RUS / ENG На главную
Поиск по сайту
Гостевая книга Карта сайта
Екатерининский дворецЕкатерининский паркАлександровский дворецАлександровский парк

ПОСТАВЩИКИ ИМПЕРАТОРСКОГО ДВОРА
ЧАЙНЫЙ СТОЛ

Ю.А. Кусташева,
младший научный сотрудник,

хранитель музейной коллекции предметов
из драгоценных металлов и драгоценных камней

В 1856 г. было введено звание поставщика Двора Его Императорского Величества1. По установленному порядку звание присваивалось главе предприятия, осуществлявшего поставку товаров или услуг по контракту через Министерство Императорского двора, неукоснительно и беспрерывно на протяжении 8–10 лет. При выборе поставщиков Министерство руководствовалось ценой и качеством предлагаемых товаров2.

Среди поставщиков были предприниматели и торговцы, которые «обеспечивали» чайный стол при Высочайшем дворе, поставляя колониальные товары, кондитерские и хлебобулочные изделия.

При Дворе последнего российского императора на завтрак было принято подавать на выбор чай или кофе, ветчину, яйца, масло, шоколад и «московские» горячие калачи, любимые императрицей Александрой Федоровной3. В ставке Николай II, как правило, после завтрака и обеда пил кофе4. Традиция пятичасового чая при Дворе закрепилась со второй четверти XIX в. Анна Вырубова, фрейлина и подруга Александры Федоровны, вспоминала: «В кабинет ее величества вносили круглый стол, и я как сейчас вижу перед прибором государя тарелку с горячим калачом и длинной витой булкой, покрытые салфеткой тарелку с маслом и серебряный подстаканник. Перед ее величеством ставили спиртовую машинку, серебряный же чайник и несколько тарелочек с печеньем. В первую и последнюю неделю поста масла не подавалось, а стояла тарелка с баранками и сайкой и две вазочки очищенных орехов. Садясь за чайный стол, государь брал кусочек калача с маслом и медленно выпивал стакан чая с молоком (сливок государь никогда не пил)»5.

Среди колониальных товаров одно из первых мест занимал чай. Существует несколько гипотез о том, как чай попал в Россию. По одной из них, он был завезен двумя казачьими атаманами, Петровым и Ялышевым, побывавшими в Китае в 1567 г.6 По другой – преподнесен Михаилу Федоровичу в Москве в 1638 г. как дипломатический подарок от монгольского хана Кучкуна7. Первоначально чай использовали как лекарственное средство, и лишь в XVIII в. он вошел в обиход в том качестве, в каком мы знаем его сегодня8. До второй половины XIX в. чай поступал из Китая караванным путем в цибиках9 или ящиках, позже его стали доставлять из Индии и Цейлона морем и железными дорогами. Как правило, чай доставлялся на фабрики в опломбированных на границе ящиках, где его распределяли по фирменным бумажным упаковкам, металлическим или стеклянным чайницам, а затем опечатывали казенной бандеролью, которая служила знаком качества продукции10.

В России (за исключением Дальнего Востока) предпочтение отдавалось черному чаю. Культура его употребления была привнесена с Запада, где появилась и специальная посуда (чайницы, заварочные чайники, чашки с блюдцами, бульотки, сахарницы, сливочники, молочники), столовое серебро (чайные ложки, щипцы для сахара, ситечки), а также свои методы приготовления напитка.

Торговля колониальными товарами была всегда прибыльным делом, которое передавали по наследству, создавая целые династии чаеторговцев. Одними из самых известных фирм на рубеже XIX–XX вв. были: Товарищества «Братья К. и С. Поповы», «Василий Перлов с сыновьями», «Петра Боткина сыновья», Торговый дом «Д. А. и Г. Дементьевы, П. В. Васильев и К°», компания И. И. Калашникова.

