RUS / ENG На главную
Поиск по сайту
Гостевая книга Карта сайта
Екатерининский дворецЕкатерининский паркАлександровский дворецАлександровский парк

О КОЛЛЕКЦИИ МНОГОСЛОЙНОГО СТЕКЛА «В СТИЛЛЕ ГАЛЛЕ»
ИЗ СОБРАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО МУЗЕЯ-ЗАПОВЕДНИКА «ЦАРСКОЕ СЕЛО»

Автор: старший научный сотрудник,
хранитель коллекций фарфора и стекла Е.А. Еремеева

Художественное стекло эпохи модерна – явление яркое и уникальное. Никогда ранее не создавалось столько оригинальных по своей форме и декоративному решению произведений, подчеркивающих свойства этого удивительного материала, такие как текучесть, пластичность, податливость, цвет и свет.

Исполнение стеклянных изделий было невозможно без знаний тонкостей технологического процесса. Каждый мастер вырабатывал свои приемы работы, что привело к появлению нескольких направлений, гармонично вписавшихся в общую концепцию стиля ар-нуво.

Cо стеклом эпохи модерна ассоциируются разнообразные по форме, фактуре и рисунку вазы из многослойного стекла Эмиля Галле и братьев Дом, знаменитое ирризирующее стекло («favrile glass») и радужные витражи Луиса Комфорта Тиффани, а также богатые пластикой изделия Рене Лалика.

В числе ведущих художников этой отрасли прикладного искусства следует назвать Э. Галле (1844–1904) – основателя собственного стеклянного завода в Нанси, знатока ботаники, философии и литературы.

Прекрасно владевший всеми видами обработки стекла Галле усовершенствовал технологию многослойного стекла[i], используя окислы металлов, вводя между слоями металлическую фольгу, применяя метод маркетри (marqueterie de verre)[ii].

Но особую известность Галле приобрел благодаря произведениям из многослойного стекла, декорированным в технике травления [iii], позволяющей удивительным образом преображать поверхности сосудов, создавая эффект глубины пространства и богатства цветовой палитры. Подобная рельефная структура корпуса изделий стала характерной особенностью французского стекла стиля модерн.

Тот или иной флоральный декор произведений Галле трактовался мастером как олицетворение чувств или душевного состояния или имел символическое значение: к примеру, чертополох означал Нанси[iv], папоротник – тишину и покой, роза – красоту жизни, гриб – три стадии жизни[v].

Еще одной яркой особенностью изделий Галле стали гравированные надписи из строк современных ему поэтов. Подобные произведения были названы самим автором «Verreries parlantes» («Говорящее стекло»).

Помимо высокохудожественных произведений, выполненных в единственном экземпляре или небольшими партиями, из мастерских выходило большое количество массовой тиражной продукции, представленной вазами, туалетными наборами, столовыми сервизами. Промышленные изделия изготавливались из многослойного стекла и обрабатывались травлением. Рельефный рисунок позволял сохранить черты уникальности в каждом предмете.

В мастерских велась большая работа по разработке различных форм и декоров, многие из которых повторялись его последователями. После смерти Э. Галле завод продолжил свое существование вплоть до 1936 г.

В 1901 г. Галле создал Художественную школу в Нанси, объединившую художников прикладного искусства Лотарингии. В нее входили не только стекольные мастера, но и мебельщики, керамисты, а также художники по металлу.

Ближайшими последователями Галле, участвовавшими в создании Школы, стали братья Огюст (1853–1909) и Антонин (1864–1930) Дом, организовавшие свое художественное ателье по изготовлению изделий из многослойного стекла.

Созданные не без влияния Галле произведения братьев Дом все же имели свои особенности: растительные мотивы использовались исключительно в декоративных целях, их изделия были лишены философского значения, техника «межслойной декорации»[vi] позволила придать произведениям эффект глубины и воздушности.

По сравнению с заводом Галле мануфактура «Братья Дом» смогла пережить трудные времена Великой депрессии и оказалась самым старым и крупным стекольным предприятием Нанси, работающим по сей день.

