RUS / ENG На главную
Поиск по сайту
Гостевая книга Карта сайта
Екатерининский дворецЕкатерининский паркАлександровский дворецАлександровский парк

ЭКЗОТИЧЕСКИЙ МИР БРОНЗЫ «BON SAUVAGE»

Автор: старший научный сотрудник,
хранитель коллекции «Металл» Т.В. Серпинская

Увлечение европейцев экзотикой насчитывает не одно столетие и как любое сложное культурное явление имеет самые разные причины и корни. Средневековая Европа в результате войн и крестовых походов открыла для себя мусульманский Восток. В XV – XVII веках, в эпоху Великих географических открытий, расширились представления жителей Старого света о новых материках и населяющих их народах. В дальнейшем, важную роль в стимулировании устойчивого интереса к теме экзотики играли археологические раскопки. Подчас конкретные исторические события и личности, свежие философские идеи и литературные новинки той или иной эпохи способствовали формированию пристрастия к необычной, по мнению европейцев, культуре других стран.

Одним из ярких проявлений интереса к экзотике в европейском декоративно-прикладном искусстве является комплекс произведений художественной бронзы с изображением темнокожих людей (негров и индейцев), получивший в научной литературе название «bon sauvage», что означает «добрый или благородный дикарь». Эти необычные по своей тематике изделия бронзы выпускались во Франции на рубеже XVIII и XIX столетий. Бронза «bon sauvage» составляет довольно большой круг предметов как в музейных, так и в частных собраниях. В основном это часы и осветительные приборы. По тематике сюжетных композиций бронза «bon sauvage» условно делится на три группы: первая – предметы с аллегорическими изображениями континентов – Африки и Америки, и их варианты; вторая – изделия, иллюстрирующие известные литературные произведения XVIII–XIX веков: «Робинзон Крузо» Д. Дефо, «Поль и Виргиния» Ж. А. Бернардена де Сен-Пьера, «Атала» Ф. Шатобриана; третья – включает вещи с сюжетными композициями бытового характера, представляющими чернокожих людей за различной работой.

Своим появлением изделия бронзы «bon sauvage» обязаны целому комплексу различных факторов. В первую очередь это открытие новых материков и островов Тихого и Индийского океанов. Процесс знакомства с природой и культурой аборигенных народов новых территорий стимулировал ввоз в Европу редких материалов, растений, животных, способствовал распространению кунсткамер и собраний этнографических редкостей. Кроме того, мореплаватели привозили на старый континент в качестве экзотического груза коренных жителей далеких земель. Экспедиции Дж. Кука и Л. Бугенвиля доставили в Англию и Францию живых островитян, которые были представлены аристократическому обществу того времени[1]. Процесс колонизации новых территорий вызвал с XVII века широкое распространение работорговли и вывоз африканских негров в Америку и Европу. В XVIII столетии в среде европейской аристократии и при королевских дворах складывается устойчивая мода на так называемую «декоративную» цветную прислугу. Вплоть до конца XVIII века европейцы видели в людях «черных» стран лишь «дикарей» – представителей примитивных народов, дешевую рабочую силу и экзотический товар[2].

Наиболее часто встречаемый в это время тип их изображений в произведениях живописи и декоративно-прикладного искусства это аллегорические композиции континентов.

Важную роль в восприятии мира экзотики европейцами сыграла философия эпохи Просвещения, в частности, одного из ее главных апологетов – Жан-Жака Руссо (1712–1778). Идеи этого знаменитого французского философа и писателя о путях развития цивилизации, о проблемах формирования и воспитания человека, его взгляды на необходимость гармоничного существования человеческого социума с миром природы подготовили европейцев к романтическому восприятию жителей далеких материков и островов. В их сознании образ «дикаря» в пренебрежительном смысле этого слова начинает сменятся идиллическим представлением о «благородном и добром дикаре» неиспорченном пороками цивилизации – естественном человеке, живущем в естественной среде.