Торговый дом «Братья К. и С. Поповы» был основан купцами, братьями Константином и Семеном Поповыми в 1849 г. с отделениями в Москве и Санкт-Петербурге11. В 1883 г. компания была преобразована в паевое Товарищество «Братья К. и С. Поповы» с капиталом 1 500 000 руб. С 1883 г. по 1898 г. годовой оборот составлял от 8 до 9 млн руб.12 Склады и магазины фирмы располагались в России, Китае и Англии13.

Товарищество являлось поставщиком многих европейских дворов: «с 1894 г. – короля Румынского, с 1895 г. – Греческого и Бельгийского королей, с 1897 г. – короля Швеции и Норвегии, с 1899 г. – императора Австрийского, с 1903 г. – Персидского шаха, с 1906 г. – короля Италии»14. Несмотря на непрерывную с 1867 г. поставку чая ко двору цесаревича, будущего императора Александра III, Товарищество «Братья К. и С. Поповы» получило звание поставщика Двора Его Императорского Величества только в 1898 г., хотя К. С. Попов подавал прошение еще в 1881-м. Тогда он получил отказ, причиной которому послужила небольшая сумма поставок: за 12 лет она едва достигла 3 995 руб. 80 коп.15

Основателем дела чаеторговцев Перловых был купец А. Перлов, открывший в 1787 г. торговлю в Верхне-овощном ряду в Москве. После его смерти дело было разделено между сыновьями: В. Перлов основал Товарищество «Василий Перлов с сыновьями», из состава которого позже «вышел» младший брат Сергей, создавший свою компанию «Сергей Васильевич Перлов и К°»16. В 1882 г. глава Товарищества «Василий Перлов с сыновьями» подал прошение министру Императорского двора графу И. И. Воронцову-Дашкову о получении звания поставщика Высочайшего двора, но просьба была отклонена, невзирая на многолетние поставки чая, кофе и сахара, по причине отсутствия поставок на тот момент17. Тем не менее, заслуги Перловых были вознаграждены возведением в потомственные дворяне с фамильным гербом, на котором был указан девиз: «Честь и труд»18. В 1899 г. Н. С. Перлов, один из сыновей С. В. Перлова, продолживших дело, получил звание поставщика Двора Его Императорского Величества с правом изображения на вывеске и продукции государственного герба19.

Торговый дом «Д. А. и Г. Дементьевы, П. В. Васильев и К°», основанный в 1890 г. и имевший 33 отделения в 15 городах России, поставлял товары ко Двору императора Александра III и Николая II. Статус поставщика Двора компания получила в 1904 г., причем по традиции звание даровалось предприятию на срок «пока во главе фирмы будет стоять одесский 1-й гильдии купец Дмитрий Филимонов Дементьев», являвшийся учредителем и главным распорядителем Торгового дома20. Компания была известна поставками для заготовления подарков императрицей Александрой Федоровной для действующей армии в 1904 г. Тогда фирме удалось поставить на склад Зимнего дворца 5 000 фунтов китайского чая, 75 000 пудов плиточного чая, а также 8 000 пудов пиленого сахара «с их распределением и развескою на 310 000 пакетов… и 12 000 тюков»21. Сложность выполнения данной поставки в срок заключалась в невозможности, «вследствие войны и путевых трудностей, найти в Европейской России надлежащее количество плиточного чая в момент подряда»22, поэтому Торговым домом были предприняты меры по доставке необходимого товара из Сибири. За успешно проведенные работы фирме была выражена благодарность «от Его Высокопревосходительства Господина Министра Императорского Двора чрез Ея представителя Н. В. Александрова во время Высочайшего посещения 27 Апреля Ея Величества Государыней Императрицей помянутого склада в Зимнем Дворце»23.