Творчество Э. Галле и братьев Дом оказало огромное влияние на многие европейские и отечественные мануфактуры конца XIX – начала ХХ столетия, что привело к возникновению понятия «стиль Галле». Этим термином называют предметы, выполненные из двух или более слоев стекла с рельефным декором, как правило, свободно размещенным на поверхности произведений.

Подобные изделия выпускали такие предприятия, как лотарингские заводы братьев Мюллер и Дезире Христиана, французские фирмы «Легра и Кº», «Кристаллери де Пантен», богемский завод «Людвиг Мозер и сыновья» и др. Большое количество произведений в «стиле Галле» создали художники Императорских стеклянного и фарфорового заводов и Гусевской хрустальной фабрики. В обзоре Международной художественно-промышленной выставки керамических изделий, проходивших в Санкт-Петербурге в конце 1900 – начале 1901 г. художник Императорских заводов Г. Д. Зимин писал о сходстве форм и взаимном подражании в орнаменте изделий различных национальных школ[vii].

Как нам кажется, в будущем многие мануфактуры стали стремиться к поиску индивидуальных технологических средств и новых декоративных решений. Каждому удалось внести свой вклад в развитие общей эстетической программы этого направления: «…французские художники – безупречное чувство стиля, богатство и изысканность цвета, разнообразие фактур; мастера Богемии и Германии – традиционный для них технологический и ремесленный перфекционизм … мастера России – удивительную тонкость колорита, нежность линий, а главное – пронзительную, щемящую эмоциональность образа»[viii].

В летней императорской резиденции в Царском Селе произведения многослойного стекла украшали залы Александровского дворца.

Пространство большинства комнат жилой половины семьи Николая II, устроенной в правом флигеле дворца, было организовано уютными уголками. На многочисленных полочках и столиках по соседству с фотографиями, предметами фарфора, памятными сувенирами заботливыми руками хозяев были расставленны и изделия из многослойного стекла. Некоторые из предметов играли роль важных акцентов в организации внутреннего убранства помещений. Так, две крупные парные вазы Галле в форме сплюснутого шара с высоким горлом матового стекла с лиловыми цветами и листьями по всему корпусу фланкировали центральную часть надкаминного зеркала Лилового (Сиреневого) кабинета императрицы Александры Федоровны.

Согласно инвентарным книгам 1938 г. в Лиловом кабинете, в Палисандровой, Угловой и Кленовой гостиных находилось около 40 произведений, выполненных в мастерских Э. Галле, братьев Дом и на Императорских фарфоровом и стеклянном заводах. Это были вазы и настольные лампы всевозможных форм и декоративных решений.

К группе редких произведений, созданных Э. Галле и некогда находившихся во дворце, относятся три вазы так называемого «Verreries parlantes» («Говорящего стекла») с гравированными цитатами из поэтических строк Э. Хинцелена, Ш. Бодлера, С. Прюдома и В. Гюго. На одной из ваз лилового стекла с рельефными цветами и листьями по всему корпусу расположена надпись: «Le crepuscule du soir: Recueille-toi, mon ami en ce grave moments» («Замри, моя душа, в тяжелый этот час»)[ix].

Сегодня в коллекции музея-заповедника хранятся изделия многослойного стекла промышленного производства, изготовленные на европейских мануфактурах Галле, «Братья Дом», «Легра и Кº», «Штумпф, Тувье, Виоле и Кº», «Людвиг Мозер и сыновья», в Валь-Сен-Ламбере, а также, выполненные на отечественных предприятиях: Императорских фарфоровом и стеклянном заводах в Санкт-Петербурге и Гусевской хрустальной фабрике[x].

К первому ряду произведений относятся изделия мастерской Э. Галле, самым ранним из которых является ваза с изображением анемоны японской, ассоциировавшейся с представлениями о быстротечности жизни и недолговечности всего земного. Изысканный декор в виде обвивающих тулово красных цветов с полупрозрачными лепестками и ажурными листьями удивительно сочетается со стройной и лаконичной формой. Гармонично и колористическое решение вазы: на опаковом стекле с красными подтеками, обволакивающими тулово, изображены побеги, выполненные в том же цвете.