Под воздействием идей Руссо находилось творчество многих писателей эпохи Просвещения, важнейшее место среди которых занимает личность Ж.-А. Бернардена де Сен-Пьера (1737–1814), друга Руссо. Его роман «Поль и Виргиния», изданный в 1787 году, стимулировал новую волну интереса к экзотической теме, воспринимаемой как романтико-идиллический образ рая на земле. Написанный в духе руссоистской утопии, роман представлял идеал счастливого семейства, живущего в согласии с добродетелью в райском уголке первобытной природы. Хотя негритянка Мария с о. Мадагаскар и негр Доминго из племени джолофов были лишь второстепенными персонажами романа (слугами главных героев), по мнению специалистов, популярность именно этого произведения послужила непосредственным импульсом к созданию декоративной бронзы с изображениями «благородных дикарей». Одни из лучших произведений этой бронзы выполнены на сюжет романа «Поль и Виргиния». Они представляют возвращение юных героев домой: когда «толпа беглых негров-невольников» принесла их из леса на носилках.

Роман «Поль и Виргиния» был одним из любимых произведений главнокомандующего французской республики Наполеона Бонапарта. Французская революция, вознесшая этого человека на вершину славы, круто изменившая судьбы множества людей и государств, сыграла также важную роль и в отношении европейцев к людям другого цвета кожи. В 1795 Бернарден де Сен-Пьер, будучи профессором республиканской морали высшего педагогического учебного заведения революционной Франции, в одном из своих публичных выступлений констатировал приход истинной морали, «которая потрясает два мира, возвещая королям и подданным, белым и черным: все вы люди!», выразив тем самым одну из важнейших идей нового революционного устройства общества[3]. Французская революция, постулировавшая гражданские свободы, всеобщее политическое равенство (в том числе и людей разных национальностей и рас), отменившая декретом Конвента работорговлю, поддерживала устойчивый интерес ко всему, что касалось коренного населения Африки, Америки и островов Океании.

Именно в эпоху Директории (1795–1799) создаются первые изделия бронзы «bon sauvage», популярность которых продолжится и в следующем столетии. Она будет поддержана возобновившейся модой на цветную прислугу и предметы искусства древних народов Африки, вызванной египетскими походами Наполеона, а также литературными новинками начала XIX века, прежде всего – публикацией в 1801 году новеллы Ф. де Шатобриана (1768–1848) «Атала, или любовь двух дикарей в пустыне» – романтического произведения, очаровавшего современников драматической историей любви индейца Шактаса и христианки Аталы, дочери испанца и индианки. На тему истории Шатобриана также создана прекрасная модель бронзы «bon sauvage». Композиция, венчающая корпус часов, представляет кульминационную сцену освобождения героя из плена, а полный трагических настроений сюжет барельефа на основании предмета, повествует о похоронах Аталы, которая, совершив самоубийство, выбрала путь долга и веры вместо пути любви и семейного счастья.

Иконография предметов бронзы с аллегорическими изображениями Африки и Америки находится всецело в русле традиционных изображений подобной тематики XVIII века. Женские сидящие фигуры, представляющие разные континенты, выполнены из патинированной бронзы. Они имеют различное одеяние и характерные для своего континента атрибуты. «Африка» – в набедренной повязке и тюрбане, иногда без головного убора, с копьем или луком в руках, с пантерой, львом или черепахой у ног. «Америка» представлена в юбке и короне из перьев, с украшениями в виде нитей жемчуга, часто с луком в руках и колчаном со стрелами, у её ног – крокодил. Наиболее эффектным изделием бронзы «bon sauvage», модель которого близка по своему характеру к аллегорическим изображениям, являются часы, представляющие нежно обнимающуюся пару островитян в идиллическом пейзаже с водопадом – «Обнимающиеся индеец и индианка». К этому же кругу предметов самого высоко уровня исполнения относится и редко встречающаяся модель часов с фигурой охотницы, символизирующей Америку, которую несут на паланкине четыре маленьких негра.

Предметы второй группы, выполненные по мотивам известных литературных произведений, являются наиболее оригинальными и интересными среди бронз «bon sauvage». К этой группе предметов относятся уникальные часы «Поль и Виргиния» (юных героев несут на паланкине четыре негра-невольника), созданные в 1802 году самым известным французским бронзовщиком эпохи ампира П.-Ф. Томиром по заказу Наполеона для подарка Бернардену де Сен-Пьеру, автору знаменитого романа.

Также интересны каминные часы, созданные на сюжет романа Даниэля Дефо «Робинзон Крузо», 1719.

Третий комплекс изделий наиболее обширен и чаще встречается в частных собраниях. Главным достоинством этой группы произведений бронзы является значительное разнообразие моделей. Например: «Негр катящий бочку», «Кормилица», «Матрос», «Негр, опрокидывающий мешок», «Торговец попугаями», «Садовник» и другие.

