RUS / ENG На главную
Поиск по сайту
Гостевая книга Карта сайта
Екатерининский дворецЕкатерининский паркАлександровский дворецАлександровский парк

ВОЗВРАЩЕНИЕ МУЗЕЯ
В АЛЕКСАНДРОВСКИЙ ДВОРЕЦ

Автор: старший научный сотрудник
Г.В. Семёнова

После передачи в ГМЗ «Царское Село» дворец заслуженно приобрел статус особо ценного объекта культурного наследия народов Российской Федерации. Ценностные характеристики здания наиболее полно позволяет раскрыть музейное использование. Фасады и созданные архитекторами Дж. Кваренги и Р. Ф. Мельцером интерьеры до настоящего времени в основном сохранили свой исторический облик, так что стены дворца сами по себе являются историческим мемориалом, свидетелем прошлого. Музейная экспозиция может еще более усилить историко-культурное значение памятника и всесторонне показать его богатый историко-культурный потенциал.

Свидетельством того, что Александр I мечтал о возвращении в Александровский дворец, является распоряжение о ремонте и поновлении росписей в интерьерах, которое в 1809 г. выполнили архитектор Л. Руска и художник Дж.-Б. Скотти. Монарх придирчиво осматривал свои апартаменты, заставляя Скотти снова и снова переписывать плафоны и стены, украшая их военными трофеями, барельефами, архитектурными фигурами, орнаментами и цветами (см. Приложение I).

В 1866 г. дворец был предоставлен наследнику цесаревичу Александру Александровичу, будущему императору Александру III. До 1881 г. его семья проводила здесь летние месяцы. В Александровском дворце родился его старший сын, впоследствии император Николай II, и его брат Георгий. В 1889 г. состоялось первое знакомство с Александровском дворцом принцессы Алисы Гессен-Дармштадтской, будущей супруги Николая II.

Именно в Александровском дворце содержали императорскую семью под арестом с марта до августа 1917 г. В заключении оказались и преданные придворные и служащие. В числе этих достойнейших людей можно назвать дядьку наследника матроса К. Г. Нагорного, камердинеров А. А. Волкова, Т. И. Чемодурова; повара И. М. Харитонова, лакеев И. Д. Седнева и А. Е. Труппа; нянь детей и горничных – А. С. Демидову, А. А. Теглеву, Е. Н. Эрсберг, Романову, А. Я. Уткину, камер-юнгфер М. Ф. Занотти и М. Г. Тутельберг; докторов Е. С. Боткина и В. Н. Деревенко, гоф-лектрису императрицы и учительницу детей Е. А. Шнейдер, учителей Ч.-С. Гиббса (впоследствии архимандрита Николая) и П. Жильяра, фрейлин – графиню А. В. Гендрикову и баронессу С. К. Буксгевден, гофмаршала князя В. А. Долгорукова, генерал-майора свиты Его Величества И. Л. Татищева. По решению Временного правительства ночью 1 августа 1917 г. (по ст. ст.) заключенные были тайно увезены отсюда в Тобольск и затем в Екатеринбург.

С началом войны музейное имущество было эвакуировано и по возвращении из эвакуации его передали в Центральное хранилище пригородных дворцов-музеев Ленинграда (ЦХ), а в 1956 г. – в Павловский дворец-музей. В последующие годы часть предметов была передана в Екатерининский дворец и в другие музеи (см. Приложение I).

В начале 1990-х гг. начал обсуждаться вопрос о возвращении дворца в музейную сферу[7]. В 1997 г. здание еще полностью принадлежало военному ведомству, но по инициативе ГМЗ «Царское Село» здесь открыли выставку «Воспоминания в Александровском дворце» с участием других музеев. Лишь осенью 2009 г. его передали ГМЗ «Царское Село». Александровский дворец занял заслуженное место в системе музея-заповедника. После реставрационного ремонта в трех парадных залах большой кваренгиевской анфилады 23 июня 2010 г., в дни празднования 300-летия Царского Села, появились первые посетители.

