RUS / ENG На главную
Поиск по сайту
Гостевая книга Карта сайта
Екатерининский дворецЕкатерининский паркАлександровский дворецАлександровский парк

Произведения эпохи модерна из коллекции фарфора ГМЗ «Царское Село»

Автор: старший научный сотрудник,
хранитель коллекций фарфора и стекла Е.А. Еремеева

В собрании Государственного музея-заповедника «Царское Село» хранится небольшая, но разнообразная по художественному уровню исполнения коллекция фарфоровых и керамических произведений эпохи модерна, выполненных как на российских предприятиях, так и на европейских мануфактурах. Многие из предметов дают возможность отметить национальные особенности,  проявившиеся в проработках форм изделий,  характере их декоративного оформления, отражают основные направления развития нового стиля в русской керамике и фарфоре, знакомят с работами, как известных мастеров, так и художников, чье творческое наследие еще ждет пристального изучения.

Основная коллекция была сформирована в 1980-е годы,когда перед сотрудниками музея встала сложная задача возрождения в Александровском дворце музейной экспозиции, посвященной повседневной  жизни  семьи Николая II. Уникальные по художественной ценности и мемориальному значению предметы фарфора, в большом количестве украшавшие интерьеры последнего дома последнего императора России, частично погибли, а сохранившиеся до сих пор рассредоточены по многим музейным собраниям. Существенную роль в поиске и приобретении аналогичных утраченным из исторической коллекции вещей сыграла Н.С. Григорович, проработавшая долгие годы хранителем предметов декоративно-прикладного искусства в ГМЗ «Царское Село» и, к сожалению, ушедшая из жизни в 2006 г.

К первому ряду произведений следует отнести предметы отечественного производства. В нашем собрании они представлены, в первую очередь, уникальными вазами с подглазурной росписью,  созданными на Императорском Фарфоровом заводе (ИФЗ) в Петербурге в период между 1903 и 1913 годами. Вазы, выполненные в этой технике, продолжали оставаться основным видом художественной продукции Петербургской мануфактуры на протяжении всего интересующего нас периода, условно разделяясь на три группы: пейзажные композиции, цветочные и растительные мотивы, изображения птиц и животных. Большое влияние на развитие подглазурной живописи на ИФЗ оказал «копенгагенский метод», освоенный нашими мастерами под чутким руководством ведущих художников Датской Королевской мануфактуры К.Ф. Лиисберга и К.Л. Мортенсена. Новый способ украшения фарфора, при котором краски «большого огня» теряли интенсивность цвета, становясь мягкими, нежными и приглушенными, а изобразительные мотивы, словно, исчезали в блеске глазури, как нельзя лучше отвечал требованиям «модернового облика» фарфоровых произведений. В процессе сложной и интересной работы художникам Императорского завода удалось создать свою школу подглазурной живописи на фарфоре, отличавшуюся от датской, как в композиционном, так и стилистическом решении. В первую очередь, это ощутимо в пейзажных работах.  Подтверждением тому могут служить слова одного из первых исследователей фарфора этого периода Э.Ф. Голлербаха: «подглазурный пейзаж на фарфоре можно считать выражением русской национальной сущности. Ничего не значит, что эта манера зародилась в чужой стране: у нас она достигла пленительной красоты, приобрела оттенок глубоко национальный» [i]. Произведения петербургских живописцев, работавших в традициях русского реалистического пленэрного пейзажа 1870 – 1880-х годов, отличали  широкий спектр теплых и холодных оттенков, тонкая передача изменчивых состояний природы, эмоциональная окрашенность сюжетов. Характерным примером является именная ваза из царскосельской коллекции «Шхеры в Финляндии», исполненная в 1905 году одним из лучших мастеров подглазурной пейзажной живописи Г.Д. Зиминым. Она относится к серии ваз с видами Финляндии, расписанными художником по собственным эскизам в 1900-е годы. Богатая красочная палитра приглушенных тонов, широко развернувшаяся панорамная композиция, изображающая, уходящие ввысь, стройные стволы сосновых деревьев на фоне розовеющего утреннего неба, как нельзя лучше демонстрируют способы воплощения новых художественных идей. Ваза указана в отчете о деятельности Императорских заводов за 1905 год [ii]. Автором и исполнителем вазы «Ночь на реке» также является Г.Д. Зимин [iii]. Это произведение от других заметно отличает пейзажная композиция, расположенная в верхней части тулова, подобно декоративному фризу. Ночной пейзаж с тихо плывущими над сизой рекой облаками наполнен настроением легкой грусти и является очередным подтверждением виртуозности владения мастером техникой подглазурной росписи. С марта 1914 года на ИФЗ перестали выпускать такого плана вазы так как, согласно записям в архивных документах, «вазы с подглазурной живописью, на которых рисунок расположен только в верхней части, а остальная часть белая…не нравятся Ее Императорскому Величеству» [iv].

