RUS / ENG На главную
Поиск по сайту
Гостевая книга Карта сайта
Екатерининский дворецЕкатерининский паркАлександровский дворецАлександровский парк

ПОСТАВЩИКИ ВИН, ШАМПАНСКОГО И ДРУГИХ НАПИТКОВ, А ТАКЖЕ ТАБАКА
К ИМПЕРАТОРСКОМУ И ВЕЛИКОКНЯЖЕСКИМ ДВОРАМ

Виктория Эльман,
научный сотрудник

Не только парадные, но и повседневные завтраки или обеды при Императорском дворе не обходились без употребления всевозможных напитков. Разнообразие ассортимента в винных императорских погребах могло удовлетворить самый взыскательный вкус.

Вино ко Двору, помимо российских, поставляли французские и немецкие, английские фирмы, среди них: «Н. Сuvillier & Frere»[1], «Barton & Guestier»[2], «P. Mazet, François & Cо»[3], «Heidsieck & Co. Walbaum, Luling. Goulden & Co»[4], «Schröder & de Constans», «Feldheim August, Sons»[5] «Dilthey Sahl & Co»[6], «Gebrüder Drexel»[7], «Krohn Brothers & Cо»[8] и другие.

Среди российских поставщиков одно из ведущих мест занимал Торговый дом «Л. Бауер и Ко», основанный Л. Д. Бауером в 1845 г. С 1880 г. фирма поставляла к Высочайшему двору шампанские и заграничные вина[9], заменив фирму «Никольс и Плинке» (старый английский магазин). В 1881 г. фирме было даровано звание поставщика Двора Его Императорского Величества, о чем было сообщено в Придворную контору: «Господин министр Императорского Двора 21 апреля минувшего года за № 464 уведомил обер-гофмаршала, что Государь Император соизволил разрешить Торговому дому “Л. Бауер и Ко”, принявшему поставку от фирмы "Никольс и Плинке" для высочайшего двора, именоваться Поставщиком с правом иметь на вывеске изображение государственного герба»[10]. После смерти Л. Бауера в права наследования вступили жена покойного германская подданная Е. Н. Бауер с сыновьями Карлом, Леонтием, Александром и Николаем. Впоследствии они образовали Товарищество на паях «Л. Бауер и Ко»[11], действовавшее на основании Устава, утвержденного в 1902 г. По ходатайству Е. Н. Бауер и К. Л. Бауера, являвшегося директором-распорядителем, в 1903 г. за Товариществом было сохранено звание поставщика до тех пор, «пока во главе фирмы будет находится К. Бауер»[12].

Еще одним виноторговым предприятием была фирма «К. О. Шитт», основанная в 1818 г. К. Шиттом. К началу ХХ в. его внук В. Шитт владел в Санкт-Петербурге несколькими десятками ренсковых погребов[13]. В марте 1910 г. коммерции советник В. Шитт обратился в министерство Императорского двора с просьбой предоставить ему звание поставщика, но получил отказ. Повторно с этой просьбой Шитт обратился в конце года, сделав акцент на 25-летнем юбилее правления фирмой: «В течение многих лет по настоящее время я имею счастье поставлять к Высочайшему столу по заказу Гофмаршальской части разные вина, и другие напитки… А также более 25 лет все употребляемое церковное вино для Дворцовой Знаменской церкви в Царском Селе»[14]. В декабре 1910 г. на основании представленных бумаг В. Шитту было пожаловано звание поставщика.

При Дворе Александра III, а затем Николая II на столах наряду с французскими и немецкими все чаще стали появляться вина из крымских и кавказских удельных имений. Согласно архивным документам, в винных погребах хранились вина из Ливадии, Массандры, Кахетинского имения, имений Ай-Даниль и Абрау-Дюрсо, а также из имений приближенных ко Двору лиц[15], например графа С. Д. Шереметева, отмечавшего в своих мемуарах: «В последние годы он [император] особенно пристрастился к кахетинскому “Карданаху”, который я ему доставлял»[16]. Этот факт подтверждает сохранившаяся в описной книге винного погреба Императорского двора запись о поставке «Карнабаха № 2 1887 г. и Карнабаха № 3 1887 г. от гр. Шереметева»[17].