Товарищество «Петра Боткина сыновья» управлялось Дмитрием, Петром и Михаилом Боткиными, преобразовавшими в 1854 г. в Торговый дом предприятие отца П. К. Боткина, основавшего дело в Москве 1801 г. Товарищество вело торговлю чаем, кофе, сахаром, осуществляло первоначальные поставки чая из г. Кяхты24; позже чай стали приобретать в Китае, Лондоне, на Цейлоне. С начала 1880-х гг., когда в Курской губернии были приобретены сахарный завод и земли для устройства на них свекловичных плантаций, Боткины занялись выработкой сахара25.

Чаеторговец И. И. Калашников в санкт-петербургском купечестве состоял с 1855 г. Начиная с 1876 г. Калашников ежегодно поставлял ко Двору развешанные по пакетам чай, кофе и сахар на сумму 100 рублей, которые заказывались камер-фрау М. П. Флотовой (фон Флотов) для раздачи бедным императрицей Марией Федоровной26. С 1888 г. Калашников осуществлял поставки чая и сахара в Гатчинское Дворцовое управление; к 1898 г. сумма поставок достигла 7 251 руб. 51 коп.27 В 1899 г. купец был удостоен звания поставщика Двора Его Императорского Величества.

На рубеже XIX–XX вв. в Российской Империи стремительно развивалось кондитерское производство. Конкурентная борьба способствовала расширению ассортимента продукции, повышению качества товаров, созданию интересной и яркой рекламы, которой часто являлась сама упаковка продукта. Кондитерские фабрики заказывали жестяные коробочки для различного рода сластей на таких специальных производствах, как: «В. В. Бонакер», «А. Жако и К°», Торговый дом «Жестянка», «Товарищество Н. С. Растеряев».

Среди кондитеров, пользовавшихся популярностью, одно из первых мест занимал А. И. Абрикосов. Товарищество «А. И. Абрикосова Сыновей» было оформлено в 1883 г., хотя само кондитерское производство появилось значительно раньше: А. И. Абрикосов, основатель предприятия, являлся последователем дела своего отца и деда, владевших кондитерской фабрикой (разорилась в 1838 г.). Кроме А. И. Абрикосова, в управлении Товариществом участвовали его сыновья Иван, Владимир и Георгий, которые в разное время были директорами Товарищества «Братья К. и С. Поповы», поскольку одним из компаньонов этой фирмы был их отец28. Компания владела кондитерскими мастерскими и магазинами в Москве, Санкт-Петербурге, Киеве, Ростове-на-Дону. Магазин на Невском пр., 40 в Санкт-Петербурге выделялся своей отделкой, выполненной с использованием китайских мотивов. Московская фабрика состояла из различных корпусов, в которых размещались фруктовое, мармеладное, бисквитное, холодильное и сушильное отделения, шоколадную мастерскую29.

Ассортимент продукции Товарищества «А. И. Абрикосова Сыновей» был довольно широк. В него входили шоколад «Ваниль», карамель «Народная» и «Царская». Существовали также серии шоколада, упакованные в художественно оформленные обертки («Зоологический» и «Для детей»).

Следует отметить, что цесаревич Алексей любил и покупал «на свои» деньги карамель кондитерской фабрики Абрикосова, а также шоколад и леденцы конкурирующих с ней фирм «Жорж Борман» и «Балле»30.

Кондитерская фабрика «Жорж Борман» была основана Г. Н. Борманом. В 1862 г. он открыл на Невском пр. магазин, в котором продавались шоколадные изделия, изготовленные на ручной машине. К моменту преобразования предприятия в товарищество в 1895 г., учредителем которого по уставу значился основатель, петербургский купец 2-й гильдии Г. Н. Борман31, фабрика была отмечена бронзовой медалью на Всероссийской выставке 1870 г., золотой медалью на Всемирной выставке в Париже в 1878 г., а с 1876 г. имела право размещать на своей продукции и вывеске знак поставщика Двора Его Императорского Величества32. В конце XIX в. модернизированная паровая фабрика была способна ежегодно перерабатывать до 85 000 пудов сахара, 24 000 пудов какао, 4 500 пудов миндаля, 1 500 пудов фруктов и 100 пудов ванили, выпуская в год в общей сложности до 150 000 пудов своих изделий (при 280 человек подмастерьев и рабочих)33. В их число входил шоколад, мармелад, пастила, карамель, монпансье, леденцы, а также какао, который рекомендовали принимать людям, «страдающим желудком». По популярности этот напиток мог соперничать с кофе34. Мармелад и пастилу изготовляли с использованием яблок, собранных осенью в Курской и Могилевской губерниях35.