  

К «родным» экспонатом дворца относится и миниатюрная вазочка с изображением фиалок. Вместе с парной вазочкой она находилась в Кленовой гостиной. Ваза заключена в родную металлическую оправу в виде переплетенного у основания и обхватившего край тулова побега фиалки. Причудливые изгибы обрамления повторяют динамичный рисунок цветов на вазе, являясь неотъемлемой частью всей композиции.

Еще одним ранним произведением мастера является ваза с изображением клематиса. Форма премета со сплюснутым туловом и высоким узким горлом напоминает флакон. В декоре использован извилистый побег с крупным цветком, подчеркивающий округлую нижнюю часть корпуса.

Эту небольшую группу, условно названную «ранними» предметами, отличает гладкий, матовый, слегка перламутровый фон, характерный для изделий Галле 1890–1900-х гг.[xi]

  

В украшении другого предмета использован распространенный цветочный мотив – ниспадающая ветка глицинии – один из любимейших декорумов мануфактуры, разработанный около 1904 г. для изделий промышленного производства[xii]. Цветы глицинии наряду с орхидеями, клематисом, гортензией, настурцией и магнолией были очень популярными в живописи и прикладном искусстве рубежа веков. Свисающие побеги лианы гармонируют со стройной формой вазы. Сочетание лилового с зеленым на листьях и бутонах вносит яркий акцент в ее колористическое решение.

В 1904–1914 гг. в оформлении тиражных предметов на мануфактуре Галле применяется декор в виде красных веток с листьями и ягодами боярышник[xiii], как правило, размещенный на бело-желтом фоне.

  

Боярышник – символ надежды, возвещавший приход весны, посвящался Гименею – богу брака. В Древней Греции во время обрядов бракосочетания девушки украшали голову сплетенными из ветвей боярышника венками. В коллекции музея имеются несколько ваз различной формы с подобным растительным мотивом.

Распространенным цветочным декором для изделий фирмы Галле служили и цветы клематиса. Цветок этого растения, по форме напоминающий звезду, символизирует счастливый и долговечный брак.

Цилиндрическая форма вазы, переходящая в верхней части в трилистник, имеет бледно-желтый фон с сиреневыми разводами. Ее поверхность украшена побегами клематиса, выполненными в едва заметном рельефе деликатным сиреневым тоном, пропускающим цвет основы.

  

Иной характер композиции и рисунка цветов клематиса можно видеть на вазе, где сочные крупные листья и цветы «обладают» силой, объемом и четким контуром.

  

Вазы подобной формы, отличающиеся размерами и декором, неоднократно изготавливались на мануфактуре. Корпус таких изделий, решенный в виде сплющенной сферы, переходящей в узкое горло, имеет большую плоскость для расположения цветочного или пейзажного декора. На царскосельской вазе изображены побеги борщевика с крупными фигурными листьями и цветами-горошинами, собранными в зонтики. Внушительный размер тулова позволил показать каждый побег в новом ракурсе.

Выразительность декора вазы с изображением цветов табака достигается контрастом густо покрывающих поверхность темно-коричневых побегов и светлого матового фона с розовыми подтеками. Стебли табака словно вырастают из толщи нижнего слоя стекла, придавая беспокойный ритм всей живописной композиции.

  

Цветы табака, как и мака, были популярными мотивами таких течений, как декаданс и символизм, вызывая ассоциации с темами соблазна и искушения, запретного, тайного и вместе с тем эфемерного удовольствия.

Декор с изображением бегонии был разработан для промышленных изделий около 1904 г. В нашем случае он украшает шкатулку из туалетного набора. Высокий рельеф на крышке прекрасно имитирует фактурные цветы, а матовый голубоватый фон оттеняет насыщенный розовый цвет их лепестков.

Одним из эффектных изделий Галле является ваза с изображениями нарциссов. В древнегреческой мифологии нарцисс – символ самовлюбленности и холодности; в христианской традиции он означает любовь. Эти нежные цветы, благодаря легкости, выразительности и пластике формы, как нельзя лучше отвечали изобразительной системе модерна, с его стремлением к гармонии между естественностью и яркой декоративностью.

