RUS / ENG На главную
Поиск по сайту
Гостевая книга Карта сайта
Екатерининский дворецЕкатерининский паркАлександровский дворецАлександровский парк

ЦАРСКОСЕЛЬСКИЙ АНСАМБЛЬ В ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ
Первые выставки. 1945 – 1959

Автор: Н.А. Тарасова,
начальник отела экспозиции

24 января 1944 г, после тяжелых кровопролитных боев 213 стрелковый полк 56 дивизии под командованием полковника А. К. Рябушева первым вошел в город Пушкин, освобождая его от немецко-фашистских захватчиков. Город и дворцово-парковый ансамбль лежали в руинах.

Попасть в Пушкин после освобождения можно было только по специальным пропускам, так как и город, и Екатерининский дворец, и его парк были заминированы. После первых работ по разминированию состоялась поездка туда научных сотрудников пригородных дворцов. Увиденное поражало своей чудовищностью. 25 февраля 1944 г. А. И. Зеленова сообщала в письме А. М. Кучумову: «…скажу только свое «впечатление» об АДМ[1]. Здание АДМ – уцелело, но попасть в него можно в любое окно 1-го этажа <…> Он не горел, нет, но… пуст хуже, чем после пожара… Как-то устрашающе пуст (нет даже сора…) «Все под метелку»… Не говорю уже о предметах внутреннего убранства, их нет и в помине <…> в АДМ все исчезло “бесследно”…»[2]. В следующим письме Кучумову в том же месяце Зеленова писала: «…от Екатерининского Дворца-Музея остались только фасадные стены, да чудом уцелевшая Камеронова галерея с агатовыми комнатами (все взорвано и погибло от пожара). <…> уцелели изо всей внутренней отделки Дворца – только «часть» большого зала Растрелли, да нижний этаж с грудами навоза и обломками коронационных карет, в которых ездили фрицы (залы первого этажа были конюшней)»[3].

Подробные и точные в мельчайших деталях сведения о состоянии архитектурного ансамбля в городе Пушкине оставил А. М. Кучумов в своих письмах к родным в апреле-мае 1944 г. Эти письма – своеобразные отчеты о нанесенных разрушениях дворцам и паркам во время оккупации города фашистами. В конце письма от 27 апреля Кучумов делает приписку: «Уважаемый тов. Цензор! Прошу Вас пропустить это и другие письма-отчеты о состоянии дворцов-музеев г. Пушкина после хозяйничанья в них немецких варваров. Эти письма предназначены для коллектива научных сотрудников Пушкинских дворцов, эвакуированных в гор. Новосибирск»[4].

После освобождения города, его будущее и перспективы развития были определены постановлением Государственного комитета обороны от 29 марта 1944 г. «О первоочередных мероприятиях по восстановлению промышленности и городского хозяйства Ленинграда в 1944 году» и решением Исполкома Ленгорсовета от 5 мая 1944 г. «О разработке мероприятий по восстановлению городов Петродворец и Пушкин». В соответствии с этими решениями город Пушкин должен быть восстановлен как место отдыха трудящихся Ленинграда.

Важно отметить, что уже через два месяца после освобождения города, в начале апреля, Совнарком на основании постановления Государственного Комитета Обороны принял решение о восстановлении в прежнем виде дворцово-паркового ансамбля города Пушкина, а 23 апреля того же года Ленгорсовет принимает решение о проведении срочных мер по сохранению поврежденных архитектурных памятников. В 1944 г. Ленинградское радио провело свой первый репортаж из Екатерининского дворца: «И вот мы идем по развалинам Екатерининского дворца. Всюду – следы чудовищных злодеяний немцев. И здесь же видны следы кропотливого и сложного труда восстановителей дворца. <…> В разных концах парка собрано 300 деревянных архитектурных деталей, которые снова будут установлены на стенах. Собраны и частички паркета»[5].

22 февраля 1945 г. Исполком Ленгорсовета принимает решение за № 133-10-б о создании Дирекции дворцов-музеев и парков г. Пушкина, которая находиться в подчинении Отдела культурно-просветительской работы Ленгорисполкома[6]. Директором дворцов-музеев была назначена Е.Л. Турова, под руководством и при участии которой начались консервационные, а затем и реставрационные работы во дворцах, парках и парковых сооружениях.

Сотрудники дворцов-музеев и созданная им в помощь специальная бригада из мобилизованных девушек группы военизированной противовоздушной обороны, несмотря на зимнюю стужу и холод, приступили к разбору завалов и сбору сохранившихся фрагментов убранства интерьеров. Помогали и военные. По специальному приказу командующего Ленинградским фронтом были присланы солдаты, которые разбирали завалы, строили временные деревянные мостки для перехода из зала в зал там, где были обрушенные междуэтажные перекрытия, помогали проводить первые общестроительные работы для консервации дворцов и парковых павильонов.