Начальник канцелярии министерства Императорского двора А. А. Мосолов оставил интересные воспоминания о приобщении Двора к русскому вину: «При Александре II все подаваемые вина были иностранного происхождения. Александр III создал для русского виноделия новую эпоху: он приказал подавать иностранные вина только в тех случаях, когда на обед были приглашены иностранные монархи или дипломаты. Иначе надо было довольствоваться винами русскими. <…> Признаюсь, что в те времена надо было иметь много национального мужества, чтобы довольствоваться крымской кислятиной. Но это продолжалось недолго. Под искусным руководством князя Кочубея уделы быстро довели свои вина до высокой степени совершенства. Весьма скоро потребление иностранных вин сделалось признаком простого снобизма»[18].

Ни одно торжество при Дворе не обходилось без шампанского. Быстро завоевав популярность во Франции, оно начало распространяться по всей Европе, став воплощением роскоши и веселья, приобретя особую любовь у представителей аристократических и художественных кругов. В России шампанское также пришлось по вкусу, но еще во второй половине XIX в. оно являлось напитком для избранных. Представители императорской фамилии имели личные предпочтения в выборе марки игристого напитка. Например, при Александре II в моду вошло шампанское «Луи Редерер» («Louis Roederer»)[19]. Однако компания-производитель шампанских вин с одноименным названием получила звание поставщика лишь в 1908 г.[20]

При дворе Николая II практически на всех парадных завтраках и обедах предпочтение отдавалось французскому шампанскому «Монополь», которое лишь после 1910-х гг. потеснило российское «Абрау-Дюрсо».

Попытки производства шампанского в России предпринимались во многих винодельческих хозяйствах в Крыму и на Кавказе, в том числе в кутаисском имении принца К. П. Ольденбургского[21]. Но главным и, пожалуй, самым удачливым среди виноделов оказался князь Л. С. Голицын[22], который одним из первых стал успешно проводить опыты по производству шампанского в своем крымском имении «Новый свет». Голицынские вина и шампанское с успехом были представлены на российских и международных выставках. О пребывании Голицына на Всемирной выставке в Париже (1889 г.) французы писали: «Из всех стран мы меньше всего знали Россию. Новостью, пришедшей в винодельческую конкуренцию, было то, что Россия вошла сюда огромными шагами, и шагами хозяина. Впервые можно было увидеть в 1889 г. на Всемирной выставке русского, не только председательствующего в жюри по вину, но и очаровавшего всех как утонченностью своей осведомленности, так и известностью своих предков. Его называли королем экспертов»[23]. Успехи Голицына в области виноделия обратили на себя внимание императора Александра III: с 1891 г. Голицын принял заведование виноградарством и виноделием в имении «Ливадия», удельных крымских имениях и имении Абрау-Дюрсо.

Особое внимание Голицына и руководства Главного управления уделов было направлено на изучение и налаживание массового выпуска российского шампанского. В 1892 г. специалисты во главе с Л. С. Голицыным приступили к опытам по приготовлению шипучих вин. В 1894 г. на должность винодела и шампаниста князь рекомендовал француза В. Тьебо[24], долгое время состоявшего виноделом в имени принца К. П. Ольденбургского.

Опыты, проведенные в первые четыре года, начиная с 1892 г., не дали существенных результатов, на что не в последнюю очередь повлияли сложные отношения между Тьебо и Голицыным. Князь, будучи специалистом в виноделии и человеком увлеченным, был склонен к авторитарности и любые замечания или неисполнение указаний воспринимал болезненно[25]. Также надо отметить позицию Голицына по отношению к иностранным специалистам, которую он выразил в обращении к русским виноградарям и виноделам: «Петр Первый был велик, иностранцы у него служили, но никогда они не были самостоятельны, они были под командою русского, и дело шло. Пусть иностранцы будут нашими рабочими, на это я согласен, но им поручать создавать русское богатство – против этого я протестую. Они, даже если бы хотели, этого сделать не смогут»[26].