Лучшие магазины кондитерской фабрики находились на Невском пр., 21 и 30, Английском пр., 16. Капитал Товарищества «Жорж Борман» во много раз превышал прибыль фабрики Товарищества «Эйнем»: к 1913 г. он составил более 5 млн. руб. Большую роль в успехе компании сыграло роскошное оформление витрин магазинов и яркое художественное решение оберточных изделий, поражавших разнообразием (печенье «Мария», «Альберт», «Жорж»; шоколад «Миньон», «Грибочки», «Пажеский», «Парадный», «Двенадцатый год», «Русское войско», «Триумф»; конфеты «Лобби-Тоби»)36. Большой торговый оборот кондитерской фабрики «Жорж Борман» способствовал организации сторонних учреждений и мастерских, занимавшихся изготовлением упаковочных материалов для Товарищества. Ящики, этикеты, жестяные коробки – все это закупалось в России, исключение делалось только для хромолитографированных картинок, приобретаемых в основном во Франции37.

История кондитерской фабрики «Эйнем» начинается с 1851 г., когда Т. фон Эйнем основал небольшое производство шоколадных изделий в Москве. Позднее, совместно с Ю. Ф. Гейсом, были открыты магазин на Театральной пл. и фабрика на Софийской наб.38 В 1867 г. производство было преобразовано в паевое «Товарищество паровой фабрики шоколада, конфет и чайных печений "Эйнем"», в правление которого также входили В. Ю. и Ю. Ю. Гейсы.

В 1900 г. компания получила Grand Prix на Всемирной выставке в Париже, а через 13 лет – право называться поставщиком Двора Его Императорского Величества. Тогда же годовой оборот Товарищества составил 1,5 млн руб. 39

Фабрика «Эйнем» выпускала специальные серии шоколада в красочных обертках: «1812 год» (12 картин), «К Трехсотлетию царствования Дома Романовых» (12 картин)40, «Типы народов Земного шара» (14 картин), «Охота в России» (12 картин)41.

В 1848 г. петербургский купец 1-й гильдии Г. Ландрин основал свою мастерскую по производству леденцов, среди которых особой популярностью пользовались монпансье. Компания «Георг Ландрин» была отмечена бронзовой медалью на Всемирной выставке в Париже в 1869 г.42 и получила положительные отзывы «за весьма хорошее устройство фабрики и попечение о рабочих» на Всероссийской мануфактурной выставке 1870 г.43

Звание поставщика Двора Его Императорского Величества в 1870 г. было даровано коллежскому асессору князю А. Н. Еникееву из Пензы. Следует отметить, что почетный статус князь получил благодаря ходатайству своей родственницы гофмейстерины – графини Протасовой. Поводом для данной просьбы послужило посещение императрицей Марией Александровной Мануфактурной выставки 13 мая 1870 г., где князь Еникеев, являвшийся одним из экспонентов, «поднес Ея Величеству корзину с приготовленными в его имении сухими ягодными конфектами, которые были найдены необыкновенно вкусными»44. После этого императрица, желая поощрить производство князя Еникеева, повелела действительному статскому советнику П. А. Морицу обратиться в Министерство Императорского двора для испрошения соизволения императора на дарование князю знания поставщика Двора Его Величества. Это был один из исключительных случаев, когда высокая привилегия даровалась без соблюдения принятых правил.

Одно из лучших кондитерских заведений в Москве имел французский подданный, купец 2-й гильдии А. Крафт, поставлявший конфеты и другие сладкие изделия к Высочайшему двору с 1862 г. Через восемь лет непрерывных поставок Крафт получил звание поставщика, хотя первая попытка двумя годами ранее была безуспешной45.