Одновременно с работами по консервации научные сотрудники вели исследовательскую работу, подбирая материал к проектам реставрации сохранившихся залов Екатерининского дворца и полного восстановления Александровского.

Сложные послевоенные условия вносили свои коррективы в планы музейщиков. В 1951 г. Екатерининский дворец и здания служебных помещений – правый и левый полуциркули с двумя зданиями т. н. кухонных корпусов – были переданы военно-морскому министерству: «В соответствии с Постановлением Совета Министров Союза ССР от 31 августа 1951 года № 3216-1523 и решением Исполкома Ленгорсовета депутатов трудящихся от 17 сентября 1951 года ответственный представитель Ленгорисполкома передал Военно-Морскому Министерству в бессрочное пользование, для дальнейшей эксплуатации…»[7].

В течение пяти лет, до 1956 г., пока Екатерининский дворец находился в ведении военно-морского ведомства, в здании была проведена крупная перепланировка – с целью приспособить его под новые, не свойственные дворцу-музею функции. Между окнами первого и второго света в Лионском, Арабесковом, Китайском и Купольном залах были возведены новые перекрытия, пробиты новые дверные проемы, на месте Туалетной комнаты Марии Александровны и Карельского кабинета Александра I были построены лестницы. При восстановлении перекрытий в некоторых случаях были нарушены их исторические отметки[8]. При этом еще в 1956 г. фасад дворца и ворота оставались не реставрированными. «Штукатурка фасада разрушена примерно на 85 %. <…> Лепные украшения фасада деформированы, имеют значительные повреждения и утраты и требуют большой реставрации»[9].

В октябре этого года, в соответствии с Решением Исполкома Ленгорсовета № 46-45-п для проведения в 1957 г. неотложных мероприятий по реставрации Екатерининского дворца, было решено «обязать Управление по делам строительства и архитектуры подготовить и выдать Управлению культуры архитектурно-реставрационное задание на восстановление и реставрацию дворца как уникального памятника архитектуры XVIII века, с максимальным приближением к его подлинному, историческому виду»[10].

Но и в те годы, когда во дворце началась частичная реставрация интерьеров, в здании Екатерининского дворца располагались многочисленные организации, необходимые городу в послевоенное время. В ГМЗ «Царское Село» сохранились поэтажные планы, на которых отмечены помещения, занятые различными городскими структурами. Таким образом, вновь началось приспосабливание здания дворца под общегородские нужды. В Зубовском флигеле расположилась база отдыха с рестораном и кухней. Подобное использование помещений Екатерининского дворца объяснялось послевоенными условиями: после массированных бомбежек и обстрелов Пушкина во всем городе уцелело только около 500 жилых зданий. Поэтому все, что более или менее сохранилось, приспосабливалось под жилье. Это коснулось и многих объектов дворцово-паркового ансамбля.

Судьба пригородных дворцов-музеев очень беспокоила сотрудников. Как велась борьба за возвращение дворцам и павильонам статуса архитектурного памятника видно из их переписки со своими коллегами, близкими и родными.

25 февраля 1944 г. А. И. Зеленова в письме А. М. Кучумову сообщает: «Хозяйственная целостность АДМ уже поставила его под угрозу “занятия” и переделок “под”… (да-да опять то же, что и было уже в одной из частей)… Так мало осталось “пригодных” зданий, а оно… “пригодно”…».

У Жени (Е. Л. Турова. – Н. Т.) родилась «спасительная» идея использовать и приспособить АДМ «под… хранилище всех наших уцелевших и собираемых муз. Ценностей, “идею” – не отвергли, но к осуществлению не приступают»[11].

В этих условиях появлялись проекты с современной точки зрения совершенно невозможные, но тогда, когда все лежало в руинах, вполне реальные. Кучумов, еще находясь в Новосибирске, много размышлял о тяжелой судьбе музеев после войны, об их возрождении, о том, что можно сделать, чтобы не потерять память о великолепных пригородных ансамблях Ленинграда. Своими мыслями он часто делился со своим другом и коллегой А. И. Зеленой. В письме к ней 14 марта 1944 г. он пишет: «Вопрос о реконструкции очень большой и сложный, потребует много времени и средств. Из крупинок будет складываться то… что когда- то называлось парками и Музеями Павловска, Петергофа, Пушкина и Гатчины. Годы большого и упорного труда… а пока должен быть Музей, который показал бы былую красоту этих парков, замечательные сокровища Музеев-дворцов, созданных русским народом при участии талантливейших мастеров прошлого. Этот Музей Пригородов (один большой, а не несколько) должен быть в то же время своего рода институтом, который будет вести разработку всех материалов (даже из других Музеев как Эрм. или Русский и др.) должны быть сосредоточены в этом Музее. Для такой благородной цели не жаль использовать и Алекс. Дв. Модерна там уже не воссоздать, это нужно считать утраченным совсем. Что касается Парадных Зал Кваренги, то они будут восстановлены в своем первоначальном виде (имею в виду убранство), а это самое возможное в реконструкции пригородов, не будут дисгармонировать с теми богатейшими материалами, которые будут представлены в Новом Музее <…>»[12].

