RUS / ENG На главную
Поиск по сайту
Гостевая книга Карта сайта
Екатерининский дворецЕкатерининский паркАлександровский дворецАлександровский парк

ЖОРЖ ЖАКОБ: ПРИКЛЮЧЕНИЯ ФРАНЦУЗСКОГО ГАРНИТУРА В РОССИИ[1]

О.А. Федосеева, старший научный сотрудник,
​хранитель музейной коллекции «Мебель»

В исторической коллекции Царскосельской резиденции сохранился уникальный комплекс предметов мирового уровня – мебельный гарнитур для сидения выдающегося французского мебельщика Жоржа Жакоба. В российских музейных собраниях это единственный столь крупный гарнитур мебели, история которого прослеживается в начала 1780-х гг.

Династия французских мебельщиков Жакобов (les Jacob) просуществовала с 1765 по 1847 г. и насчитывала три поколения: Жорж Жакоб (Georges Jacob, 1739–1814) и два его сына – Жорж Жакоб-младший (Georges II Jacob, 1768–1803) и Франсуа-Оноре-Жорж Жакоб, называемый Жакоб-Демальте (François-Honoré-Georges Jacob dit Jacob-Desmalter, 1770–1841), а также внук Жорж-Альфонс Жакоб-Демальте (Georges-Alphonse Jacob-Desmalter, 1799–1870)[2]. Мебель, вышедшая из рук этих мастеров, представляет всю палитру модных тенденций французского мебельного искусства почти за сто лет, начиная от резных вызолоченных предметов в стиле рококо и заканчивая предметами, в которых отразились влияния исторических стилей.

Основатель династии Жорж Жакоб родился в 1739 г. в семье виноградаря провинции Бургонь. Осиротев, он приехал в 1756-м в Париж, где поступил в ученики к родственнику семьи, столярному мастеру Жану-Батисту Леружу (J.-B. Lerouge), специализирующемуся на изготовлении кроватей и мебели для сиденья. Там Жакоб познакомился с мебельным подмастерьем Луи Делануа (L. Delannois), который впоследствии оказал на него значительное влияние. В 1761 г. Делануа становится мастером[3], открывает свою мастерскую, куда и переходит работать Жакоб. В 1765 г. сам Ж. Жакоб становиться мастером.

Во второй половине XVIII в. французская корпоративная система подготовки мебельщиков была достаточно серьезной. Надо было шесть лет пробыть в учениках у мастера, члена корпорации, затем еще три года – в подмастерьях, после чего представить свою работу на рассмотрение дисциплинарной комиссии корпорации столяров-краснодеревцев (jurande des menuisiers-ébénistes – JME), собиравшейся четыре раза в год у одного из мастеров. Получив статус мастера, можно было создавать и продавать предметы мебели под своим именем.

Ж. Жакоб начал свое дело с «нуля» – редкий случай во французском мебельном мире того времени: обычно мастер, открывающий свое дело, или получал право владения мастерской после женитьбы, или, проработав несколько лет в мастерской, перекупал ее у своего предшественника. В 1767 г. Ж. Жакоб вступает в брак, от которого у него рождается пять детей: три сына и две дочери.

Имя Жакоба-отца обычно ассоциируется с классическим стилем эпохи Людовика XVI, однако в начале своего пути мастер испытывает влияние рокайльной стилистики. Общение с Л. Делануа, поборником классических форм в мебели, заставило Жакоба работать в том же направлении. Начиная с 1781 г. Жорж Жакоб назначается на различные должности в корпорации столяров-мебельщиков; в 1788 г. он становится помощником управляющего делами корпорации. Стать управляющим ему помешала революция 1789 года, дезорганизовав деятельность всех ремесленных корпораций.