Кондитерская фирма М. А. Михайлова, основанная в 1832 г., на рубеже столетий – с 1896 по 1909 г. – управлялась петербургским купцом 1-й гильдии В. А. Корниловым, человеком «с безукоризненной репутацией честности, кавалером многих русских орденов»46. При нем фирма была удостоена звания поставщика Двора Его Императорского Величества (1904). Компания имела несколько магазинов: на Гороховой ул. и на Большой Садовой при фабрике, на которой трудилось до 350 рабочих. Кондитерская выпускала русские лакомства, пряники, пастилу, леденцы, конфеты и макароны. Поставляла продукцию на «Высочайшие елки» в Гатчину с начала 1890-х гг.47 и вела внутрироссийскую торговлю с различными губерниями.

С момента появления традиции чаепития одними из самых употребляемых продуктов были разного рода калачи, бисквиты, булки, сухари, в том числе и за царским столом, к которому выпечка заказывалась как у иностранных пекарей, так и у отечественных.

Основателем одной из самых знаменитых пекарен был М. Филиппов, прибывший в Москву из деревни Кобелево Калужской губернии в 1806 г. Он изготовлял пироги с разного рода начинками, калачи и продавал их в торговых рядах. Его сыну И. М. Филиппову удалось стать московским купцом 2-й гильдии и развить дело отца, открыв пекарни в Пятницкой, Тверской и Сретенской частях Москвы. В 1855 г. Иван Максимович был удостоен звания поставщика Двора Его Императорского Величества48 и спустя девять лет, в 1864 г., открыл пекарню в Санкт-Петербурге, из-за чего пришлось испросить разрешение на использование государственного герба на вывеске нового калачного заведения, так как в удостоверении, полученном ранее, речь шла о московских отделениях его предприятия49. После смерти И. М. Филиппова хлебопекарное производство перешло под управление вдовы и сыновей Дмитрия, Ивана и Николая. Но уже к концу 1890-х гг., вследствие смерти двух братьев, управление компанией сосредоточилось в руках Дмитрия, который вел дела фирмы довольно успешно и даже поставлял калачи ко Двору, в частности, на Высочайший бал, проходивший в Зимнем дворце 14 января 1890 г.50 Однако в начале 1900-х гг. Д. И. Филиппов был вынужден объявить компанию банкротом51. Несмотря на внутренние конфликты в руководстве компании, администрации удалось увеличить число пекарен. Помимо москвичей и петербуржцев возможность попробовать знаменитые калачи появилась у жителей Царского Села, Гатчины, а также Ростова-на-Дону и Тулы. После революции 1917 г. хлебопекарное предприятие Филипповых было национализировано52.

Не менее знаменитые «выборгские крендели» и разного рода хлеба поставлял более 8 лет ко Двору Его Императорского Величества К. И. Иванов, за что был удостоен в апреле 1855 г. звания поставщика Высочайшего двора53. Но в 1869 г. мастер булочного цеха, продолжатель дела отца и деда, В. К. Иванов не смог подтвердить высокий статус поставщика, так как вышеуказанная продукция закупалась у него только до 1863 г. После чего предпочтение при заключении поставок на подобный вид кренделей было отдано выборгскому уроженцу мастеру Неволайме по причине их «лучшего качества»54.

Московский купец П. И. Найденов получил звание придворного пекаря и поставщика с правом иметь на вывеске своего заведения государственный герб в 1867 г.55 После его смерти дело перешло вдове А. П. Найденовой и сыновьям – Дмитрию и Василию, а позже – племянникам П. Найденова – Михаилу и Павлу. После смерти Михаила в 1902 г. П. С. Найденов подтвердил звание поставщика для себя, своего второго брата Василия и детей Михаила, находившихся на их попечении. Из прошения П. С. Найденова в Министерство Императорского двора также известно, что он проживал в Москве на Старо-Триумфальной площади в доме Ржаницыной56.