Именно здесь 12 июня 1796 г. был устроен первый парадный прием для императрицы, посетившей Александровский дворец в сопровождении свиты. Впоследствии в этих залах устраивались парадные приемы, завтраки, обеды и ужины в воскресные и праздничные дни. В последнее воскресенье масленицы 1889 г. на ужине в Полукруглом зале (тогда он назывался Круглым) вместе с отцом и старшим братом присутствовала юная принцесса Алиса Гессенская. Николай II неоднократно принимал здесь многочисленные делегации депутатов Государственной Думы и представлявшихся ему лиц. Обилие свободного пространства позволяло организовывать для императорской семьи археологические выставки и выставки икон фирмы Оловянишникова, изделий Императорского фарфорового завода, выставки подарков эмира Бухарского. Здесь же состоялась первая персональная выставка художника Н. Рериха, на которой 16 января 1909 г. будущий знаменитый художник давал пояснения царственной чете. В канун Рождества здесь устанавливали иллюминированную рождественскую елку с вручением подарков придворной свите и офицерам конвоя. Здесь же проходили просмотры разнообразных фильмов – документальных, учебных и художественных. В конце 1916 г. на показе документальных лент о Великой войне, снятых кинематографистами России, Франции и Великобритании, присутствовали члены дипломатического корпуса и военных представительств этих государств. 1 августа 1917 г. через балконную дверь Круглого зала царская семья в присутствии А. Ф. Керенского под конвоем в последний раз покинула Александровский дворец.

Основу современной экспозиции Полукруглого, Бильярдного и Портретного залов составляют находившиеся здесь музейные предметы. Их убранство окончательно сложилось во время Николая II и включает многие предметы из наследия предшествовавших владельцев.

Убранству Портретного зала придают исторический облик парадные портреты Екатерины II А. Рослина, Николая I со свитой и его сыновей работы Ф. Крюгера (1840-е), канделябры французской работы с фигурами Орфея и Эвридики, а также японские вазы перегородчатой эмали cloisonné, подаренные Николаю II японским принцем Котохито Кан Ин в 1916 г. Богатую коллекцию китайского фарфора, находившегося в этом интерьере, сегодня представляет лишь один сохранившийся предмет – фарфоровая ваза XVIII в. с глазурью под «селадон».

В дальнейшем при проведении реставрационных работ предполагается воссоздание утраченных во время войны дверей красного дерева, зеркального дверного портала (1845, арх. В. П. Стасов), паркета в Полукруглом зале.

Параллельно большой анфиладе расположены два зала Собственной Царскосельской императорской библиотеки и Угловая гостиная (первоначально – Бильярдный зал), образующие малую парадную анфиладу. Их стены в 1902 г. были облицованы искусственным мрамором по повелению Александры Федоровны и сохраняют эту отделку до настоящего времени. Через них осуществлялась связь личных апартаментов с большой парадной анфиладой Александровского дворца и Собственным подъездом. Они также входили в довоенную экспозицию.

На месте личных апартаментов Николая II первоначально находились жилые запасные комнаты Свитской половины, которые в 1895 г. заняла императорская семья, и двусветный Концертный зал, переделанный в 1902 г. под кабинеты их величеств. Обе половины личных апартаментов, мужская и женская, объединялись в компактную группу интерьеров посредством Большого и Малого коридора и Угловой гостиной. Во втором этаже над ними помещались комнаты Детской половины.

Переделка апартаментов для императорской четы, приуроченная к рождению великой княжны Ольги Николаевны (3 ноября 1895 г.), была выполнена за очень короткий срок. В конце весны 1895 г. оформились детали проекта, а к осени того же года новую архитектурно-художественную отделку по проекту архитектора Р. Ф. Мельцера[11] получили пять интерьеров: Кабинет (Сиреневый) и Приемная (Палисандровая) Ее Величества, императорская Спальня и Столовая, которая вскоре стала использоваться как Приемная Николая II, а также Кабинет Его Величества (впоследствии назван Старым, или Рабочим, кабинетом)[12]. На половине императрицы все работы были завершены в 1895 г., начатую тогда же отделку комнат императора закончили на следующий год. Все мебельные и отделочные работы были исполнены фабрикой «Торгового дома “Ф. Мельцер”». Первый заказ на отделку комнат императрицы и изготовление мебели для них с условием исполнения в сентябре-октябре был размещен 24 июня 1895 года[13]. На счете за выполненные работы на общую сумму 93 867 руб., поданном Р. Ф. Мельцером, его рукою сделана пометка о выполнении условия: «Срок исполнения главных вышеозначенных работ, включая составление рисунков, шаблонов и моделей, — 2 ½ месяца»[14].