Но первое, что нужно было сделать, это собрать в одном месте все художественные ценности пригородных дворцов-музеев, которые удалось сохранить в эвакуации, и то, что было найдено уже после окончании войны на временно оккупированных территориях. Так, 10 мая 1945 г. приказом № 33 по Управлению культурно-просветительными предприятиями Ленсовета был образован новый музейный комплекс – Центральное хранилище музейных фондов пригородных дворцов-музеев города Ленинграда (ЦХМФ). Этим же приказом А. М. Кучумов, которого в апреле 1944 г. вызвали в Ленинград из Новосибирска, был назначен его директором. Ему было предписано организовать Центральное хранилище в Александровском дворце. Первым главным хранителем ЦХМФ стала Г. Д. Нетунахина. Дворец должен быть подготовлен к приему музейных предметов очень быстро, однако ему самому, пострадавшему во время войны, был необходим серьезный ремонт.

Приказ от 31 июля 1945 г. определил срок возвращения музейных предметов из Сарапула к 20 августа того же года[13]. Центральное хранилище музейных фондов принимало в свои помещения не только возвращенные музейные предметы пригородных дворцов-музеев, но и музейные ценности, которые находили на освобождающихся территориях.

Центральное хранилище музейных фондов, подчиняясь решениям города, несколько раз переезжало из одного здания в другое. Так, согласно распоряжению СНК СССР от 13 марта 1946 г., когда Александровский дворец был передан в ведение Академии наук СССР для создания в нем экспозиции Всесоюзного музея литературы и Музея А. С. Пушкина, ЦХМФ в соответствии с приказом ленинградского отдела культурно-просветительной работы Исполкома Ленгорсовета № 259 от 14 августа 1946 г. переехало в Екатерининский дворец, а позднее переместилось в павильон «Дежурная конюшня».

Проекты на восстановление интерьеров Александровского дворца и приспособление его для экспозиций Всесоюзного музея литературы были выполнены в 1947 г. институтом «Ленакадемстройпроект» (ведущий архитектор Л. М. Безверхий, главный инженер проекта А. Р. Соломонов). По этому проекту отделка интерьеров западного флигеля, выполненная по эскизам архитекторов А. М. Горностаева, А. И. Штакеншнейдера и А. Ф. Видова была заменена на новую, которая частично повторяла, частично имитировала архитектурные приемы отделки помещений

В. П. Стасова. Отделка личных апартаментов Николая II и Александры Федоровны в восточном флигеле дворца были совсем уничтожены.

Новый музей в Александровском дворце открылся 10 июня 1949 г. Судьба его оказалась короткой. В 1951 г. Александровский дворец передается военному ведомству, которое в свою очередь приспосабливает его помещения для своих нужд. После такого использования Александровского дворца от его исторического внутреннего убранства сохранилась отделка только в трех парадных залах: Полукруглом зале, Мраморной гостиной и Портретном зале, а также в Угловой гостиной, Приемной и Парадном кабинете Николая II[14].

Следует отметить, что борьба за возрождение пригородных ансамблей после войны была отчаянной, требовала много сил, терпения, настойчивости и доказательства прав на их существование. Среди специалистов различных комиссий, которые были уполномочены решить судьбу дворцов – быть или не быть им музейными объектами – было много мнений и споров.

Кучумов в письме к родным 17 июня 1944 г. сообщает: «Недавно здесь была Московская комиссия в составе председателя Комитета по делам архитектуры академика Мордвинова, академика Щусева, И. Э. Грабаря и др. Было проведено несколько совещаний у главного архитектора Ленинграда тов. Баранова, где обсуждались вопросы реставрации пригородов… Очень интересные дискуссии развернулись там. Решено восстановить внешнюю архитектуру всех памятников, а внутреннюю архитектуру только ансамблей XVIII века с предельным приближением к оригиналу. Профиль каждого музея, конечно, меняется, так как быт утрачен, будут существовать художественные музеи определенного периода, созданные на основе лучших вещей всего фонда. Единственные музеи, которые могут быть прежними по отделке и убранству, а следовательно, и профилю, – Монплезир и Павловский дворец, последний, несмотря на пожар, восстановим легче других. <…> Одним словом, проектов много, аппетиты разгорелись у многих на здания, поэтому, видимо, придется некоторые отвоевывать с большим трудом. А некоторыми и пожертвовать ради спасения других…»[15]. Как трудно было отстаивать право на возрождение музея видно из другого письма Кучумова от 2 июля 1944 г.: «…Много вещей находим в окрестных селениях и деревнях, но собирать их некому, а ведь от этого зависит судьба музея. «Проектов» много, большинство не в нашу пользу, даже ЕДМ, об АДМ и говорить не приходиться. Много нервов и борьбы стоит это. Приходится доказывать право на восстановление не разговорами, а конкретными возможностями, на это и направлена вся наша работа»[16].