Чаепитие при Императорском дворе в XIX в. стало традицией. Продукты для чайного стола поставлялись одними и теми же фирмами на протяжении многих десятилетий. Некоторые из этих фирм продолжают существовать и сегодня, выпуская продукцию, которая, как и прежде, радует своих покупателей широким ассортиментом и высоким качеством.

Примечания

1 В том же году появилось звание поставщика Великокняжеских дворов (см.: Зимин И. В. Царская работа. XIX–ХХ вв. Повседневная жизнь Российского Императорского двора. М., 2011. С. 483).

2 Звание поставщика Императорского двора было столь почетно, что его стремились получить не только российские предприниматели, но и иностранные подданные. Среди просителей встречались и искатели удачи, желавшие повысить конкурентоспособность своего дела лишь на основании преподнесенного в дар императору или императрице изделия. По данным выписки из прошения кондитера Б. Ленгфельдера, проживавшего в г. Швейнфурт (Schweinfurt) от 3 сентября 1868 г., известно, что «он имел счастье поставлять в Берлине для Высочайшего стола кондитерские предметы, и что в проезд Их Императорских Величеств через Швейнфурт в 1864 г. ему поручено было изготовление для Их Величеств конфектов и десерта, которые и удостоились особенного Высочайшего одобрения, причем Государь Император повелел сохранить для себя Императорскую корону, украшавшую его печенье. Ободренный таким успехом, он, Ленгфельдер, изготовил к 30 Августу сего года для стола Его Величества, печенье, также украшенное Российскою короною и отправленное в Киссинген. При высочайшем проезде обратно из Киссингена ему же заказаны были для стола Их Величеств десерт, мороженое и прочие изделия. К прошению его приложен № газеты: Швейнфурт, дневник от 26 Августа (н. ст.), что 24 того месяца Их Величества, изволили иметь обеденный стол на городской станции железной дороги, и что к оному подана была, в числе других приготовлений Ленгфельдера, форма мороженого, изображавшего Швейцарский зимний вид, и что эта искусная работа, заслужила, как слышно, похвалу со стороны Императорской фамилии». Ленгфельдер предпринимал не одну попытку получить столь желаемое звание, но все они были отклонены (РГИА. Ф. 472. Оп. 23 (252/1268). Д. 12.

Л. 99–100).

3 Зимин И. В. Указ. соч. С. 559.

4 Там же. С. 565.

5 Вырубова А. А. Воспоминания. М., 2009. С. 43.

6 В Китае существует множество названий чая, но неизменно в состав всех слов входит «ча», что означает «молодой листочек» (см.: Похлёбкин В. В. Чай. М., 2000. С. 9).

7 Шатилова Л. И. Чай в Европе. От экзотики к традиции. СПб., 2008. С. 5.

8 Лифлянд Л. И. Выпей чайку – позабудешь тоску. О торговле чаем в дореволюционной России // Антиквариат: предметы искусства и коллекционирования. 2009. № 9. С. 20.

9 Цибик – большая корзина (тюк), изготовленная из плетеной травы, с внешней стороны обшитая кожей, с проложенной внутри свинцовой фольгой или бумагой (Там же. С. 22).

10 Лифлянд Л. И. Указ. соч. С. 25.

11 Юбилейный альбом Поставщиков Двора Его Императорского Величества и Великокняжеских дворов. В память трехсотлетнего царствования Дома Романовых 1613–1913. СПб., 1913. С. 51.

12 РГИА. Ф. 472. Оп. 43 (471/2420). Д. 16. Л. 139.

13 Товарищество «Братья К. и С. Поповы» было удостоено большим количеством наград международных выставок. Золотые медали были присуждены компании в Париже в 1892, 1900, 1904 гг., в Стокгольме в 1897 г., Grand Prix Товарищество было удостоено в Антверпене в 1894 г., в Льеже и Бордо в 1905 и 1907 гг. В 1897 г. фирма получила «Diplome d’Honneur» в Бухаресте (см.: Юбилейный альбом Поставщиков… С. 51).