Резная филенчатая панель, как и вся мебель, была окрашена белой эмалевой краской под слоновую кость. Стены обтянули однотонной сиреневой шелковой материей «полосатой» структуры, что придавало особый мерцающий фон для обстановки, такой же тканью, но украшенной мелкими букетами и гирляндами цветов, обтянули мебель. По рисунку изготовили большой камин с зеркалом и резной этажеркой над ним, с мраморной облицовкой и изразцами вокруг топки, и каминным экраном из трех частей с зеркальными стеклами с фацетом. Живописный фриз с ирисами по верху стен написал художник Н. А. Александров.

Отделка, меблировка и обтяжка тканью Палисандровой приемной императрицы, выполненная одновременно с Сиреневым кабинетом, обошлась в 19 299 руб. Здесь была выполнена по рисунку облицовка панелей с полкой на кронштейнах и мебель из полированного палисандрового дерева с инкрустациями, «камин высокий с этажерками и зеркалами, с мраморною облицовкою и ступенью», наличники на окна и двери. Из мебели отметим несколько диванов, в том числе два дивана «dos-à-dos», большие восьмигранный и овальный столы, этажерка-стол и этажерка-шкафик у камина, ширму, рояль с этажеркой для нот и два плато для растений[17].

В 1896 г. закончили интерьер, отделанный по проекту архитектора Н. И. Рошефора, – Уборную государя, или Мавританскую бассейную (по основному назначению – ванная комната). Меблировка бассейной, столярные работы (панель и плафон дубового дерева под воск в передней части комнаты перед окнами, а в отделении бассейна – плафон кленового дерева под воск), а также другие работы на сумму 19 978 руб. были исполнены фирмой Мельцера по личному заказу графа Рошефора[20], оборудование бассейна изготовлено на Санкт-Петербургском механическом заводе.

В 1902 г. по проекту архитектора Р. Ф. Мельцера проводились работы по строительству, отделке и меблировке кабинетов Их Величеств (известны как Парадный кабинет Николая II и Кленовый кабинет императрицы), Малого коридора между ними, а также комнат Детской половины во втором этаже. Эти интерьеры были созданы на месте перестроенного Концертного зала. В РГИА сохранились проектные планы Р. Ф. Мельцера, выполненные в 1902 г., на которых обозначены эти кабинеты с коридором между ними и антресоли.

  

Так, Санкт-Петербургская фирма по обработке мрамора К. О. Гвиди выполняла распиловку, обработку, полировку и установку на антресоль в Парадном кабинете трех колонн круглых, четырех стенных полуторных и двух полупилястр из мрамора (они сохранились), мрамор для которых был приобретен от Nassauishee Marmorwerke[23]. Отдельно для этих колонн изготавливались бронзовые чеканные капители и фигурные накладки. Для Парадного кабинета были получены «1 выставочный камин» и 130 кафелей с орнаментом и гладких для камина-печи из Вены от изготовителя Wienerberger Ziegelfabriks und Bau-Geselshaft[24].

В Кабинете императрицы мебель и антресоль с лестницей сделали из полированного серого клена[26], отсюда и происходит название этой комнаты, предназначавшейся для занятий рисованием. Изготовление отделки и балюстрады антресоли с аркой стоило 9 000 руб., лестница к ней – 3 450 руб. Фирмой Мельцера также был выполнен лепной плафон с карнизом за 4 500 руб. в Кабинет Ее Величества. Белые лепные рельефы с изображением кустов роз, ветви которых обрамляли плафон, дверные и оконные проемы, живописно выделялись на фоне бледно-розовых[27] стен.

По повелению Ее Величества, первоначально предполагавшийся круглый диван из двух частей в процессе работ был переделан в общий, а вместо угловой круглой печи из белых изразцов изготовили шкаф с этажеркой, со стенками и дверцей из зеркального стекла[28]. Предусмотрены были даже такие мелкие работы, как обшивка медвежьей шкуры на пол сукном с выстилкой под цвет ковра.