Однако в 1896 г. было решено обратиться за консультациями к французскому специалисту Э. Робине[27], назначенному по Договору с Уделами инспектором по выделке удельных шипучих вин[28]. К 1896 г., возможно после консультаций с Робине, было принято решение о необходимости производства игристых вин в удельном имении за пределами Крыма, так как вкусовые качества крымских вин не подходили для приготовления шампанского. После посещения виноградников Северного Причерноморья и дегустации вин местом производства шампанского было выбрано имение Абрау-Дюрсо.

В конце 1897 г. была выпущена первая партия шампанского с маркой «Абрау-Дюрсо» в количестве 14 000 бутылок. В январе 1898 г. в столичных газетах было напечатано объявление: «Главное управление уделов доводит до сведения, что с 1 января 1898 г. поступило в продажу в удельных виноторговлях в Санкт-Петербурге, Москве, Одессе, Харькове, Варшаве, Ялте первое удельное шампанское «Абрау-Дюрсо» по цене 2 р. 50 к. за бутылку»[29]. Согласно отчетам в виноторговлях различных городов Российской империи менее чем за год было продано: в Санкт-Петербургской – 4 795, Московской – 3 061, Нижегородской – 312, Одесской – 2 205, Ялтинской – 1 048, Харьковской – 1 293, Варшавской – 2 362, из удельного имения Абрау-Дюрсо – 624, Тифлисской – 1 078 бутылок шампанского «Абрау-Дюрсо»[30].

Уже в начале 1898 г. руководство Главного управления уделов предприняло ряд попыток представить шампанское «Абрау-Дюрсо» членам императорской фамилии. 20 января игристое вино было отправлено на дегустацию знатоку и любителю этого благородного напитка – великому князю Владимиру Александровичу, который, в свою очередь, признал его вполне хорошим, при этом отметив, что «полусухое шампанское слишком сладко, а сухое недостаточно сухо»[31].

Получив благосклонную оценку от великого князя Владимира Александровича[32], 29 января князь Вяземский обратился к графу П. К. Бенкендорфу с просьбой представить шампанское императору: «Его Императорское Высочество Великий Князь Владимир Александрович, мнению которого как опытного и крайне строгого судьи в этом деле я придаю особое значение, отозвался с похвалой об удельном шампанском… Столь благосклонная оценка Его Высочества дает мне смелость представить удельное шампанское для пробы Его Императорскому Величеству Государю Императору… Выражая надежду что, со своей стороны, Ваше сиятельство признает возможным приобрести удельное шампанское для Гофмаршальской части…»[33].

Помимо великого князя Владимира Александровича 1 февраля удельное шампанское было отправлено и другим членам императорской фамилии – великим князьям Михаилу Николаевичу[34] и Алексею Александровичу[35].

Судя по письму от 21 февраля 1898 г., направленному виноделом В. Тьебо из Судака в Управление удельными имениями Массандра и Ай-Даниль, ответ о качестве продукта был получен только от великого князя Владимира Александровича[36]. В этом же докладе Тьебо вносит предложение о возможности приготовления отдельного сорта шампанского «для высшей аристократической публики»[37]. К сожалению, автором не обнаружено подтверждения факта изготовления данного сорта шампанского.

Тем не менее, все замечания, касающиеся качества шампанского, были учтены, и в июне 1898 г. князь Вяземский повторно просил великого князя Владимира Александровича продегустировать новое шампанское. Восьмого июля на имя Л. Д. Вяземского от великого князя из Царского Села была получена телеграмма: «Шампанское с двумя процентами пришлось мне чрезвычайно по вкусу»[38]. Впоследствии, в январе 1899 г., для Двора великого князя было закуплено 60 бутылок удельного шампанского.

Рассвет «Абрау-Дюрсо» пришелся на время нахождения на посту винодела и шампаниста Виктора Дравиньи[39], который за успешную деятельность в 1909 г. был награжден золотыми часами с цепочкой, а в 1910 – премией в размере 1 000 руб. и отпуском во Францию[40]. К началу ХХ века в имении «выросли» свои высококлассные специалисты, проработавшие в Абрау-Дюрсо не один год. Среди них были виноградарь М. Головин, помощник винодела М. Цветков и др.