14 Там же.

15 РГИА. Ф. 472. Оп. 38 (411/1931). Д. 6. Л. 87.Товарищество «Братья К. и С. Поповы» поставляло чай для Царскосельского Дворцового ведомства на сумму 1 739 руб. 69 коп. с 1889 г. и для Петергофского Дворцового ведомства на сумму 756 руб. с 1892 г. (РГИА. Ф. 472. Оп. 43 (471/2420). Д. 16. Л. 141).

16 Российский поставщик: государственные символы России: история и современность / под ред. Г. В. Вилинбахова. М., 2004. С. 128.

17 РГИА. Ф. 472. Оп. 38 (412/1932). Д. 8. Л. 201.

18 Российский поставщик... С. 128.

19 Скурлов В. В., Иванов А. Н. Поставщики Высочайшего Двора. СПб., 2002. С. 28. Товарищество «Василий Перлов с сыновьями» являлось поставщиками императора Австрийского, короля Румынского, князя Черногорского и герцога Нассаузского (см.: Российский поставщик... С. 128).

20 РГИА. Ф. 472. Оп. 43 (470/2426). Д. 33. Л. 299.

21 Там же. Л. 293.

22 Там же.

23 Там же. Л. 293 об.

24 Исторические даты торгово-промышленного мира России. М., 2011. С. 222.

25 Там же. С. 255.

26 РГИА. Ф. 472. Оп. 43 (471/2420). Д. 16. Л. 358–359.

27 Там же. Л. 365.

28 В 1919 г. Товарищество «А. И. Абрикосова Сыновья» было преобразовано в «Фабрику им. рабочего П. А. Бабаева».

29 Барышников М. Н. Деловой мир России. СПб., 1998. С. 19.

30 Зимин И. В. Указ. соч. С. 557.

31 Устав товарищества Санкт-Петербургской шоколадной фабрики Жорж Борман. СПб., 1890. С. 3.

32 Российский поставщик... С. 122.

33 Паровая фабрика шоколада и конфет Жорж Борман в Санкт-Петербурге. СПб., 1889. С. 6.

34 Там же. С. 8.

35 Там же. С. 10.

36 Вишняков-Вишневецкий К. К. Кондитерское дело Борманов в Петербурге // История Петербурга. СПб., 2003. № 6. С. 33–34.

37 Паровая фабрика шоколада… С. 14.

38 Государственные символы России. С. 114.

39 Барышников М. Н. Указ. соч. С. 381.

40 Конкуренты Товарищества «Эйнем», компания «Блинкен и Робинсон» также выпустили к юбилею Императорского дома праздничные обертки для шоколадных конфет, поместив на них изображение императрицы Александры Федоровны и наследника Алексея (см.: Зимин И. В. Указ. соч. С. 491).

41 После революции была национализирована. С 1922 г. носит название «Красный Октябрь».

42 Исторические даты... С. 75.

43 Всероссийская мануфактурная выставка. СПб., 1870. С. 76. В 1917 г. предприятие было национализировано. В советское время называлось «3-я Ленинградская государственная карамельная фабрика им. Микояна», с 1992 г. – Первый кондитерский комбинат «Азарт» (Там же).

44 РГИА. Ф. 472. Оп. 23 (254/1270). Д. 24. Л. 37.

45 РГИА. Ф. 472. Оп. 23 (252/1268). Д. 12. Л. 125.

46 РГИА. Ф. 472. Оп. 43 (470/2426). Д. 33. Л. 74.

47 Там же. Л. 66.

48 Российский поставщик… С. 130.

49 РГИА. Ф. 472. Оп. 31 (127/964). Д. 5. Л. 56.

50 Зимин И. В. Указ. соч. С. 485.