В том же письме от 2 июня 1944 г. Кучумов пишет: «Мы с Женей (Е. Л. Турова. – Н. Т.) составили свои «проекты» восстановления ЕДМ, с перенесением в стены ЕДМ Зала Ротари, Чесменского зала и др. из Петергофа, так как сохранены все вещи, и в руинах уцелели фрагменты отделки, позволяющие восстановить архитектуру. Такими залами можно заменить бесследно исчезнувшие ансамбли, например 2-ю и 3-ю Антикамеры, и др. залы анфилады. По нашим проектам получается интересный историко-художественный музей XVIII века. Сейчас все решается в Москве, а мы… ждем и трепещем, хотя тоже приняли меры. Время покажет…»[17].

Пока велись споры о будущем дворцов-музеев и обсуждались различные предложения об их судьбе, при ЦХМФ был создан Экспозиционно-выставочный отдел, который возглавила В. В. Лемус: в послевоенные годы очень важно было показать музейные коллекции, сохраненные в эвакуации и возвращенные после войны с захваченных территорий.

  

Первая выставка «Дворцовые интерьеры XVIII в.», посвященная убранству Екатерининского, Петергофского и Гатчинского дворцов, открылась в Александровском дворце 9 июня 1946 г.

В 1947 г. в Церковном флигеле Екатерининского дворца открылась вторая выставка – «Русский художественный фарфор», на которой были представлены 2000 уникальных предметов из коллекций пригородных дворцов-музеев, среди которых знаменитый Гурьевский сервиз поражал декоративностью настольных украшений, разнообразием и количеством предметов. Современный раздел был представлен изделиями Ленинградского фарфорового завода.

В 1950 г. здесь же открывается выставка «Декоративное искусство Китая XVIII–XIX веков», автором которой была В. В. Лемус. Выставка была откликом на создание Китайской Народной Республики – нового социалистического государства.

В 1949 г. в восточном флигеле и парадных залах Александровского дворца к 150-летию со дня рождения А. С. Пушкина открыли экспозицию Пушкинского дома и Музея А. С. Пушкина. Автором проекта выставки был архитектор Л. М. Безверхний.

За два послевоенных года были спешно и не всегда качественно проведены консервационные работы в парковых павильонах, в которых открывались временные выставки или которые приспосабливались под культурно-массовую работу.

В Концертном зале, меньше других павильонов Екатерининского парка пострадавшем в годы войны, 30 мая 1948 г., после проведения самых первоначальных ремонтных работ, открылась выставка «Пушкин в Царском Селе». Здесь же, в портиках павильона и на прилегающих лужайках, располагались «читальня, шахматно-шашечный павильон, павильон затейных игр», устраивались встречи с писателями, читались лекции, проводились викторины[18]. В 1949 г. в этом павильоне открывается выставка «От Царского Села к городу Пушкину», в 1950 г. – юбилейная выставка картин художника И. Айвазовского, в 1951 – выставка картин русских художников XIX века, в 1952 – выставка работ студентов института имени И. Е. Репина. Выставки живописи неслучайно устраивали в павильоне – размещенные на щитах картины закрывали разрушенный искусственный мрамор стен[19].

В 1945 г. провели заплаточный ремонт кровли Камероновой галереи и Агатовых комнат и начали работы по консервации зданий. К весне 1948 г. работы закончились, и 30 мая на верхнем этаже Камероновой галереи открылась выставка, посвященная Чесменской победе, автором которой была М. В. Дергачева, а в Агатовых комнатах – выставка «Творчество русских мастеров XVIII века», созданная творческой группой в составе В. В. Лемус, А. М. Кучумова и художника-оформителя Н. Барышева. Первая выставка просуществовала до 1952 г., вторая – до 1957. В 1953 г. на Камероновой галерее открылась выставка «Пейзажи нашей родины в картинах русских художников» из фондов ЦХМФ, в 1954 г. – выставка «Парки пригородов Ленинграда в изобразительном искусстве», на которой экспонировались картина С. Щедрина, А. Мартынова, В. Орловского, Г. Кюгельгена, И.-Я. Меттенлейтера. Автором обеих выставок была В. А. Мариничева-Беланина. В 1955–1956 гг. – выставка «Зарубежное декоративно-прикладное искусство XVIII–XIX веков», на которой были представлены уникальные предметы из Индии, Китая, Японии, Испании, Бельгии, Германии, Англии и Франции[20].