  

Предмет выполнен из четырех слоев стекла: бесцветного, красно-коричневого, зеленого и желтого. Наклоненные стебли цветов и листьев занимают практически всю поверхность тулова, подчеркивая форму вазы. Все внимание сфокусировано на янтарных цветах нарциссов, трактованных более реалистично, чем изображение стеблей и тонких длинных листьев, представленных плоскостно-орнаментально.

Поверхность вазы с кувшинками условно поделена на две части: помещенные на верхней половине тулова желто-оранжевые цветы кувшинок отражаются в воде, изображение которой покрывает нижнюю половину вазы до самого дна. Такая композиция имитирует сосуд, наполненный водой. Стекло здесь является не только материалом, но становится олицетворением водной стихии, воплощая основные ее свойства – прозрачность, текучесть и блеск.

Необычно композиционное решение вазы с пейзажм. Темно-коричневые деревья на первом плане образуют своего рода декоративную овальную оправу для виднеющегося за ними пейзажа с озером, выполненным в светло-зеленых тонах. Стволы деревьев подчеркивают высокий силуэт сосуда, образуя передний план «кулис», за которыми, подобно театральному заднику, открываются виды на лес и водные дали.

  

Цветовая гамма, отличающаяся разнообразием и тонкостью тональных переходов, выделяет вазу с изображением пейзажа с озером. Круговая панорамная композиция с водной гладью, покрытой кувшинками на фоне леса, заполняет всю ее поверхность. Глубина пространства и эффект спускающихся сумерек достигается при помощи травления слоев стекла на разных уровнях: голубовато-зеленого, светло-синего, сизого и желто-серого.

Помимо средних и крупных изделий в коллекции музея представлена серия мелких вазочек, декор которых хорошо читается и не доминирует над формой. Дань уважения к любому природному мотиву – будь то моллюск, цветок или гриб, ощущается в каждом произведении.

  

К следующей группе относятся изделия мануфактуры «Братья Дом», демонстрирующие богатый арсенал используемых методов обработки многослойного стекла.

В украшении первого комплекса предметов этой группы использована межслойная декорация в сочетании с росписью эмалевыми красками. На миниатюрных вазочках разворачиваются монохромные и полихромные пейзажные композиции, с лесными далями на заднем плане и деревьями — на первом, словно вырастающими за пределы форм. Многоплановость композиций достигается при помощи «размытого» фона и тончайшей росписи. Так, на вазе, исполненной в изысканных розово-лиловых тонах, границы пейзажа плавно перетекают друг в друга и кажутся слегка «стертыми».

В группе предметов с флоральным декором матовый, тронутый травлением фон с межслойной декорацией создает ощущение глубины и воздушности, эффект мокрого или морозного стекла[xiv]. Объемная роспись полихромными эмалями с золотыми прописками придает изделиям выразительную декоративность.

  

Ветка фуксии, словно прилипшая к слегка шершавой поверхности вазочки в форме ушата, придает всей композиции декоративный шарм.

«Растительная» форма вазы с фиалками подчеркнута высокими стеблями цветов, лепестки которых слегка просвечивают сквозь матовый фон. Цветовая градация — от темных к светлым тонам — уравновешивает всю композицию. Листья, нанесенные густым слоем темно-зеленой эмали, плавно переходят в тонкие побеги с цветами, кажущимися более легкими и прозрачными, будто выполненными акварелью.

  

Пятнистый фон и слегка рельефная фактура стекла послужили основой для «аппликаций», использованных в декоративном решении вазы с изображением ветки брионии (переступня). Незамысловатый мотив и спокойное сочетание охристо-оранжевых и зеленых тонов близки акварелям А. Берже[xv]. Извилистые стебли брионии с крупными листьями и с фестончатым контуром наряду с виноградной лозой были излюбленными мотивами многослойного стекла эпохи модерна.