Довольно много французских бронзовщиков выпускало бронзу «bon sauvage» на рубеже XVIII – XIX веков. Но наиболее известным считается Жан-Симон Девербери (1764–1824), создавший лучшие, хрестоматийные, изделия с изображениями «добрых дикарей»: часы «Африка», «Америка» и «Обнимающаяся пара». Девербери изготавливал вещи по собственным проектам, часть которых находится в собрании Кабинета эстампов Национальной библиотеки Франции и датируется концом XVIII века. Работы Девербери отличает высокое качество исполнения и выразительный, эффектный вид.

Бронза «bon sauvage» с изображениями «добрых, благородных дикарей» явилась характерной чертой своей эпохи. Философия задала основную идею этой экзотической темы, революция придала ей особую остроту и свежесть звучания, а литература популяризировала ее, введя в круг наиболее известных литературных персонажей «добрых дикарей» – индейцев, инков, островитян, негров. Именно благодаря художественной литературе образ дикого, пугающего, примитивного «дикаря» адаптировался в одно из модных веяний великосветских салонов и гостиных, приняв различные обличия. Это – почти театральные по своему внешнему виду «комнатные арапы»; монументальные и величественные, аллегорические изображения Африки и Америки в окружении крокодилов и львов, взирающие с плафонов и шпалер; негры и мавры итальянской мебели, держащие кашпо для цветов, или различные светильники и, конечно же, «добрые дикари» бронзы «bon sauvage», украшавшие парадные апартаменты европейских резиденций и домашний мир экзотики состоятельных европейцев.

История экзотической бронзы «bon sauvage» не ограничивается прошлыми столетиями, вплоть до настоящего времени она вызывает живой интерес у музейных специалистов и коллекционеров. В собраниях отечественных и зарубежных музеев часы и осветительные приборы с изображениями «добрых дикарей» представлены немногочисленными экземплярами.

Одним из прекрасных образцов бронзы «bon sauvage» обладает Государственный музей-заповедник «Царское Село».

Часы с фигурой чернокожей охотницы, которую несут на паланкине четыре негритенка, относятся к исторической части коллекции: с 1820-х годов до 1941 года они находились сначала в Китайском зале, а затем в одной из комнат бывшей половины императрицы Екатерины II в южной части Большого Царскосельского (Екатерининского) дворца[4].

Часы являются аллегорией Америки и представляют фигуру индианки в юбке и короне из перьев, что характерно для подобных аллегорических образов встречающихся в живописи, на шпалерах, в книжной графике XVIII–XIX веков[5].

За основу фигуры Америки Ж. С. Девербери взял модель часов с Дианой-охотницей, известной с 1799 года, в которой богиня представлена сидящей в сходном ракурсе фигуры, с луком, колчаном, и с собачкой у ног[6]. Тема охоты в часах из коллекции Царскосельского дворца поддержана декором основания, выполненного в виде валторн, с мордами собак, головами оленей, кабанов и другой дичи.

Гораздо больше разнообразных произведений «bon sauvage» встречается в частных коллекциях. Наиболее полными собраниями, включающими почти все основные модели этой экзотической бронзы, обладают Паскаль Изарн (Париж) и частный музей Франсуа Дюсберга (Монс)[7].


[1] Л. А. де Бугенвиль. Кругосветное путешествие на фрегате «Будёз» и транспорте «Этуаль» в 1766,1767, 1768 и 1769 годах. М., 1961.

[2] К 500-летию открытия Америки // Каталог выставки. СПб., 1993.

[3] Бернарден де Сен-Пьер. Поль и Виргиния. М., 1962.

[4] Григорович Д. В. Царское Село. Опись предметам, имеющим преимущественно художественное значение. СПб., 1888. С. 76, № 38.

[5] Русские шпалеры. Петербургская шпалерная мануфактура. Сост.: Коршунова Т. Т., Л., 1975. С. 18, 19; илл. № 32–39.

[6] Niehueser Е. Die Franzoesische Bronzeuhr. Muenchen, 1997. P. 49.

[7] Schlumberger E. L’Heure exotique // Conneuissance des Arts, 1978, № 318. P. 30–37.

 

© Государственный музей-заповедник Царское Cело. Правила использования материалов сайта