Только в 1951 г. встал вопрос о реконструкции первого этажа Камероновой галереи, когда дирекция ЦХМФ решила сделать там выставку, посвященную А. С. Пушкину. Использовать первый этаж под жилье было невозможно, так как большой общий коридор, отсутствие кухонь, недостаточное количество санитарных точек делали данные помещения непригодными для жилья. Кроме того, наличие жилых помещений под выставочным павильоном было запрещено Госпожнадзором. И хотя этот этаж сохранился почти в первоначальном виде – таким, каким он был, когда использовался фрейлинами Екатерины II, было принято решение о его реконструкции, так как по заключению комиссии он не представлял никакой историко-художественной ценности, ибо не имел художественной отделки[21]. В настоящее время сохранилось только одно помещение, дающее представление о комнатах фрейлин.

В 1954 г., после реконструкции первого этажа Камероновой галереи и первоначальной реставрации в Агатовых комнатах, там открылась выставка «Русское декоративно-прикладное искусство XVIII–XIX веков», авторами которой были В. В. Лемус и В. А. Мариничева-Беланина. Экспозиция была построена по видам прикладного искусства. Здесь были представлены художественная резьба по дереву и наборное дерево, предметы, выполненные из слоновой кости, шпалеры, художественное стекло, фарфор и т. п. В Агатовых комнатах в продолжение этой темы был раздел русского камнерезного искусства.

Как выставочный павильон после консервационных работ использовали также Грот, в котором в 1956 г. открылась выставка «Культура и быт Индии», а в 1959 г. – выставка достижений сельского хозяйства.

Дирекция музея прилагала огромные усилия, чтобы сохранить ансамбль Екатерининского парка как архитектурно-художественный памятник XVIII–XIX вв. 25 ноября 1947 г. директор Управления Пушкинских Дворцов и парков Иванов на заседании районной Плановой комиссии Исполкома Пушкинского районного Совета депутатов трудящихся представил доклад о перспективах восстановления пушкинских парков и парковых павильонов. В докладе подчеркивалось выдающееся значение Екатерининского парка среди парков России и необходимость его восстановления как музея садово-паркового искусства XVIII в. В докладе подчеркивалось: «В условиях нашей эпохи, когда парк стал местом массового отдыха трудящихся, необходимо учесть запросы и удобства отдыхающих в парке. Характер планировки парков, созданных два века тому назад, не вполне соответствует задачам использования площади парка для обслуживания культурно-массовыми мероприятиями большого количества отдыхающих. При наличии в Пушкине еще трех парковых массивов необходимо и вполне возможно перенести из Екатерининского парка в другие парки (Александровский и Баболовский) все объекты культобслуживания, привлекающие большое количество отдыхающих (спорт-поле, аттракционы, пляж)»[22]. Но жизнь расставила другие акценты в планы восстановления города Пушкина. Учитывая его назначение как место отдыха трудящихся Ленинграда, не все павильоны реставрировались как музейные объекты.

16 сентября 1948 г. на Научно-экспертном совете Государственной инспекции охраны памятников при обсуждении перспективного плана восстановления пушкинских парков павильон «Верхняя ванна» был намечен к восстановлению с перспективой размещения в нем библиотеки-читальни, шахматно-шашечного клуба и выставочного помещения, но с полной реставрацией внутренней архитектурно-художественной отделки на основе сохранившихся фрагментов.

В этом плане было отмечено, что благодаря своему расположению павильон очень удобен как «объект тихого отдыха». В проектном задании на восстановление павильона 1952 г. отмечается, что Центральный восьмиугольный зал, сохранивший фрагменты росписи XVIII в., должен быть восстановлен в первоначальном виде, а интерьеры, утратившие отделку и свое историческое значение, должны быть решены в соответствии с задачами использования павильона для культурно-массовых мероприятий. В разделе «Техническое оборудование здания» отмечается, что в целях использования здания в зимнее время для проведения в нем культурно-массовых мероприятий необходимо установить печи в соответствии с существующими нормами. Внешне печи должны быть архитектурно оформлены подобно существующим печам в настоящее время, на тех же местах. Электрическая проводка для освещения должна быть скрытой, в соответствии с существующими техническими нормами и требованиями.

В июне 1954 г., когда в павильоне начала работать библиотека-читальня, была открыта книжная выставка, посвященная 170-летию со дня рождения Дениса Давыдова. В архиве ГМЗ «Царское Село» сохранились фотографии четырех первых литературных выставок в павильоне «Верхняя ванна».

В некоторых павильонах Екатерининского парка проводились реставрационно-ремонтные работы с целью использования их под объекты общественного питания.