Несколько раз Ж. Жакоб был привлекаем к ответственности революционным Комитетом общественного спасения как поставщик королевского двора и дворов принцев, однако благодаря заступничеству художника Давида не был обвинен. Как известно, по эскизам Давида Жакоб создавал мебель в «римском и этрусском вкусе», которую можно увидеть на картинах художника, а также мебель для зала собраний в Тюильри (1793). У Давида он знакомится с двумя архитекторами, которые впоследствии будут не только сотрудничать с мастерской Жакобов, но и поставят свои подписи под брачный договор второго сына Ж. Жакоба – Франсуа-Оноре-Жоржа Жакоба (в будущем Жакоба-Демальте) – Персье и Фонтеном. В 1791 г. отменяются корпорации, что позволило мастеру расширить перечень мебельной продукции и выпускать не только мебель для сиденья и кровати. Во время Директории (1795–1799) дела семьи поправляются, Жакоб становится модным поставщиком мебели. В 1796 г. Жакоб-старший передает мастерскую своим сыновьям: Жоржу Жакобу-младшему и Франсуа-Оноре-Жоржу Жакобу, которые продолжают дело отца под именем «Братья Жакоб» (Jacob Frères). В 1803 г. умирает Жакоб-младший, что повлекло за собой реорганизацию семейной предприятия и создание фирмы «Жакоб-Демальте» (Jacob-Desmalter). Новое динамичное предприятие принесло славу дому Жакобов, меблировавшему впоследствии всю Европу. Однако в 1813 г. семейное предприятие потерпело крах вследствие падения империи Наполеона. Через полгода, в 1814 году Ж. Жакоб-старший, не перенеся разорения, умирает.

С именем Жоржа Жакоба связан золоченый резной гостиный гарнитур, хранящийся в Государственном музее-заповеднике «Царское Село». Мебель из бука выполнена в классическом стиле, все предметы клеймены штампом Ж. Жакоба. Сужающиеся вниз ножки решены в виде тугой связки стрел, обвитых веревкой; обвязка сиденья закруглена и трактована как три переплетающихся лука; также в виде лука, увитого лентой и украшенного венком из цветов или из оливковых веток, выполнена верхняя перекладина мягкой спинки; стойки спинки представлены как канеллированные колонны, обвитые неширокой лентой.

Французская мебель появилась в Царском Селе не сразу: золоченый гарнитур для сидения, состоящий из двух канапе, четырех кресел и тридцати стульев был приобретен в мае 1781 г. для Мраморного дворца за 76 400 французских ливров (19 100 рублей)[4]. Согласно счету Пернона, французского агента императрицы Екатерины II, из этих денег только треть была заплачена мебельщику за резьбу и позолоту каркасов предметов – 26 000 ливров (6 500 рублей): 30 стульев – по 600 ливров, 4 кресла – по 800 ливров, 2 канапе по 2 400 ливров. Большая часть суммы ушла на обивку гарнитура: гипюровую ткань орехового цвета в атласную и бархатную полоски, шелковые шнуры, золоченый позумент (34 600 ливров). Работа обойщика и материалы для мягких сидений и спинок стоили 11 000 ливров. Упаковка и таможенные расходы были оценены в 4 800 ливров. Чтобы сравнить уровень цен, приведем итоговую цифру счета Карла Гампеля за отделку в 1781–1783 гг. 10-ти личных комнат Екатерины II на втором этаже и 11-ти комнат первого этажа нового (Зубовском) флигеля Царскосельского дворца, куда входят поставка мебели, обойные работы, стоимость тканей и материалов, а также работы обойщиков и монтировщиков – 65 432 рубля[5].

Финансирование строительства Мраморного дворца (1768–1785, арх. Антонио Ринальди), предназначавшегося фавориту Екатерины II, князю Григорию Григорьевичу Орлову (1734–1783), производилось из сумм Кабинета Ея Императорского Величества именными высочайшими указами. По мнению некоторых исследователей, автором программы художественного убранства интерьеров дворца была Екатерина II, которая с удовольствием украшала их художественными произведениями, специально созданными или заказанными[6]. Хотя в 1772 г. происходит разрыв отношений императрицы с фаворитом, строительство и отделка дворца продолжаются.