Кабинеты их величеств разделялись коридором (его называли Малым в довоенной экспозиции), который служил продолжением старого коридора в этой части дворца. Здесь выполнили деревянную отделку стен (сохранилась) и плафона под окраску. Филенки на стенах затянули зеленой материей и сделали из нее же две зеленые драпировки[29]. Стену внизу на всем протяжении, включая Большой коридор, отделали панелью розоватого цвета с рисунком из искусственного мрамора, снятого со стен Концертного зала при перестройке согласно пожеланию Николая II. В том же 1902 г. для него изготовили четыре дивана-оттоманки, обитых коврами, для освещения в нишах-простенках установили четыре серебряных стенных бра, с гранеными колпаками из хрусталя.

Рядом с полотном П. Дядина находились картина Н. К. Рериха «Заморские гости», картины Р. Ф. Френца, акварели с охотничьими сюжетами В. М. Васнецова, Ф. А. Рубо и В. И. Сурикова. На их фоне выделялись две работы И. Е. Репина – портрет Федора Никитича Романова и сюжетно связанная с ним композиция «Инок Филарет в заточении в Антониево-Сийском монастыре» (в описаниях интерьера упоминается как «Застенок»), а также портрет Иоанна Кронштадтского. Далее, в Малом коридоре, находилась серия акварелей Н. Н. Гриценко, принимавшего участие в этом путешествии, с изображением фрегата «Память Азова», картины («Три крейсера в море» и «Яхта Штандарт» М. Ткаченко, «Императорская охота» Р. Ф. Френца), серии акварелей с архитектурными видами Московского Кремля и окрестностей Москвы О.-Ж. Кадоля и видами Невы Ж.-Ф. Тома де Томона.

Здесь же, в коридоре, находился лифт, соединявший личные императорские апартаменты с комнатами Детской половины во втором этаже. Детские комнаты в 1902 г. пополнились новыми помещениями, вновь устроенными на месте Концертного зала и соседними. Эти комнаты изображены в проектном плане Р. Ф. Мельцера 1902 г.

В перспективе предстоит комплексная реставрация здания с приспособлением под музейную экспозицию историко-мемориального характера в соответствии с концепцией ГМЗ «Царское Село». Под постоянную экспозицию отводятся большая парадная анфилада, два зала библиотеки, личные апартаменты семьи Николая II. Спальня цесаревича Александра Александровича и Марии Федоровны и некоторые комнаты Детской половины: Игральная, Спальня и Учебная наследника Алексея Николаевича, Уборная и две Спальни великих княжон с рядом прилегающих помещений) должны войти в постоянную экспозицию выставочного характера. Временные выставки можно устраивать в части апартаментов Николая I и в ряде комнат второго этажа, включая Карельскую гостиную.

Восстановление исторических служебных помещений, находившихся в 1-й и 9-й выставочных комнатах, в настоящее время нецелесообразно ввиду отсутствия иконографических материалов. В то же время они сохранили объемно-пространственное решение Дж. Кваренги (как и соседние комнаты), а одна из них – роспись плафона 1809 г. работы Дж.-Б. Скотти. Они могут быть включены в экскурсионный маршрут без ущерба для целостности восприятия, при условии устройства в них экспозиции исторического характера (например, гардеробных) и размещения соответствующего оборудования.

По данным предвоенной инвентаризации, собрание Александровского дворца, насчитывало 30 382 музейных предмета, в том числе около 20 тыс. книг. В начале Великой Отечественной войны они были частично эвакуированы. По предварительным сведениям, установленным по материалам ГМЗ «Царское Село», из Александровского дворца-музея всего эвакуировано около 2 037 предметов, за исключением коллекции редкой книги (см. Приложение II). При послевоенной инвентаризации было установлено число в 6 212 предметов из Александровского дворца, включая собрание редкой книги и сохранившиеся не эвакуированные предметы[34], которые находились в ЦХ. Из них в настоящее время в ГМЗ «Царское Село» находится 491 предмет, поступивший в основном из Павловска. В результате собирательской работы в музей продолжают поступать исторические предметы Александровского дворца. Так, в 2011 г. из музея Государственного академического центрального театра кукол им. С. В. Образцова на постоянное хранение в ГМЗ «Царское Село» был передан детский кукольный театр Guignol наследника Алексея Николаевича, находившийся ранее в Игральной комнате Детской половины. В числе последних поступлений – акварельный портрет Александры Федоровны работы ее сестры Елизаветы Федоровны, подносное блюдо, происходящие из личных апартаментов Николая II. Наиболее крупное приобретение – картина Ф.-Л. Кателя «Прогулка в Палермо», находившаяся в Бильярдном зале большой парадной анфилады Александровского дворца.