Самостоятельный художественный образ на изделиях Императорского завода обретают растительные и цветочные мотивы. Художники модерна больше не заключают цветы в пышные букеты или гирлянды, а изображают единичный цветок, ветку или небольшую композицию, в которой каждое растение «играет» главную роль. Это дает возможность разглядеть красоту и неповторимость отдельного цветка, обвивающего тулово предмета. Как правило, растения имеют плоскостное изображение, представляются в силуэте и кажутся бесплотными, лишенными фактуры и природного цвета. Они повисают в воздухе, вырастают ниоткуда,  или растворяются в дымке фона, источая ели уловимый аромат. Но все «портреты» цветов обладают «найденной для каждого индивидуальной палитрой, абрисом, ритмом линий…»[v]. Вазы «Липа» и «Орехи» [vi], имеющие одинаковую форму и схожую композицию рисунка, задуманы разными мастерами. Автор вазы «Липа» Р.Ф. Вильде специализировался на создании эскизов для росписи фарфоровых ваз цветными эмалями. А.А. Зонне, не только придумавшая, но и воплотившая в жизнь проект вазы «Орехи», в основном работала в технике подглазурной живописи, рисуя цветы, птиц и животных. Скромные растения, изображенные на  цилиндрических туловах сосудов, в первом случае превращаются в цветную тень, а во втором – растворяются в белизне фарфора. В, кажущейся на первый взгляд, монохромной росписи вазы «Георгины», исполненной  Г.М. Горьковым [vii], ощущается индивидуальность каждого цветка, помещенного на шарообразной форме изделия. Чуть тронутые светотенью, белые «Водяные лилии» Н.Ф. Даладугина [viii]  полупрозрачны и не вполне реальны. И, наоборот, живыми, трепещущими на ветру, предстают розовые маки на вазе, созданной И.М. Назаровым [ix].

Вазы с изображением животных и птиц в коллекции музея представленными двумя экспонатами. На первой вазе 1912 года создания автор разместил куликов у воды в гуще высокой болотной травы, на второй  – изображены фигуры лосей на фоне живописного степного пейзажа. Обе вазы обладают простой, нерасчлененной формой, покрытой панорамной композицией и отличаются высоким уровнем технического и художественного исполнения.

Стилистике нового искусства в фарфоре как нельзя лучше соответствовали изделия с цветными глазурями, привлекавшими внимание керамистов уже на раннем этапе развития модерна, благодаря неожиданным эффектам, возникающим под воздействием пламени. Технические приемы были почерпнуты в старом китайском фарфоре. В собрании Царского Села произведения ИФЗ с цветными глазурями представлены вазой с текучей глазурью бледно-серового цвета с темно-красными и черными переливами . Вытравленная на дне марка, не позволяет установить точную дату создания этого изделия. Но использованная в декоре вазы цинковая глазурь, теряющая способность кристаллизоваться при высокой температуре и стекающая по поверхности сосудов красочными потеками, дает возможность предположить, что она была изготовлена после экспериментов с кристаллическими глазурями,  проводимых на заводе с 1902 года в под руководством К. Клевера и Е. фан дер Беллена.

