RUS / ENG На главную
Поиск по сайту
Гостевая книга Карта сайта
Екатерининский дворецЕкатерининский паркАлександровский дворецАлександровский парк

ЖЕНСКИЕ ШЕФСКИЕ ВОЕННЫЕ МУНДИРЫ:
КУРЬЁЗ ИЛИ НЕОБХОДИМОСТЬ?

Автор: А.С. Рогатнев,
старший научный сотрудник,
хранитель коллекции «Мужской костюм»

Женщины-воительницы известны нам с древнейших времен. Более часто упоминаются они в средневековых хрониках. Так, Элеонора Аквитанская, супруга короля Франции Людовика VII, приняла участие во Втором крестовом походе, передвигаясь верхом на коне, одетая как мужчина. Хотя Элеонора никогда не участвовала в битвах с мусульманами, ее наплевательское отношение к приличиям заставило Папу запретить женщинам участие в Третьем крестовом походе в 1189 году. Другой, пожалуй, самой известной амазонкой Средневековья, стала Жанна Д’Арк. В эпоху Нового времени заслуживает упоминания Мери Лейси, которая в середине XVIII века прослужила 12 лет в Королевском флоте Великобритании. Во время наполеоновских войн – кавалерист-девица Надежда Дурова. И ее «сестры» с противоположной стороны: Мария-Тереза Фигёр, Виржиния Гескьер и Мария-Жанна Шеллинк[1].

Список амазонок XVIII–XIX столетий достаточно велик. Но для нас в свете заявленной темы больше интересны не собственно воительницы, променявшие «Kinder, Küche, Kirche, Kleider»[2] на дымные поля сражений, а венценосные особы, сменившие по примеру Элеоноры Аквитанской шелка и бархат на сукно, галун и эполеты.

  

Где впервые появился женский военный костюм? Вероятно, в той же стране, в которой впервые появился и единообразный мужской мундир, – в Англии. Именно там, в 1653 году открылся военный госпиталь, имевший в своем штате 29 женщин[3]. Сомнительно, чтобы женский персонал имел униформу в понятии XVIII или XIX века, но какое-то единообразие в одежде, несомненно, имело место. В XVIII веке мы видим уже вполне устоявшиеся мундирные комплекты у британских полковых дам. Кафтан, жилет, мундирная юбка, эполеты, треуголка – присутствуют все необходимые элементы военного костюма того времени. Обратимся к иконографическим источникам. На портрете леди Уорсли, жены командира Хемширского ополчения[4], четко определяются элементы военного костюма. Традиционный для британской армии красный мундир, на котором петлицы обшлагов и лацканов имеют традиционную же отделку галуном. Кроме отделки галуном на офицерский чин указывают эполеты и шляпа с пышным плюмажем. Такие же детали присутствуют на портрете леди Луизы Леннокс, жены командира 25-го пехотного полка[5], и на раскрашенной литографии, где на фоне лагеря изображена дама верхом и офицер.

В России впервые место и положение женщины в армии определялось в Уставе воинском 1716 года[6]. В марте-апреле 1787 года, по указу Г.А. Потемкина-Таврического, в Крыму была сформирована Амазонская рота[7]. Эта рота, несомненно, стала экзотическим, а не военным подразделением, и была распущена сразу после представления императрице Екатерине II. Что касается непосредственно обмундирования амазонок – юбки малинового бархата и спенсера зеленого бархата – это был всего лишь единообразный вариант праздничной одежды балаклавских женщин[8].

C января 1725 года, с того момента, как императрица Екатерина I приняла шефство над гвардейскими полками, все женщины, побывавшие на русском престоле, считали своим долгом поступать так же. Екатерина II пошла дальше своих предшественниц – она ввела шефские мундирные платья. Структуризация молодой империи и желание придать стране более регулярный, европейский вид ставили перед императрицей новые задачи. Одной из них стало исполнение церемониальных обязанностей по отношению к собственной гвардии[9]. В молодости Екатерина II выходила из затруднения достаточно просто – носила мужской мундир[10]. Но исполнение функций шефа собственной гвардии имело еще и международное значение, а ношение женщиной мужского костюма имело несколько маскарадный оттенок. Кроме того, возражения могли последовать и со стороны православной церкви. Результатом стало появление мундирных платьев. Женское платье шилось по моде того времени, но цветовое решение строго соответствовало расцветке мундиров гвардейских частей. Военную составляющую платья подчеркивало использование в отделке платьев мундирных пуговиц и офицерских галунов. В разное время для императрицы были изготовлены платья по форме пехотных гвардейских частей[11], Л.-гв. Конного полка, Кавалергардского корпуса и Военно-морского флота. Следует отметить различие в причинах появления платьев в России и в Великобритании. Если в Петербурге мундирные платья были неотъемлемой частью придворной и государственной политики, то в Лондоне стиль милитари в женской одежде был данью моде[12].

После смерти Екатерины II мундирные платья на время вышли из употребления. С некоторыми оговорками мы можем отметить только платье Марии Федоровны, жены императора Павла I. Она принимала деятельное участие в повседневной жизни Л.-гв. Гусарского полка и, хотя не была шефом, носила элементы гусарской формы. В царствование Николая I мундирные платья вернулись. Великая княгиня Ольга Николаевна в 1845 году была назначена шефом 3-го гусарского Елизаветградского полка. Вместе с шефством она получила право на мундирное платье. Новые образцы сильно отличаются от платьев Екатерины II. Прежде всего – изменился сам принцип построения костюма. Если в XVIII веке мундирным платьем становилось женское платье с элементами военного мундира, то в XIX столетии Ольга Николаевна получила настоящий мундир, адаптированный к особенностям женской фигуры. Шелк и бархат остались в минувшем веке, их заменило сукно. Юбка расшита галуном регламентированными венгерскими узлами. Появились непременные офицерские аксессуары: форменный кивер, гусарский пояс, лядунка с перевязью. Мы видим настоящий военный костюм. На протяжении следующего царствования мундирное платье вновь оказалось забыто. Необходимо отметить, что назначения женщин шефами продолжалось. В 1871 г. великая княгиня Мария Александровна стала шефом 14-го уланского Ямбургского полка. Известна и ее фотография в мундирном платье, но точно датировать изображение мы не можем. Мария Александровна была шефом ямбуржцев до 1907 года включительно, а уже с 1881 года практика пожалования мундирными платьями возобновилась.