Ваза с изображением ириса, относящаяся к довольно ранним промышленным изделиям мануфактуры, решена в ином стиле. Ее корпус обработан в технике мартеле[xvi], имитирующей кованую поверхность. Силуэт цветка словно проявляется на подсвеченном изнутри матовом фоне с красными и зелеными вкраплениями. Декоративный эффект подчеркнут фактурностью стекла.

Ирис вошел в репертуар любимых мотивов европейского модерна, благодаря форме стеблей, листьев и лепестков, как нельзя более точно соответствовавших эстетике искусства ар-нуво с его вниманием к линии и силуэту. Изображения ирисов часто использовались в декоре произведений из стекла.

  

В ряду произведений из коллекции музея, лишенных росписи, при довольно ограниченном количестве слоев стекла, эффект глубины и объема достигнут благодаря межслойной цветной крошке[xvii].

Ваза с изображением пейзажа с парусниками, плывущими по озеру, и деревьями на переднем плане относится к серии изделий, созданных около 1900 г.[xviii]. Панорамная композиция, решенная в коричневых тонах, разворачивается на желто-красном фоне, имитирующим небо с клубящимися облаками на закате дня, которые отражаются в водной глади.

Желтый размытый фон, напоминающий цветочную пыльцу, стал основой для рисунка веток наперстянки на вазе с колокольчиками. Декоративный эффект достигнут благодаря контрасту между светящимся фоном и каскадом из цветов, решенных в темно-коричневых тонах.

Довольно ярким представителем «направления Галле» считается парижский стекольный завод «Легра и Кº», деятельность которого связана с именем Франсуа Теодора Легра (1839–1916), сумевшего сделать свое предприятие одним из крупных во Франции.

  

В декорировании продукции этого завода применялись такие технологии, как гравировка, роспись эмалевыми красками и золотом, напыление, люстр, травление, а также декор с помощью оттисков. В декоративных сюжетах преобладали фрукты, пейзажи, цветы, египетские и дальневосточные мотивы. Стекло Легра отличалось фактурностью, богатой цветовой палитрой и способностью имитировать различные материалы.

В коллекции музея представлено несколько расписанных полихромными эмалями ваз, отображающих основные приемы художника этой фирмы.

Одна из них украшена пейзажной композицией в нежно-зеленых и сиреневых тонах. Кроны деревьев, написанные тонкими мазками, напоминают кружева, окутавшие верхнюю часть сосуда. Лесные дали нанесены плотными слоями и местами обработаны травлением. В качестве основы использован бесцветный матированный фон с межслойным напылением.

Необычной цветовой палитрой отличается ваза с изображением лесного пейзажа. Она покрыта рельефной росписью в коричневых, охристых, зеленоватых и желто-оранжевых тонах с включением голубовато-бирюзового.

  

Простота художественного решения вазы с ветками клена выражена в силуэтном изображении, исполненном в однотонной цветовой гамме. Повисшие пурпурные ветки клена словно слились с шершавым корпусом вазы, подчеркивая единство формы и декора.

Подражание стилю Галле прослеживается в изделиях фирмы «Штумпф, Тувье, Виоле и Кº» в Пантене, начавшей развивать эту линию с 1907 г. под руководством художника и директора Камиля Тютре де Варро работавшего под псевдонимом de Vez.

Помимо традиционных цветочных и пейзажных сюжетов, в украшении изделий использовались восточные мотивы, архитектурные сооружения, фигуры людей. Характерной особенностью композиций являлись деревья на переднем плане, с развернувшейся за ними монохромной панорамой, выполненной в низком рельефе. При созерцании каждого предмета, выдержанного в определенной цветовой гамме, создавалось особое настроение.

Чарующий южный колорит красно-желтых оттенков, просвечивающие на фоне неба стройные пальмы на первом плане и отдаленный горный пейзаж с мечетью на берегу украшают миниатюрную вазу, выполненную в технике травления.

  

Ваза изящной формы, исполненная в сдержанной палитре холодных оттенков, с круговой композицией с парусниками на фоне прозрачной воды, вызывает ассоциации с сосудом, наполненным свежим морским бризом.