К 1780-м гг. Жакоб становится официальным поставщиком принца Прованского, старшего брата французского короля, для которого с 1781 по 1786 г. поставил мебели для сиденья и кроватей на сумму 140 000 ливров[7]. Одновременно мастер поставляет мебель для принцев д`Артуа и Конде и для Хранилища королевской мебели (Garde-Meuble de la Couronne). Элегантные золоченые предметы для сиденья, изготовленные Жакобом, с необычно трактованными декоративными мотивами, проработанной изысканной резьбой (в некоторых случаях почти скульптурной), пользовались огромной популярностью.

В 1779 г. начинаются работы по перестройке Ч. Камероном[8] части Большого Царскосельского (Екатерининского) дворца, и внимание Екатерины II переключается на оформление интерьеров своей летней резиденции. Она старается наполнить их изысканными предметами, поэтому французский золочённый резной гарнитур для сиденья, не успев украсить залы Мраморного дворца, оказывается в Царском Селе.

Впервые французский гарнитур упоминается в переписке Камерона по поводу убранства Лионской гостиной, или «комнаты Лионских обоев», которую он создает на месте Пятой антикамеры Ф.-Б. Растрелли в Большом Царскосельском дворце в 1781–1783 гг. Своим название гостиная была обязана шелковым обоям, поставленным лионским фабрикантом тканей и коммерсантом Камилем Перноном[9]. Обставлять Лионскую гостиную изначально предполагалось «парижскими мебелями»[10], а не мебелью, исполненной по эскизам архитектора, как это было во всех остальных залах, отделанных по его проектам. В начале 1782 г. Камерон был озабочен тем, чтобы заказанные по его рисункам для «Лионского покоя» две зеркальные рамы и два стола были схожи «с прочими мебелями» и не оказались «хуже той работы»[11].

В эпоху ампира классицистический гарнитур Ж. Жакоба не был востребован и был убран в дворцовые кладовые. По восшествию на престол императора Александра II начались переделки интерьеров и мебельного убранства Большого Царскосельского (Екатеринского) дворца. Со второй половины 1850-х гг. французский гарнитур опять появляется в парадных комнат так называемого Пятого апартамента Екатерининского дворца[12], занимаемых супругой императора Александра II, императрицей Марией Александровной. C 1858 г. гарнитура мебели, выполненного Жакобом, в Лионском зале уже не было, так как в апреле того года петербургский мебельный мастер Карл Тур[13] сдал Царскосельскому дворцовому правлению для Арабесковой комнаты вновь вызолоченные и переобитые голубой брокателью 30 стульев и четыре кресла, в которых мы узнаем гарнитур Ж. Жакоба[14].

В 1866 г. в Арабесковом зале появляются «два дивана сплошь золоченых в стиле Людовика XVI», которые были сделаны на фабрике К. Тура и также обиты голубой брокателью. Тогда же у четырех кресел, стоявших в Арабесковой комнате, Тур переделывает локотники для того, чтобы старые кресла Жоржа Жакоба представляли комплект с только что сделанными диванами[15].

Диваны, вышедшие из петербургской мастерской Тура, выполнены из березы. Вместо восьми тонких ножек, на которых стоит французский прототип, предметы покоятся на четырех мощных опорах. Верхняя обвязка спинки решена в виде лука, украшенного только венком из цветов; сиденья полумягкие, не вкладные; локотники выполнены в виде завитков, декорированных листьями аканта (такие же локотники и у кресел). Однако следует отдать должное Туру – его диваны стилистически очень близки к оригинальным французским предметам и всегда воспринимались как часть гарнитура Жоржа Жакоба.