По сведениям, предоставленным ГМЗ «Павловск», в другие музеи и по разным причинам выбыло 468 исторических предметов Александровского дворца, находившихся в ЦХ. По словам В. А. Беланиной, выдачи происходили в порядке дружеской помощи периферийным музеям и в порядке взаимообмена экспонатами с крупными музеями на основании разрешения вышестоящих инстанций[35]. В подобном дружеском сотрудничестве в настоящее время нуждается ГМЗ «Царское Село». От успешного решения задач приспособления под музейные цели и наполнения экспозиции исторически находившимися здесь предметами напрямую зависит будущее Александровского дворца.

 

Приложение 1

Счет Дж.-Б. Скотти за выполненные в 1809 г. живописные работы
в Александровском дворце[36].

23 сентября 1809 г. главноначальствующий Гофф-интендантской конторы обер-гофмейстер А. А. Тарсуков предложил «щет, поданный к нему от мастера живописного художества Скоти за свидетельством г-на статского советника архитектора и кавалера Руско, по коему следует выдать за исправленные в Царском Селе в Александровском дворце живописные работы по условленной им с <… > Руско цене, а именно:

за сделание в парадном покое[37] при первом входу живописного исторического блафона, состоящего из фигур и разных трофей, равно и барельевов в натуральной величине, разных архитектурных орнаментов в перспективу с богатою декорациею и компартиментами в стенах, в арках разных орнаментов, фестон и корон, над дверьми украшений с декорациями между коринфскими пилястрами и на стенах мрамора живописной работы и фризов 1900 рублей; за поправление в другой комнате всей живописи в блафонах и в стенах 75 рублей; за поправление в трех комнатах блафонов и перекраску стен 75 рублей; за крашение в столовой комнате[38] голубым цветом, за сделание большого фриза с фигурами, орнаментами и барельефами, сверх хоров фриза, расписание блафона и раскрашение под мрамор стен 600 рублей; за украшение в комнате со сводами[39] на римский вкус разными барельефами из мифологии с архитектурными компартиментами, разными характерными орнаментами, в сводах же и карнизе разными фризами фальшивого мрамора 900 рублей; за расписание большой галереи, разделанной в три салона[40] на парижский вкус, цветами бронзовыми с золотом и переменою барельефов 1525 рублей; в опочивальне[41] Их Императорских Величеств за росписание фризов, пилястр, карнизов с разными орнаментами 400 рублей; за росписание в комнатах Ея Величества: в проходной в баню блафона, фриза и за раскрашение стен 175 рублей, в туалетной[42] блафона и разных орнаментов на греческий вид 300 рублей; библиотека[43] померанцевым цветом с золотым фризом и разными орнаментами на вид парижской 400 рублей; в кабинете[44] блафона светло-зеленого с разными композициями вольных художеств и арнаментами 450 рублей, в кабинете[45] фриза из разных фигур и орнаментов бронзового цвета 400 рублей; за росписание в кабинете [46] Его Императорского Величества по приказанию Его Величества блафона, трофей, барельевов, орнаментов и стен голубыми цветами с разными украшениями 300 рублей; да раскрашение комнаты подле вышеписанных разными фризами и орнаментами на вид бани 300 рублей, да перекрашение комнаты секретарской[47] с орнаментами 300 рублей, за переделку оной комнаты по повелению Его Величества разными орнаментами, архитектурными фигурами, барельефами, военными трофеями в блафоне и на стенах 500 рублей; да украшение передней комнаты[48] разными порезками в блафоне и на стенах 100 рублей; за раскрашение двух больших коридоров[49] порезками на плафонах и стенах перистилей по 100 рублей; 200 рублей за крашение передних комнат: при входе к Ея Величеству одной 20 рублей, двух коридоров гранитом по 30 рублей всего 60 рублей, с парезками одной комнаты 20 рублей; просто пять комнат по 20 рублей – 100 рублей.

Итого 9 тысяч 100 рублей… По справкам же оказалось означенному мастеру Скотти в минувших июне и августе <…> по учиненному в сей конторе определению выдано от расходу оной денег 4 тысячи рублей.