Еще одним последователем «направления Галле» стал бельгийский завод в Валь-Сен-Ламбере, в художественной системе которого закрепилось типичное для Школы Нанси тяготение к флоральному декору, основанному на принципе свободного расположения растительного декора на поверхности сосудов.

Основание от настольной лампы из собрания музея-заповедника украшают извилистые сиреневые побеги мака, повторяющие плавные изгибы балясинообразной формы предмета. Их гладкое изображение четко и равномерно просвечивает на белом матовом фоне.

Поскольку настольные лампы эпохи модерна принадлежали к предметам, задуманным прежде всего как украшение интерьера, в их восприятии очень важными оставались эффекты силуэта, пятна, рельефного изображения, выступающие на фоне прозрачного или матового стекла.

  

В ассортименте крупной чешской фирмы «Людвиг Мозер и сыновья» также преобладали предметы, созданные в подражание произведениям Галле. Выполненные из двухслойного стекла они, в отличие от прототипов, лишены многослойности, полихромности и объемности изображений.

Парные вазы с изображением глицинии и ваза с архитектурной композицией из собрания ГМЗ «Царское Село» являются характерными образцами, демонстрирующими созвучие формы и «содержания», сдержанный колорит, графичность и стилизованность рисунка. Отличительной чертой вазы стало изображение средневековой постройки в обрамлении вьющейся ветки, украсившее одну сторону тулова, а также наличие двух поясков, огибающих верхний и нижний срезы корпуса.

  

К последней, но не менее важной группе предметов в «стиле Галле» следует отнести произведения Императорских фарфорового и стеклянного заводов и Гусевской хрустальной фабрики.

В отличие от фирмы Галле, на Стеклянном заводе в Петербурге изначально изделия из многослойного стекла декорировались «резьбою от руки», а не при помощи травления. Как отмечала исследователь Т. А. Малинина, «…вследствие сего каждая из упомянутых работ имеет характер самостоятельного художественного изделия, то есть уникальна»[xix]. Изготовление подобных изделий занимало 2–3 месяца, поэтому вазы в «технике Галле» выпускались, как правило, в одном экземпляре. В 1910-е гг. помимо резьбы на заводе стали использовать технику травления. Эскизы выполняли лучшие художники заводов: К. Н. Красновский, С. Р. Романов, Р. Ф. Вильде, В. И. Кокин.

Ваза с изображением перистого тюльпана из собрания музея-заповедника, решенная в любимых императрицей Александрой Федоровной лиловых тонах, выполнена по рисунку В. И. Кокина резчиком Т. Козловым в 1910 г., о чем свидетельствует дата под монограммой на марке. Рисунок для вазы хранится в Государственном Эрмитаже[xx].

Цилиндрическое, расширяющееся в верхней части тулово, напоминает акварельный этюд с трепещущими на ветру полураскрытыми цветами с тонкими ажурными лепестками, с тончайшими переходами от одного тона к другому, выполненными с помощью резьбы и многопланового травления.

Еще одна ваза отечественного производства демонстрирует характерные черты гусевского стекла в «жанре Галле», первые опыты изготовления которого были связаны с именем Ю. С. Нечаева-Мальцова[xxi]. Для этих изделий характерна простая уравновешенная стволовидная форма, где горло и дно словно поменялись местами; скромный колорит, ограниченный двумя-тремя оттенками; минимальное количество слоев стекла. В роли декора выступают изогнутые ветви с листьями и ягодами смородины – один из часто встречающихся флоральных мотивов, заимствованных из флоры Средней полосы России.

Небольшая коллекция многослойного стекла «в стиле Галле» ГМЗ «Царское Село», включающая произведения разнообразных форм, уровней технического и художественного исполнений и характеров декоративного решения, занимает достойное место в ряду собраний отечественных музеев и заслуживает внимания со стороны как любителей, так и исследователей этого необычного явления художественного стеклоделия.

 


[i] Многослойное стекло состоит их двух и более слоев. При его изготовлении дутая заготовка окунается поочередно в несколько разноцветных стекломасс, или покрывается цветными солями с внутренней стороны, после чего подвергается художественной обработке.