В конце XIX – начале ХХ века мундирные платья получили достаточно широкое распространение. В императорской семье многие дамы стали шефами с правом ношения мундирного платья. Характерно, что право на мундир получали только родственницы императора. Полковые дамы довольствовались лишь элементами военного костюма. Принадлежность к обществу того или иного подразделения можно было отметить фрачным вариантом полкового знака на одежде. Другой вариант – использование в отделке верхней одежды «гусарских» узлов. В то же время в Германии полковые дамы в торжественных случаях могли носить мундирные платья, как и родственницы императора Вильгельма. Завершая краткое описание истории существования мундирных платьев, стоит отметить, что они существуют и в наше время в Великобритании.

Коллекция мундирных платьев ГМЗ «Царское Село» состоит из двух не равнозначных по объему частей. К первой части относятся предметы из гардероба Екатерины II – мундирные платья XVIII века. Вторая, большая часть, представлена мундирами начала ХХ столетия.

В фондах нашего музея сохранилось три комплекта мундирных платьев Екатерины II: Л.-гв. Измайловского полка (1766 г.), Кавалергардского корпуса (1766 г.) и Л.-гв. Преображенского полка (1782 г.)[13]. Ранние платья очень схожи по конструкции – с достаточно строгим силуэтом. Крой последнего (1782 г.) сделан таким образом, что силуэт выглядит как бы «размытым». Скорее всего, это связано с возрастными изменениями фигуры императрицы.

Вторая группа мундиров значительно больше. Прежде всего к ней относятся три комплекта, принадлежавших дочерям Николая II. Форма 13-го уланского Вознесенского Ее Императорского Высочества великой княжны Татьяны Николаевны полка представлена мундиром, уланской каской с султаном, погонами, юбкой амазонкой. Форма 3-го гусарского Елизаветградского Ее Императорского Высочества Великой Княжны Ольги Николаевны полка представлена двумя доломанами, фуражкой, погонами и юбкой амазонкой. Форма 9-го драгунского Казанского Ее Императорского высочества Великой Княжны Марии Николаевны полка представлена мундиром, драгунской каской, эполетами, юбкой амазонкой. Лядуночные перевязи, лядунки, обувь, пояса, скорее всего, были утрачены во время революции. Офицерская гусарская шапка Ольги Николаевны – утрачена. Мундир Л.-гв. Уланского Ее Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны полка мы так же отнесем к шефским. Он принадлежал жене Николая II. Утверждать это можно в связи с тем, что на мундире есть характерные вытачки, и изготовлен он был в той же мастерской П. И. Китаева, в которой изготавливались шефские вещи дочерей императрицы. Из этого комплекта сохранились мундир, мундирная юбка и офицерская каска.

  


[1] Две последние, Гескьер и Шеллинк, были награждены знаками ордена Почетного легиона.

[2] «Дети, Кухня, Церковь, Наряды». Так исчерпывающе определил Вильгельм II Гогенцоллерн (1859–1941) круг единственно достойных, по его мнению, занятий для немецкой женщины. Подробнее см.: Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений / Авт.-сост. В. В. Серов. М.: Локид-Пресс, 2003.

[3] Robinson G. Wounded Sailors and Soldiers in London during The First Dutch War (1652–1654) // History Today. 1966. Vol. 16. № 1. P. 38–47.

[4] Lady Worsley. 1776. Oil on canvas. 236 × 144 cm. Earl and Countess of Harewood, Harewood House, Yorkshire, UK.

[5] Lady Louisa Lennox with her Husband's Regiment, 25th Regiment of Foot' with Lord Lennox beside her, & Fort St Philip, Port Mahon in the background. 1770. Oil on canvas. 64.5 × 77 cm. National Army Museum, London, UK.

[6] «Такожде потребно всегда при десяти больных быть для услужения одному здоровому салдату и нескольким женщинам, которые оным больным служить имеют, и платье на них мыть…». Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Спб., 1830, т. V, № 3006, 30 марта 1716 г.

[7] Подробнее см.: Дуси. Г. Записка об амазонской роте // Москвитянин, 1844. № 1. С. 266–268; Есипов Г. Амазонская рота при Екатерине II // Исторический вестник. 1886. Т. 23. № 1. С. 71–75.

[8] Кибовский А. Амазонская рота. Курьез или первое женское подразделение в России? // Цейгауз. 1997. № 6. С. 16–19.

[9] Не стоит забывать и о такой прозаической причине, как укрепление собственного трона. В XVIII в. именно гвардия решала вопросы престолонаследия.

[10] Как и императрица Елизавета Петровна.

[11] Л.-гв. Преображенского, Л.-гв. Семеновского и Л.-гв. Измайловского полков.

[12] Возможно, всплеск интереса к армии вызван тем, что Великобритания вела в это время войну с североамериканскими колониями.

[13] Атрибуции выполнены старшим научным сотрудником ГМЗ «Царское Село» А. Т. Колесниковой.

© Государственный музей-заповедник Царское Cело. Правила использования материалов сайта