Диван из гарнитура Жоржа Жакоба выполнен из бука, его пропорции и качество резьбы соответствуют параметрам стульев и кресел. Два перевитых венка из цветов и веток оливы на верхней обвязке спинки, выполненной в виде лука, являются объединяющим элементом гарнитура, в который входят предметы как украшенные венками из цветов, так и венками из веток оливы. Полумягкая спинка дивана имитирует спадающую на мягкое вкладное сиденье драпировку. Стойки локотников выполнены в виде лир. Этот диван со времен царствования императора Александра II занял место в Лионском зале, где и находился до начала Великой Отечественной войны.

  

В связи с тем, что Арабесковый зал с 1876 г. служил столовой императору Александру II и императрице Марии Александровне, мебельный гарнитур Ж. Жакоба был подновлен и переобит. Шелковая ткань была заказана за границей через магазин Дюфо – по образцу, выданному Царскосельским дворцовым правлением. Обойные работы выполнила фирма Г. Н. Резанова, потомственного почетного гражданина, санкт-петербургского купца 2 гильдии[16].

В Арабесковом зале гарнитур простоял недолго, до нового перемещения в Александровский дворец во время правления императора Николая II, сделавшего Царское Село своей постоянной резиденцией. Стулья и кресла Ж. Жакоба, а также с диваны К. Тура были отправлены в Портретный зал парадной анфилады Александровского дворца. Часть гарнитура можно увидеть на портрете императрицы Александры Федоровны (1907), изображенной художником Н. К. Бодаревским в этом зале.

Интересно отметить, что гарнитур французского мастера в конце XIX в. «вызвал к жизни» несколько стульев, сделанных на фабрике Н. Ф. Свирского[17] для того же зала Александровского дворца. Изделия петербургского фабриканта отличались иными пропорциями, чем их французский эталон, менее выразительной резьбой и имели плетеные сиденья и спинки. Появление предметов, выполненных в стилистике французского классицизма, в одном из парадных залах было, с одной стороны, продиктовано архитектурой и классицистическим оформлением парадной анфилады, созданной в 1790-е гг. Дж. Кваренги, с другой, – свидетельствовало о ретроспективном направлении в русском искусстве этого времени.

В начале Великой Отечественной войны часть гарнитура была эвакуирована; примечательно, что в глубь страны были эвакуированы все диваны К. Тура, считавшиеся работой Ж. Жакоба. Это свидетельствовало, о том, что сотрудники музея понимали уникальность данной мебели, не представленной больше в исторических коллекциях бывших императорских резиденций. Восемь стульев были эвакуированы вместе с диванами и тремя креслами, десять предметов – найдены после войны в различных городах (Пушкине, Харькове и Кенигсберге), где они были брошены отступавшими немецкими войсками. Один из не эвакуированных и оставленных во дворце стульев гарнитура Жакоба был приобретен музеем в 1985 г. у частного лица, два воссозданы в 2010 г. из обломков, найденных на территории Екатерининского парка после ухода оккупантов в 1944 г.

  

В 2010 г., к 300-летию Царского Села, был воссоздан Арабесковый зал Екатерининского дворца, отделка которого была утрачена во время Великой Отечественной войны. Тогда же был реставрирован и обит шелком, заказанным по историческим образцам 1866 г. на итальянской текстильной фабрике, французский мебельный гарнитур. Интенсивный синий цвет новой обивки предметов соответствует цвету, сохранившемуся в подгибах ткани XIX в. на стульях и креслах, оттенок этого же цвета можно увидеть на упомянутом портрете императрицы Александры Федоровны.

В настоящее время один диван, три кресла и двадцать один стул – уникальный гарнитур Жоржа Жакоба – украшает Арабесковый зал Екатерининского дворца.

В заключение хочется отметить, что в России мебелью в «стиле жакоб» принято называть предметы с геометрически ясными формами, фанерованные красным деревом и украшенные штампованными латунными накладками. Термин «стиль жакоб», или «русский жакоб», вошел в практику в последней трети XIX в., в эпоху историзма, когда стали модны формы мебели, изобретенные русскими мастерами в конце XVIII столетия. Не последнюю роль в проявлении интереса к данному мебельному типу сыграл личный вкус императора Александра III и его супруги, старавшихся меблировать интерьеры дворцов «чудной мебелью «стиля Жакоб», которая, по словам Марии Федоровны, «выглядит так красиво»[18]. Направление получило название в память семьи французских мебельщиков Жакобов, которые после французской революции 1789 года одними из первых стали массово делать мебель из красного дерева с бронзовым и латунным убором.


