даже рождение сына Леннарта.

В 1913 г. Мария приехала в Россию вместе с маленьким сыном на торжества в честь 300-летия Дома Романовых. Вскоре она покинула мужа, и император Николай II именным указом подтвердил факт развода в Августейшем семействе.

Грянувшая в августе 1914-го Великая война зародила в Марии Павловне желание отправиться сестрой милосердия на фронт вслед за полком, где служил ее брат.

Поскольку в то время не существовало курсов медицинских сестер при Обществе Красного Креста, была достигнута договоренность о том, что Мария Павловна станет получать практические навыки в одной из городских больниц. Каждое утро она приходила туда, а вечером посещала лекции лечащих врачей. Будучи единственной обучающейся, занималась она индивидуально, быстро сдала экзамен и получила свидетельство, разрешающее носить форменную одежду.

Отправиться на фронт оказалось возможным благодаря принцессе Елене, сестре сербского короля Александра, которая занималась организацией полевых госпиталей, содержание которых она и семья ее мужа предполагали взять на себя. Елена предложила отправиться на фронт с одним из этих госпиталей. Муж Елены, как и брат Марии Дмитрий, был офицером-кавалергардом, а госпиталь отправлялся на тот участок фронта, где сражался их полк.

Местом дислокации оказался Инстенбург, где в здании школы разместили госпиталь. Вскоре был получен приказ об эвакуации в связи с наступлением немецких войск. За работу в день отступления из Инстенбурга Мария Павловна была награждена медалью Св. Георгия.

По возвращении в Санкт-Петербург она сразу приступила к работе в больнице Красного Креста, в которой проходила обучение. Отделение Красного Креста, к которому была прикреплена Мария Павловна, устроил большой госпиталь в тылу, куда ее и назначили старшей сестрой милосердия. Госпиталь представлял собой достаточно крупную организацию – 25 сестер, пять врачей, управляющий и 80 санитаров. Госпиталь мог принять 250 раненых, позднее число их увеличилось до 600. Госпиталь направили в Псков и разместили в церковно-приходской школе. На протяжении двух с половиной лет, вплоть до 1917 г., Мария Павловна добросовестно работала в псковском военном госпитале.

© Государственный музей-заповедник Царское Cело. Правила использования материалов сайта