[ii] Маркетри (фр. marqueterie de verre – стеклянная инкрустация, набор) – техника, при которой в массу многократно нагретого и охлажденного (до 10 раз) многослойного изделия поэтапно включаются кусочки цветного стекла или заранее отформованные изобразительные фрагменты. Далее поверхность покрывается тонким слоем прозрачного стекла.

[iii] Травление – техника декорирования плавиковой кислотой, при которой на поверхность изделий с шаблонов переносили рисунок, который покрывали защитным воском или другим защитным покрытием, затем предмет покрывали кислотой (опуская в ванну или нанося кисточкой), которая разъедала незащищенные места. Меняя шаблоны и повторно покрывая изделие кислотой до нескольких раз, получали на поверхности стекла полихромный рельефный декор.В декорировании многослойного изделия техника травления часто сочеталась с техникой резьбы или гравировкой – последовательной многоплановой обработкой слоев стекла (сначала наждачным колесом, затем деревянным и потом медными колесами различного диаметра). Сочетание этих техник получило название стекло «камео» или камейное стекло.

[iv] Нанси - столица Лотарингии, ставшая в конце XIX в. одним из центров искусства модерна.

[v]  Лотарингские орхидеи… Искусство Эмиля Галле и Братьев Дом. СПб., 1999. С. 6.

[vi] Межслойная декорация – техника нанесения изображения между слоями. Запатентована в 1899 г.

[vii] Баранова О. Образцы Галле. История формирования коллекции стекла «в стиле Галле» в собрании отдела «Музей Императорского фарфорового завода» Государственного Эрмитажа / Линии Галле. Европейское и русское цветное многослойное стекло конца XIX – начала ХХ века в собрании музеев России. М., 2013. С. 61.

[viii] Смирнова Е. П. Технология стиля. Эксперименты и поиски Эмиля Галле / Линии Галле. Европейское и русское цветное многослойное стекло конца XIX – начала ХХ века в собрании музеев России. М., 2013. С. 31.

[ix] Строчка из стихотворения Ш. Бодлера «Вечерние сумерки», относящегося к циклу «Парижские картины» (1857).

[x] Большая часть предметов экспонируется на выставке «Воспоминания в Царском Селе», развернутой в правом флигеле Александровского дворца, и посвященной жизни семьи Николая II в любимой летней резиденции.

[xi] Подобный эффект достигался при помощи долговременного выдерживания изделий в слабых растворах плавиковой кислоты.

[xii] Лотарингские орхидеи… С. 62.

[xiii] Там же. С. 72.

[xiv] Подобный эффект достигался при помощи выдерживания изделий в более высоких концентрациях плавиковой кислоты.

[xv] Берже Анри (1870–1937) – художник, с 1891 г. работавший на мануфактуре «Братья Дом» в Нанси. Создавал проекты моделей, преподавал в рисовальном классе профессионального училища Нанси.

[xvi] Мартеле (фр. martelé – кованый) – техника, имитирующая кованую фактуру и выполняемая при помощи ударов специального молотка, после чего образуются небольшие выемки.

[xvii] Технология цветной крошки – вид декорирования, при котором поверхность стеклянного изделия получает эффект пестроты. Заготовку прокатывают на катальнике, где рассыпано цветное битое стекло и формуют изделие, после чего появляется узор из произвольно расположенных цветных пятен.

[xviii] Там же. С. 94.

[xix] Цит. по: Малинина Т. А. Императорский стеклянный завод XVIII – начала ХХ века. СПб., 2009. С. 329.

[xx] Линии Галле. Европейское и русское цветное многослойное стекло конца XIX – начала ХХ века в собрании музеев России. М., 2013. С. 276.

[xxi] Юрий Степанович Нечаева-Мальцова (1843–1913) – обер-гофмейстер Высочайшего Двора, владелец Гусевской и Уршельской хрустальных фабрик, а также четырех стекольных заводов в Рязанской, Смоленской и Новгородской губерниях. Рельефная надпись на тулове вазы: «ю.с. НМ Гусь Хр» обозначает сигнатуру Нечаева-Мальцова.

 

© Государственный музей-заповедник Царское Cело. Правила использования материалов сайта