[1] Статья опубликована в журнале «Мебельный мир», 2007. № 1. С. 32–34. Печатается с изменениями.

[2] Ledoux–Lebard D. Le mobilier français du XIX-e siècle. 1795–1889. Dictionnaire des ébénistes et des menuisiers. Paris, 1984. P. 267–272.

[3] Делануа, Луи (1731–1792) – выдающийся французский мебельщик, специализировавшийся на изготовлении мебели для сиденья.

[4] РГИА. Ф. 468. Оп. 1. 1781. Д. 3896. Л.119.

[5] РГИА. Ф. 468. Оп. 1. 1781. Д. 3896. Л. 56 об. См.: Федосеева О. А. Деятельность «польско-королевского подданного» Карла Гампеля в Царском Селе // Россия – Польша. Два аспекта европейской культуры / Материалы XVIII Царскосельской научной конференции. СПб., 2012. С. 578–587.

[6] Ухналев Е. А. Мраморный дворец в Санкт-Петербурге. Век восемнадцатый. СПб., 2002. С. 88.

[7] Grandsart H. Le cas Jacob // Connaissance des arts. 2002 (№ 594), mai. P. 102–107.

[8] Камерон, Чарльз (1743–1812) – архитектор шотландского происхождения, приглашенный Екатериной II в Россию. Работал в Царском Селе и великокняжеской резиденции в Павловске.

[9] Лехович Т. Н. Иностранные купцы при Дворе Екатерины II: к истории русско-французской торговли тканями // Петербург – место встречи с Европой / Материалы IX Царскосельской научной конференции. СПб., 2003. С. 213–221.

[10] Воронов М. Г. О мебельном убранстве залов Екатерининского дворца, отделанных по проектам архитектора Ч. Камерона. Фонд рукописных материалов ГМЗ «Царское Село». Инв. № н/с 1122.

[11] РГИА. Ф. 487. Оп. 13. 1780. Д. 7. Л. 162, 164.

[12] Бывшие комнаты Екатерины II.

[13] Тур Карл Андреевич (1815–?), поставщик Императорского двора. Немец по происхождению, сын Андрея Ивановича Тура, основавшего в Петербурге в 1811 г. мебельную фабрику. С 1851 г. предприятие называлось «Придворный мебельный фабрикант Карл Тур». В 1867 г. фабрика продана Н. Ф. Штанге.

[14] Акварель Э. П. Гау, изображающая Арабесковый зал в Большом Царскосельском дворце, может быть датирована периодом после 1858 г., так как на ней представлены обитые голубой тканью стулья и кресла гарнитура Ж. Жакоба. Согласно описям комнатного имущества1810-х гг. гарнитур Ж. Жакоба был обит «абрикосовым» шелком.

[15] РГИА. Ф. 487. Оп. 8. 1866. Д. 6315 а. Л. 11. На всех стульях и креслах французского гарнитура стоят номера, присвоенные им во время тотальной переписи имущества императорской резиденции в 1860 г.

[16] РГИА. Ф. 487. Оп. 8. 1876. Д. 6362. Л. 10, 36. Были подновлены и переобиты два новых дивана, 4 кресла и 30 стульев, каминный экран, 2 стола преддиванных и два стола предзеркальных.

[17] Свирский Николай Федорович, поставщик императорского Двора. Владелец основанной в 1880 г. мебельной, каретной и столярной фабрики в Петербурге.

[18] Ботт И. К., Канева М. И. Русская мебель. История. Стили. Мастера. СПб., 2003. С. 152.

© Государственный музей-заповедник Царское Cело. Правила использования материалов сайта