В 1946–1947 гг. был частично отремонтирован правый корпус Адмиралтейства. В течение летнего периода здесь была открыта кафе-столовая Московского треста ресторанов. Остальные корпуса Адмиралтейства стояли в законсервированном виде до 1952 г. Исполнительный Комитет Ленинградского Совета депутатов трудящихся 17 ноября 1952 г. принял решение за № 110-9-б «О благоустройстве парков Екатерининского и Александровского в гор. Пушкине и Павловского в гор. Павловск», согласно которому предполагалось, что здания Адмиралтейства к началу летнего сезона 1953 г. должны быть полностью восстановлены, а в 13 пункте этого решения указывалось: «Обязать Ленглавресторан (т. Ермолаева) организовать к 15 мая 1953 г. ресторан в 3-х корпусах Адмиралтейства на правах долгосрочной аренды»[23]. Однако реставрационные работы затянулись, так как помещения задней части центрального корпуса Адмиралтейства, заселенные рабочими и служащими Дирекции дворцов и парков, не были освобождены полностью, а рядом с корпусами находились дровяные сараи, принадлежавшие этим жильцам.

В архитектурно-реставрационном задании от 21.01.1953 подробно расписано, что будет сохранено в историческом виде и как будет использоваться павильон. В пункте «Архитектурно-реставрационные требования» говорилось:

  1. Фасады здания реставрировать в авторском виде.
  2. Оконные и дверные заполнения восстановить по старым образцам на основе сохранившихся в натуре и изобразительных материалов. Во всех отапливаемых помещениях предусмотреть зимние переплеты.
  3. Внутреннюю планировку всех 3-х корпусов осуществлять в соответствии с проектом, подлежащим согласованию с Госинспекцией по охране памятников Ленинграда.
  4. В центральном корпусе внутреннюю отделку верхнего зала – лепку потолка и отделку стен белыми глазурованными плитками – реставрировать в историческом виде, по сохранившимся образцам. На месте прежних гравюр, изображавших английские парки, запроектировать размещение гравюр, изображающих русские парки[24].

В разделе «Назначение зданий Адмиралтейства» после восстановления отмечается, что весь комплекс «Адмиралтейства» предназначается к использованию под центральный ресторан Екатерининского парка: «В центральном корпусе размещаются: в бывшем “Голландском зале” – главный зал ресторана Екатерининского парка; в нижнем этаже, в быв. “Шлюпочном сарае” – буфет и гардероб; в задних пристройках (в обоих этажах) – кухня, мойки, кладовые и др. вспомогательные помещения; в верхнем этаже правого корпуса – молочный буфет; в нижнем этаже правого корпуса – служебные помещения для дирекции ресторана и дополнительные кладовые; в верхнем этаже левого корпуса – бильярд; в нижнем этаже левого корпуса, в передней части, – гардероб при бильярде; в задней части – центральная котельная для отопления всего комплекса»[25].

В правом корпусе по данному проекту должны были разместиться молочный буфет и служебные помещения дирекции ресторана. Внутреннюю отделку помещений этого корпуса предполагалось восстановить в прежнем виде, но предусматривалась возможность перепланировки в случае необходимости за счет некапитальных стен.

В левом корпусе в верхнем этаже на месте бывшего чердака предполагалось устроить зал для бильярда, по аналогии с залом правого корпуса. Для освещения этого зала предусматривалась пробивка новых окон на заднем фасаде по аналогии с окнами, пробитыми в симметричном правом корпусе. В помещениях нижнего этажа корпуса, которые разделяются капитальной стеной на две части, предполагалось разместить со стороны пруда гардероб для посетителей бильярда, в другой части, с входом с заднего фасада, устраивалась центральная котельная для отопления всех трех корпусов Адмиралтейства и здания бывшего Матросского домика, где предполагался общественный туалет.

Из этой проектно-сметной документации видно, что в архитектурную структуру комплекса «Адмиралтейство» при приспособлении его под ресторан и бильярд были большие вмешательства, хотя иногда использовали решения предыдущего времени.

Аналогично был приспособлен и павильон «Нижняя ванна», в котором после ремонтных работ открылся молочный буфет. Интерьеры павильона во время приспособления его подверглись некоторым изменениям: в центральном зале появился каменный пол, в одной из ванных комнат была устроена холодильная камера, в другой появилась новая стена с раздаточным окном. Историческая роспись на стенах была закрашена. Гранитные ванны XIX в. были демонтированы с частичными повреждениями и утратами и перенесены на хозяйственный двор. В 2008–2010 гг. интерьерам павильона «Нижняя ванна» после реставрационных работ был возвращен облик конца XIX в., наиболее отвечающий его назначению. Отреставрированные старые гранитные ванны вновь были установлены в помещениях «Мужская ванная комната», «Женская ванная комната» и «Детская ванная комната».

Постепенно в город возвращалась мирная жизнь. Городу требовались рабочие руки, чтобы поднимать его из руин. Но жить было негде. Поэтому занимали помещения, более-менее уцелевшие от бомбежек и пригодные под жилье и общегородские нужды.

Павильон «Дежурная конюшня», сильно разрушенный в годы войны, еще в довоенные годы был частично переоборудован под жилые помещения, конюшню и гараж, где размещалось шесть автобусов. После Великой Отечественной войны в 1945–1950-х гг. здесь были проведены только необходимые ремонтно-консервационные работы, чтобы можно было использовать его с пользой для города.