Особое место среди ваз, изготовленных на Петербургском фарфоровом предприятии в период модерна, занимает ваза «Отдыхающие», выполненная в 1910 году по рисунку заведующего технической частью завода  А.К. Тимуса скульптором-формовщиком П.В. Шмаковым. Ваза украшена золоченым, опоясывающим тулово, рельефным декором в виде шести обнаженных юношей и девушек. Расположенные в различных позах, фигуры трактованы довольно реалистично и находят мало общего с «шаблонным типажом фигур и головок модерна» [x]. Интересен тот факт, что ваза была задумана Тимусом еще в 1904 году, но в тот год «не вышло ни одного хорошего экземпляра» [xi].

В 1900-х годах наряду с развитием общеевропейских стилевых черт модерна в отечественной керамике и фарфоре отчетливо просматривается интерес к наследию русского народного искусства. Художники активно используют в своих работах древнерусские орнаменты, мотивы резьбы по дереву, затейливые узоры вышивки, великолепно сочетая все это многообразие художественных заимствований с обтекаемыми, плавными формами нового стиля. Ваза из музейного собрания, изготовленная в начале 1900-х годов на одном из крупнейших российских предприятиях – заводе Товарищества М.С. Кузнецова – служит неоспоримым тому доказательством. Форме конусовидного, расширяющегося в нижней части тулова, вторят тонкие, тесно прижатые ручки. Поверхность изделия с росписью, имитирующей потеки глазури, украшена рельефным поясом стилизованного растительного характера в «русском духе».

Среди существовавших в России на рубеже веков предприятий, рождавших новое искусство керамики, одна из ведущей ролей принадлежала гончарной мастерской в подмосковном имении С.И. Мамонтова Абрамцево, где в единичных экземплярах или небольшими сериями создавались предметы необычайных, зачастую, фантастических форм, декорированные глухими и восстановительными глазурями. Неповторимость и самобытность, выходящих из абрамцевских печей, изделий во многом были обусловлены стремлением художников,  переосмыслив наследие прошлого, создавать новые образы, навеянные сказочными сюжетами русских былин. Смело вылепленная руками гончаров глиняная ваза,  хранящаяся в фондах музея-заповедника, вызывает ассоциации с морской стихией и обитающими в ней рыбами и морскими чудовищами; тонкая пленка восстановительной глазури с золотистыми отблесками и лиловыми переливами усиливает этот эффект.

Ко второй группе предметов стиля модерн из коллекции Царского Села относятся изделия, выполненные мастерами европейских фарфоровых мануфактур, в частности, Дании, Швеции и Австрии. В конце XIX–начале ХХ столетия фарфоровое производство в этих странах развивалось в общем русле господствовавшего стиля. Разработанные на Датской фарфоровой мануфактуре новые принципы декора в подглазурной технике росписи оказали влияние на творчество других европейских фарфоровых производств и, в первую очередь, соседней шведской фабрики в Рерстранде.

Небольшое количество предметов датского производства, хранящихся в музее, представлено скульптурными изображениями животных и людей. Достаточно подробная система маркировки изделий копенгагенского фарфора, включающая помимо основной марки, пометы с номерами моделей, выполненные в массе и подглазурной зеленой краской, а также подписи и монограммы художников, позволяет атрибутировать некоторые изделия довольно подробно. Большой  интерес представляет группа «Пустынные лисицы». Модель для нее была исполнена в 1901 г.  на Королевской мануфактуре в Копенгагене ведущим скульптором Христианом Томсеном. Также следует отметить  скульптуру «Морская рыба» (модель 1902 г.), автором которой является не менее известный мастер завода Эрик Нильсен,  и фигурку «Лежащий медвежонок», по модели Кнюда Кина, которую выпускали на предприятии с 1906 г. В нашем собрании эта работа представлена в светло-серых тонах, известна также модель бурого цвета. По мнению исследователей датского фарфора,  сегодня на антикварном рынке редко встречается миниатюрная фигурка «Мышка, сидящая на рыбьей голове». В нашей коллекции присутствует эта модель, выпущенная в 1903 г. Скорее всего, она выполнена Сорином Бергом. Среди изделий завода Бинга и Грендаля хотелось бы отметить фарфоровую фигурку мальчика в комбинезоне, сидящего на камне, исполненную скульптором Ингеборгом Плокросс-Ирмингером и расписанную Лотом Линдалом. Новые принципы моделирования фигурок в сочетании с подглазурной росписью давали поразительный эффект единства декоративности, реализма и поэтической образности.