И по Указу Его Императорского Величества Гофф-интендантской конторе определили: …живописному мастеру Скотти за исправленные им в Царском Селе в Александровском дворце разные живописные работы в полную приходящую к выдаче сумму 9100 рублей. Ныне достальные 5100 рублей выдать от расходу конторского из суммы, ассигнованной на поправление в Царском Селе Александровского дворца и делание вновь Террасы[50]». Подписи: Тарсуков и др.

 

РГИА. Ф. 470. Оп. 5. 1809 г. Д. 980. Л. 152–153 об.

Приложение 2

Сведения о музейных предметах из экспозиции Александровского дворца,
эвакуированных в 1941 г. и в составе ЦХ в 1956 г. переданных
в Павловский дворец-музей (по материалам ГМЗ «Царское Село»)

 

 

 

Эвакуировано и в составе ЦХ в 1956 г. передано в ГМЗ «Павловск»

 

Из них в настоящее время находятся:

В ГМЗ

«Павловск»

В ГМЗ

«Царское Село»

Передано в другие музеи[51]

 

Всего предметов:

2037

1078

491

468

 

Из них в 1941 г. находилось в экспозиции Александровского дворца:

 

 

 

36

 

 

 

18

 

 

 

18

 

 

 

0

1

Полукруглый зал

2

Бильярдный зал

54

45[52]

9

0

3

Портретный зал

23

8

15

0

4

Зал с горкой

46

35

11

0

5

Церковь

50

27

1

22

6

Библиотека (3 зала)[53]

84

77

4

3

7

Угловая гостиная

44

33

11

0

8

Парадный кабинет

191

106

28

57

9

Гардеробная и Камердинерская

341

6

321

14

10

Мавританская бассейная

32

22

6

4

11

Рабочий кабинет

150

136

5

9

12

Приемная Николая II

41

28

9

4

13

Большой и Малый коридор

62

29

6

27

14

Гардеробная, Туалетная, Ванная и Камер-юнгферская

212

208

3

1

15

Спальня

328

59

3

266

16

Сиреневый кабинет

114

60

10

44

17

Палисандровая приемная

77

67

8

2

18

Кленовый кабинет

132

101

19

12

19

в других залах

20

13

4

3



[1] Автор выражает благодарность И. К. Ботт за весьма важные замечания, сделанные в процессе подготовки статьи к публикации.

[2] Ботт И. К. Г. К. Лукомский – хранитель царскосельского прошлого // Хранители: XI Царскосельская науч. конф. СПб., 2005; Ходасевич Г. Д. Во дворце, трактуемом как музей. Г. К. Лукомский в Царском Селе // Там же.

[3] Семенова Г. В. Всеволод Яковлев // Архитекторы об архитекторах. СПб., 2000. С. 68–77.

[4] Лукомский Г. К. Краткий каталог музея Александровского дворца. Пг., 1918; Он же. Царское Село. Описание дворцов, сада и павильонов. Мюнхен, 1923; Яковлев В. И. Александровский дворец-музей в Детском Селе (бывш. жилище Романовых). Л., 1927; Он же. Александровский дворец-музей в Детском Селе. Убранство (вместо каталога). Л., 1928.

[5] Более подробно о послевоенной реставрации см.: Семенова Г. В. Александровский дворец. История строительства и реставрации. Историческая справка. 1990 // Архив КГИОП. П. 226–68. Н-3215; Она же. Александровский дворец в Царском Селе // Памятники истории и культуры Санкт-Петербурга: исследования и материалы. Вып. 5. СПб., 2000. С. 71–74; Она же. Александровский дворец. История // Реликвия. 2011. № 24. С. 42, 43.

[6] О деятельности Н. Н. Белехова см.: Коломийцева О. М., Леонтьев А. Г., Петрова М. А. «Успеть поработать для вечности…». СПб., 2010.

[7] Новиков Ю. В., Семенова Г. В. Концепция воссоздания Александровского дворца в г. Пушкине // Архитектура Петербурга: Материалы исследований: В 2 ч. СПб., 1992. Ч. 2. С. 133–140.

[8] Семенова Г. В. Итальянские мастера и мотивы в архитектуре Александровского дворца // Россия — Италия. Общие ценности: XVII Царскосельская науч. конф. СПб., 2011. С. 447–451.

[9] Рогатнев А. С. Фигуры Газенбергера // Четвертая Царскосельская конференция. Александровский дворец. СПб., 1998. С. 34.