Подробно о судьбе павильона «Дежурная конюшня» написала в своей исторической справке старший научный сотрудник ГМЗ «Царское Село» В. Ф. Плауде: «В наиболее сохранившейся части верхнего и антресольного этажей перед их заселением настлали полы, сложили кухонные очаги и произвели косметический ремонт. В этот же период был закрыт кирпичной кладкой ранее существовавший проход из полуциркульного корпуса в задний корпус здания. До 1959 года в нижнем помещении полуциркульной части Дежурной конюшни и во втором этаже над перекрытием бывшего левого сарая располагалось хранилище художественных карет и музейных экипажей. Также первый этаж здания занимали гараж для автомашин и конюшня Дирекции дворцов и парков. Верхний этаж частично стал жилым…»[26]. В 1950 г. сотрудниками Ленпроекта было проведено полное обследование здания Дежурной конюшни, а Бюро инвентаризации жилья Отдела Пушкинского райсовета составили подробные поэтажные планы павильона. Эти работы легли в основу реставрации 1951–1954 гг. В это время на месте гаража в левом крыле полуциркульного корпуса появилась котельная, а в верхних этажах провели частичную перепланировку в связи с разборкой задних пристроек и размещением санузлов во внутренних помещениях. Заслугой этих реставрационных работ было сохранение и ремонт старых чугунных перегородок стойл в задней части здания.

Но на этом трансформация павильона не закончилась. «В 1959 г. Проектно-сметная контора Управления культуры Ленгорисполкома выполнила Проект перепланировки бывших Дежурной конюшни под танцевальный павильон»[27]. В правой части полуциркульного объема была оборудована деревянная эстрада, окрашенная масляной краской; в левой части – гардероб. Значительной перепланировке подвергся первый этаж заднего корпуса Дежурной конюшни: был разобран закрытый ранее проем, соединявший его с полуциркульной частью; проход, ведущий от входа в задний флигель с улицы, был заложен; были разобраны и вывезены чугунные стойла, которые в результате непризнания павильона ценным историко-бытовым памятником, безвозвратно исчезли; в помещении были спланированы новые внутренние перегородки для оборудования буфета и двух санузлов; на высоте второго этажа устроен металлический балкон для оркестра, на который вела лестница. Второй и антресольный этажи с этого времени и до 1989 г. полностью использовали как жилье для сотрудников Дворцов-музеев и парков»[28].

Люди жили в нижних этажах Камероновой галерее, в Адмиралтействе, в Китайской деревне, Шапели, Дежурной конюшне, Ферме, циркумференциях и Кухонных корпусах Екатерининского дворца, в Воротах-руине Белой башни, приспосабливая их под квартиры. В этих условиях переносились внутренние перегородки, появлялись кухонные блоки, санузлы, печи.

Сложные послевоенные условия, отсутствие постоянного и достаточного финансирования, качественных материалов для реставрационных работ, опытных специалистов-реставраторов, а также приспособление уникальных памятников архитектуры под объекты культурно-массового назначения привело к плачевному их состоянию и значительно осложнило реставрационные работы в последующие годы.

 


[1] АДМ – Александровский дворец-музей.

[2]Зеленова А. И. Статьи, воспоминания, письма. Павловский дворец. История и судьбы. СПб., 2006. С. 137.

[3] Зеленова А. И. Статьи, воспоминания, письма… С. 142.

[4] Подробнее см.: Кучумов А. М. Павловский дворец. История и судьбы. СПб., 2004. С. 91.

[5]Кетова К. С. Гибель и возрождение вновь (эл. ресурс: na-journl..2-2012…gibel…ekaterininskom-dvoce… (Дата обращения 06.02.2014).

[6] Ходасевич Г. Д. История образования Государственного музея-заповедника «Царское Село» и его коллекций. Историческая справка. 2007. Фонд рукописных материалов ГМЗ «Царское Село». НВК-1989. С. 6.

[7] Акт о передаче на баланс Военно-Морского Министерства СССР зданий и сооружений бывшего Екатерининского дворца в г. Пушкине. 02.10.1951. Фонд рукописных материалов ГМЗ «Царское Село». ВХ-568/8. С. 1.

[8]В Акте технического состояния Екатерининского дворца в городе Пушкине, составленном 15 декабря 1956 г., зафиксировано: «…за период эксплуатации зданий дворца произведен большой объем работ по восстановлению и реконструкции дворца с приспособлением его для нужд воинской части. <…> При восстановлении сгоревших комнат Анфилады дворца изменена планировка. Введены дополнительные антресольные перекрытия над Портретным и Янтарным залами; уровень остальных антресольных перекрытий анфилады понижен на 0,5 м. Установлена временная перегородка в парадной столовой и проложена стена по оси анфилады для образования коридора. <…> При восстановлении… комнат парковой стороны была также изменена историческая планировка: сделана новая лестничная клетка на площади бывшей Карельской приемной, устроены ряд временных перегородок». ЦГАЛИ СПб. Ф. 105.1. Д. 565. Л. 8, 19.