Фигура мальчика, сидящего на камне. Завод «Бинг и Грендаль». 1915-1948. Автор Ингеборг Плокросс-Ирмингер. Художник Лот Линдал. Фарфор; подглазурная полихромная роспись. ГМЗ «Царское Село».

Неразрывное единство пластического и живописного декора характеризует изделия шведской фарфоровой мануфактуры в Рерстранде. В музейном собрании находятся несколько интересных предметов, выполненных ведущими мастерами этого предприятия: Альфом Валландером и Карлом Линдстремом. Несколько лет назад через закупочную комиссию нашим музеем был приобретен чайно-кофейный сервиз на шесть персон. Все предметы комплекта имеют гладкую белую поверхность, украшенную несколькими рядами тонких желобков, а также рельефным изображением сиренево-розовых стрекоз. Эти хрупкие насекомые были одним из любимых  декоративных элементом произведений эпохи модерна; их можно встретить и на изделиях скандинавского фарфора. Например, миниатюрные фигурки стрекоз великолепно украшают один из сервизов Датской королевской мануфактуры. В нашем случае художник завода Альф Валландер, создавший модель сервиза под названием «Trollslanda» – «Стрекоза», сумел найти свой оригинальный способ декора, превратив изогнутые тельца стрекоз в хваточки крышек, а также ручки чашек, чайников, сливочника и сахарницы. Характерной особенностью украшения рерстрандских ваз являются, нарисованные в подглазурной технике, растения и цветы, плавно переходящие в рельефный декор наподобие венка, обвивающего горло или плечики сосудов. В таких произведениях граница между живописью и пластикой становится почти незаметной, что придает изделиям изысканность и лаконизм. В этом можно убедиться на примере вазы с изображением мака, созданной по модели Альгота Эриксона, и вазы с розовыми цветами и ветками ягод  скульптора Карла Линдстрема.

 

Предметы австрийского производства периода сецессиона представлены в нашем собрании всего лишь двумя керамическими вазами, выполненными на частной мануфактуре «Амфора». Сочетание рельефной глазури с гладкими золочеными пластическими элементами в виде стилизованных листьев в первом случае и четырех фигурных кронштейнов, напоминающих крылья бабочек, во втором,  демонстрирует любимую мастерами модерна игру фактур.

В музее-заповеднике «Царское Село» коллекция фарфора эпохи модерна продолжает пополняться интересными экспонатами, несмотря на тот факт, что сегодня вещи, созданные на рубеже веков встречаются гораздо реже. В кругу нашего поиска и большого интереса находятся не только произведения ведущих европейских и отечественных заводов, но и изделия частных фабрик, дающие возможность познакомиться как с новыми именами, так и формами и способами украшения фарфоровых изделий.



[i] Голлербах Э.Ф. Сюжеты и характер живописи по фарфору // Русский художественный фарфор. Сб. статей о Государственном фарфоровом заводе / Под ред. Э.Ф. Голлербаха и М.В. Фармаковского. Л., 1924. С. 5.

[ii] РГИА. Ф. 503. Оп. 1 (525/2278). Д. 43. Л. 62.

[iii] Там же. Д. 420. Л. 36.

[iv] Там же. Оп. 2. Д. 499. Л. 4.

[v] Кудрявцева Т.В. Русский Императорский фарфор. СПб, 2003. С. 220.

[vi] РГИА. Ф. 503. Оп. 1 (545/2332). Д. 96. Л. 14.

[vii] Там же. Оп. 2. Д. 250. Л. 79.

[viii] Там же. Д. 38. Л. 83.

[ix]Там же. Д. 45. Л. 59.

[x] Кудрявцева Т.В. Русский императорский фарфор. СПб, 2003. С. 230.

[xi] РГИА. Ф. 503. Оп. 1 (507/2244). Д. 24. Л. 40 об.

Все исключительные права на изображение музейных объектов принадлежат Музею. Авторские права на научные статьи и аннотации принадлежат их авторам. Запрещается воспроизведение изображений музейных объектов без согласия Музея. Научные статьи и аннотации могут быть использованы только с согласия их авторов.

© Государственный музей-заповедник Царское Cело. Правила использования материалов сайта