[10] Кучумов А. М. Статьи, воспоминания, письма. СПб., 2004. С. 190–199.

[11] Архитектор Р. Ф. Мельцер и его брат, коммерции советник Ф. Ф. Мельцер были совладельцами торгового товарищества под названием «Торговый дом мебели “Ф. Мельцер”» с магазином на углу Невского пр. и Большой Морской ул. и мебельно-столярной фабрикой (наб. реки Карповки, 27). Эта фирма была учреждена в 1894 г. на основе мебельной мастерской «Мельцер Ф. и К°», и носила имя главы семейства, основателя семейного предприятия Ф. А. Мельцера. В 1894 г. он отошел от дел, а совладельцами вновь учрежденного товарищества стали его жена С. Х. Мельцер и сыновья. То, что совладелец успешного и широко известного предприятия Р. Ф. Мельцер одновременно был его художественным руководителем и практикующим архитектором, – уникальный факт, однако именно это способствовало процветанию фирмы, где зачастую размещались заказы первых лиц страны.

[12] Названия приведены по архивным документам, в скобках – названия комнат музейной экспозиции 1918–1941 гг. по книгам В. И. Яковлева 1927–1928 гг. и учетным документам.

[13] ЦГИА. Ф. 1265. Оп. 1. Д. 7. Л. 30–37.

[14] Ботт И. К. Царскосельская мебель и ее коронованные владельцы. СПб., 2009. С. 238 ; РГИА. Ф. 487. Оп. 8. Д. 6444. Л. 38–4 об.

[15] Стол не был эвакуирован, его сохранил А. М. Кучумов, подобрав в обезображенном виде в 1944 г. В настоящее время находится в экспозиции Сиреневого кабинета.

[16] РГИА. Ф. 487. Оп. 8. Д. 6444. Л. 45 об., 47–48.

[17] ЦГИА. Ф. 1265. Оп. 1. Д. 7. Л. 32 об.–34; РГИА. Ф. 487. Оп. 8. Д. 6444. Л. 49.

[18] ЦГИА. Ф. 1265. Оп. 1. Д. 7. Л. 41.

[19] Там же. Л. 65, 66, 86 об., 92 об., 96, 124.

[20] Там же. Д. 10. Л. 33 об.–34 об., 66–68

[21] Там же. Л. 70.

[22] РГИА. Ф. 487. Оп. 5. Д. 1967. Л. 4. Этот документ позволяет уточнить дату окончания работ. Автор выражает благодарность Т. М. Бутыриной за помощь в выявлении весьма ценных материалов.

[23] РГИА. Ф. 487. Оп. 21. Д. 465. Л. 24, 37–38. Мрамор заказывался повторно, поскольку первоначально полученные блоки не соответствовали проектным размерам. В документах фирмы Мельцера причины перерасхода на мрамор, его доставку и обработку колонн объяснялись тем, что «затруднение добыть красивого узора монолита необходимой величины, согласно утвержденному образцу, произвело большое непредвиденное увеличение стоимости мрамора и задержку в его доставке, вследствие чего и провоз и обработка обошлись гораздо дороже». Об этом см.: РГИА. Ф. 487. Оп. 5. Д. 1967. Л. 3-4.

[24] РГИА. Ф. 487. Оп. 21. Д. 465. Л. 27.

[25] ЦГИА. Ф. 1265. Оп. 1. Д. 33. Л. 18 об.–22; РГИА. Ф. 487. Оп. 5. Д. 1967. Л. 36–36 об.

[26] ЦГИА. Ф. 1265. Оп. 1. Д. 33. Л. 18 об.–22.

[27] Савицкая А. В. Александровский дворец-музей и парк в г. Пушкине. Л., 1939. С. 34; Анциферов Н., Рындина О. Детское Село. М., Л. 1927. С. 73. Светлый клен мебели, блеклый розоватый тон стен, лепные орнаменты стилизованных роз, модерн во вкусе Studio.

[28] РГИА. Ф. 487. Оп. 5. Д. 1967. Л. 8, 38, 39.

[29] Там же. Оп. 21. Д. 465. Л. 77–78.

[30] Гузанов А. Н. Подносные блюда Николая II и русский стиль начала XX века // Четвертая Царскосельская конференция. Александровский дворец. СПб., 1998. С. 53.

[31] РГИА. Ф. 487. Оп. 21. Д. 465. Л. 83.