[9]Кетова К. С. Гибель и возрождение вновь / na-journl..2-2012…gibel…ekaterininskom-dvoce… (дата обращения 06.02.2014).

[10] ЦГАЛИ СПб. Ф. 105. Оп. 1. Д. 572. Л. 10–17.

[11] Зеленова А. И. Статьи, воспоминания, письма… С. 138.

[12] Зеленова А. И. Статьи, воспоминания, письма… С. 161.

[13] Беланина В. А. Центральное хранилище музейных фондов пригородных дворцов Ленинграда // XI Царскосельская научная конференция. 2005. С. 449, 453.

[14] Подробнее о судьбе Александровского дворца в послевоенные годы см.: Семенова Г. В. Последняя императорская резиденция. Архитектура. Реставрация // Дизайн и строительство. СПб., 2010. 1(44). С. 34–35; Семенова Г. В., Соколов П. С., Парфенов В. И., Голуб В. Д., Кузеватов О. А. Александровский дворец // Реликвия. СПб., 2011. 24. С. 42–43.

[15] Кучумов А. М. Павловский дворец… С. 123.

[16] Кучумов А. М. Павловский дворец… С. 130–131.

[17] Кучумов А. М. Павловский дворец… С. 130–131.

[18] Турова Е. Л. Павильон «Концертный зал» в Екатерининском парке г. Пушкина. Краткая историческая справка. 1952. Фонд рукописных материалов ГМЗ «Царское Село». НВК-152. С. 14.

[19] Документальные материалы по восстановлению Концертного зала. 1953–1955. Фонд рукописных материалов ГМЗ «Царское Село». НВК-153.

[20] Беланина В. А. Центральное хранилище музейных фондов пригородных дворцов Ленинграда / XI Царскосельская научная конференция. 2005. С. 458–460.

[21] Камеронова галерея. Историческая справка. 1952. Фонд рукописных материалов ГМЗ «Царское Село». НВК-936. С. 37–38.

[22] Перспективный план восстановления и развития парков города Пушкина. 1947. Фонд рукописных материалов ГМЗ «Царское Село». НВК-3. С. 3,6.

[23] Архитектурный комплекс «Адмиралтейство» в Екатерининском парке. Реставрационный отчет с приложением. 1953. Фонд рукописных материалов ГМЗ «Царское Село». НВК-60. С. 4–5.

[24] Турова Е. Л. Архитектурно-реставрационное задание на восстановительно-реставрационный ремонт комплекса «Адмиралтейство» в Екатерининском парке г. Пушкина. 1953. Фонд рукописных материалов ГМЗ «Царское Село». НВК-53. С. 1–2.

[25] В соответствии с новым назначением павильона в верхнем и нижнем залах были запроектированы зимние переплеты; оконные проемы нижнего этажа на передних фасадах увеличили до размеров летних переплетов. В верхнем зале, где размещается главный зал ресторана, устраивается лестница у задней стены для прохода на второй этаж пристройки, где будут размещены кухни, мойки и т. д. Антресольные этажи не восстанавливаются, за исключением задней части, необходимой в связи с устройством новой лестницы.

Нижний зал перегораживается поперек легкими застекленными перегородками, в передней части размещается кафе-буфет, в задней части – гардероб для проходящих в центральный зал ресторана (по образцу кафе и ресторана «Театральный» на Невском проспекте). Из помещений гардероба в нижнем зале пробиваются двери в боковых стенах для выхода на лестницы в башнях и ведущие в верхний зал. Проемы пробиваются в местах, которые показаны на ранних чертежах Адмиралтейства XVIII в.

В Нижнем зале запроектирована новая архитектурно-декоративная отделка, которая повторяла композицию лепного потолка Верхнего зала.

В задней пристройке, на фасаде, обращенном к Парковой улице, на месте центрального окна восстанавливается дверь, существовавшая на этом месте до середины XIX в., для входа в Нижний зал ресторана в зимнее время. Внутренняя планировка в обоих этажах задней пристройки проектируется с учетом практических потребностей хозяйственно-вспомогательных помещений ресторана, но с учетом необходимости размещения в Нижнем зале вестибюля для прохода публики в ресторан в зимнее время (Фонд рукописных материалов ГМЗ «Царское Село». НВК-53).

[26] Плауде В. Ф. Историческая справка к проектной документации по реконструкции, техническому переоснащению с элементами реставрации и приспособлению для современного использования здания «Дежурной конюшни», 2010. С. 6. Реставрационный отдел ГМЗ «Царское Село».

[27]Архив КГИОП. Инв. № П. 238. Пр.-3.

[28] Плауде В. Ф. Историческая справка... С. 8–9.

© Государственный музей-заповедник Царское Cело. Правила использования материалов сайта