51 Появление долга Б. Д. Филиппов объяснил после смерти отца в 1908 г. во всеподданнейшем прошении Николаю II, чьим крестником он являлся: «…в последние годы его [отца] жизни болезнь сильно мешала ему заведовать крупным делом, которое он, тем не менее, не хотел выпускать из собственных рук. Произошла заминка в платежах, вызвавшая учреждение Администрации в 1905 г.», которая осуществляла руководство компанией до 1915 г. (РГИА. Ф. 472. Оп. 43 (511/2840). Д.30. Л. 76). Столь долгий период погашения долга был вызван внутрисемейным разладом, причина которому появилась значительно раньше, чем финансовые трудности в семье. Д. И. Филиппов имел трех сыновей, из которых Борис и Дмитрий были родными, а Николай был усыновлен в 1886 г. с дарованием ему фамилии и отчества (РГИА. Ф. 472. Оп. 43 (511/2840). Д. 30. Л. 50 об.). Отношения у Дмитрия Ивановича с приемным сыном не сложились, и Николаю пришлось покинуть отчий дом. Ситуация обострилась после смерти Д. И. Филиппова: Николай Дмитриевич пожелал завладеть компанией, для чего, возглавив администрацию нечестным путем, совместно с кредиторами всячески откладывал момент полной уплаты долга. Б. Д. Филиппов так охарактеризовал ситуацию в прошении: «…на 1 февраля 1912 г. оставалось кредиторов на сумму 331 272 рубля 14 копеек, а в кассе на текущих счетах имелось 664 608 рублей 12 копеек. Если бы кредиторы получили полное удовлетворение, то Николай и я с братом Дмитрием сделались бы равноправными общими собственниками предприятия, а мы бы с братом Дмитрием общими собственниками родовых недвижимых имуществ. Чтобы окончательно забрать в свои руки и дело и наши средства, он прибег к следующему способу: …начал на средства Администрации, на которые можно было погасить кредиторские претензии, скупать большинство претензий на имя близких себе лиц – его жены Прасковьи Ефимовны, родственника Сергея Васильевича Прохорова, поставщика мешков Шатеро и др. Затем на 15 декабря 1911 г. было созвано экстренное общее совещание кредиторов, которое постановило поставить во главе Администрации Николая Филиппова… Чтобы еще более закрепить свое положение в нашем торговом предприятии и еще дальше оттеснить нас от него, Николай, вступив в Администрацию, заявил ходатайство о присвоении ему звания Поставщика Двора Вашего Императорского Величества. Ходатайство его было уважено и, как видно из удостоверения Канцелярии Министерства Императорского Двора от 27 сентября 1910 г. за № 10201, звание Поставщика Двора Вашего Императорского Величества за фирмою Филиппова "пока во главе будет находиться потомственный почетный гражданин Николай Дмитриевич Филиппов"» (РГИА. Ф. 472. Оп. 43 (511/2840). Д. 30. Л. 76–76 об.).

52 Д. И. Филиппов входил в число администраторов до своей смерти в 1908 г. Ему было назначено жалование 18 000 руб. в год, сохранена дача в имении близ Подольска с домашней обстановкой и квартира в доме на Тверской в Москве (РГИА. Ф. 472. Оп. 43 (511/2840). Д. 30. Л. 62).

53 Скурлов В. В., Иванов А. Н. Указ. соч. С. 18.

54 Следует отметить, что название данного вида кренделя происходит от места его традиционного изготовления – г. Выборга. Именно от финских пекарей И. Иванов узнал секрет его приготовления (РГИА. Ф. 472. Оп. 23 (252/1268). Д. 12. Л. 120).

55 РГИА. Ф. 472. Оп. 31 (130/967). Д. 4. Л. 8.

56 РГИА. Ф. 472. Оп. 43 (476/2425). Д. 7. Л. 207.

© Государственный музей-заповедник Царское Cело. Правила использования материалов сайта