[32] Там же. Л. 32: Мельцеру адресован счет-фактура от 22 августа1902 г. «Meissner–Ofen Fabriks Niederlage “Knapp & Simmel”». В счете указано: «2 Stuck Meissner Kachelofeu: glasur 32 altgrun, glasur 55 reseda, 150 glatte Kachelu glasur 55 reseda, 100 glatte Kachelu, glasur 32 altgrun, 10 meter Yries gemalt Kirschen – muster am 108» .

[33] Бутырина Т. М. С. А. Данини. Устройство половины наследника цесаревича Алексея Николаевича в Александровском дворце// Россия — Италия. Общие ценности: XVII Царскосельская науч. конф. СПб., 2011. С. 142–153.

[34] В их числе, например, бюст Аполлона Бельведерского и большая надкаминная ваза из Бильярдного зала.

[35] Беланина В. А. Центральное хранилище музейных фондов пригородных дворцов Ленинграда // Хранители. XI Царскосельская науч. конф. СПб., 2005. С. 462, 463.

[36] При подготовке к публикации в документе проставлены знаки препинания, суммы написаны цифрами, полужирным шрифтом выделены названия комнат для более удобного восприятия текста. В сносках даны более поздние исторические названия. Сведения из этого документа частично опубликованы: Семенова Г. В. Архитектурно-художественная отделка парадной анфилады Александровского дворца // Царское Село. На перекрестке времен и судеб: материалы XVI Царскосельской конференции. Ч. II. СПб., 2010.

[37] Концертный зал, где вся живопись была создана Скотти заново из-за замены потолочных балок, в т.ч. «живописный мрамор» на стенах.

[38] Большая галерея, перестроенная в 1843 г. под большой зал библиотеки.

[39] Зал с горкой.

[40] Три салона большой галереи - Полукруглый, Портретный и Бильярдный залы

[41] Опочивальня Александра I и Елизаветы Алексеевны, впоследствии – Большая Малиновая гостиная.

[42] Туалетная Елизаветы Алексеевны, с 1837 – Спальня Николая I и Александры Федоровны, в 1866 г. расширена на одно окно для цесаревича Александра Александровича и Марии Федоровны.

[43] Библиотека Александра I и Елизаветы Алексеевны, впоследствии – будуар Марии Федоровны.

[44] Второй Кабинет Александра I с выходом на крыльцо Цветочного сада, впоследствии Запасная комната, она же – Бильярдная, Учебная.

[45] В том же втором Кабинете Александра I, где «живопись на потолке и стенах вся снова» написана Скотти.

[46] Угловой, или Голубой, кабинет Александра I впоследствии входил в апартаменты Александры Федоровны, Голубая гостиная Марии Федоровны. В 1845 г. перегородкой была выделена часть помещения в одно окно для устройства Молельни в память великой княгини Александры Николаевны, принцессы Гессен-Кассельской.

[47] Впоследствии – Столовая апартаментов Александра III.

[48] Передняя, или вестибюль Полукруглого зала.

[49] Дубовый коридор, на стенах которого Скотти была изображена колоннада.

[50] Гранитная терраса, которую Л. Руска построил в 1809 г. в Екатерининском парке.

[51] По сведениям ГМЗ «Павловск», музейные предметы Александровского дворца были переданы в следующие музеи: 105 – в Государственный Эрмитаж, 100 – в Государственный музей истории религии и атеизма, 72 – в Государственный Русский музей, 53 – в Госфонд, 15 – в Новгородский музей-заповедник, 11 – в Государственный исторический музей, 8 – в Оружейную палату, 7– в Министерство культуры СССР для Пекина, 5 – во Владимиро-Суздальский музей-заповедник, по 4 предмета – в Горьковский историко-архитектурный музей и Приморскую краевую художественную галерею, 2 – в Кисловодский художественный музей им. Ярошенко, 2 – в Музей А. В. Суворова в Кончанском, 3 – в Новосибирскую картинную галерею, 1 – в Калининский областной музей, 1 – в Управление музеев Московского Кремля. 30 музейных предметов списано по различным причинам (реставрация и др.).

[52] Из них 21 предмет в настоящее время находится на временном хранении в экспозиции Александровского дворца.

[53] В число предметов не включены книги.

 

© Государственный музей-заповедник Царское Cело. Правила использования материалов сайта