Известия об успехах в производстве российского шампанского наверняка доходили до императора. Судя по воспоминаниям ротмистра лейб-гвардии Конно-гренадерского полка Н. Л. Жадвойна, император Николай II не раз предпринимал попытки «ввести» при Дворе шампанское «Абрау-Дюрсо». Так он описывает один из полковых обедов в Петергофе: «”Из-за внезапности сегодняшнего обеда у Вас, вероятно, не хватило французского вина?” – спросил император. Князь Долгоруков доложил, что мы поздно вернулись со смотра стрельбы и когда проверили погреб, то убедились, что шампанского мало и мы нигде в Петергофе не смогли достать нашего обычного вина, и вынуждены были в Экономическом Обществе купить то, что у них было, а именно Абрау-Дюрсо. На это Его Величество соизволил сказать: “Я этому очень рад... Я люблю Абрау, налейте мне стакан его... Я несколько раз хотел при Дворе ввести русское шампанское, но не встречал сочувствия... Теперь я могу это сделать, имея случайный инцидент!”»[41].

К 1910-м гг. качество шампанского «Абрау-Дюрсо» позволило ему попасть в императорские винные погреба[42] и подаваться к столу во время торжеств. Так, например, в июне 1912 г. по случаю празднования 200-летия Царского Села начальником Царскосельского управления из Санкт-Петербурга было выписано 200 бутылок шампанского «Абрау-Дюрсо», которое подавали к фуршетному завтраку на 500 персон в Большом Царскосельском дворце[43]. С 1911 г. шампанское «Абрау-Дюрсо» предпочиталось императорской семьей даже при ее пребывании в Ливадии, о чем свидетельствуют записи в описных книгах об отправке «Абрау-Дюрсо» для подачи к императорским обедам[44].

В 1913 г. из винного погреба было израсходовано максимальное количество шампанского «Абрау-Дюрсо» – 4 031 единица бутылок и полубутылок. После начала Первой мировой войны шампанского стало закупаться значительно меньше, а в 1917 г. закупки прекратились[45].

За поставку водки и других крепких напитков звания поставщиков Императорского двора были присвоены фирмам «И. Лиевский и Ко» «М. Зейдель и Ко, «Д. З. Сараджев», товариществу «П. А. Смирнов в Москве», товариществу «Н. Л. Шустов с сыновьями», водочному заводчику А. Штритеру[46] и др.

Торговый дом «М. Зейдель и Ко», во главе которого стоял варшавский купец 1-й гильдии М. Зейдель, поставлял ко Двору венгерское вино, сливовицу, «старую» водку[47]. Зейдель несколько раз «испрашивал» разрешение на присвоение звания поставщика, но за кратковременностью поставок получал отказ. После смерти основателя фирмы в министерство Императорского двора обратились его сыновья. П. Зейдель писал в своем прошении: «По заказам Управления Гофмаршальской части наша фирма с 1895 г. удостоилась чести поставлять к высочайшему Двору напитки своего собственного варшавского погреба, преимущественно старую водку и сливовицу. Кроме того, в 1897 году фирма имела счастье с особого разрешения поднести его императорскому Величеству на пробу венгерское вино, за что была осчастливлена высочайшей благодарностью»[48]. Получив несколько раз отказ, сыновья Зейделя не потеряли надежды стать поставщиками Двора, и в 1907 г. их решимость была вознаграждена – фирма получила звание поставщика с правом изображения на вывесках государственного герба.

Ведущими производителями и поставщиками пива были петербургские предприятия, среди которых завод «Бавария»[49], пивоваренное Товарищество «Калинкин»[50], товарищество «И. Дурдин», и др.

Судя по присвоению званий купцам и ремесленникам, поставлявшим квас и кислые щи[51], эти напитки при Дворе любили. В 1875 г. за поставку баварского кваса и кислых щей звание поставщика было даровано квасокислощейному заведению «Соколов с сыновьями», владельцем которого являлся петербургский купец 2-й гильдии Ф. К. Соколов; в 1881 г. – мастеру кваснокислощейного цеха Т. Загребину, поставлявшему более 9 лет питье под названием «русский квас» ко Двору Александра II, и более 14 лет – ко Двору великого князя Александра Александровича. Помимо этого Загребин поставлял «русский квас» ко дворам великих князей Михаила Николаевича, Владимира Александровича, Сергея Александровича, Павла Александровича.

  

Во время пребывания августейших особ в Москве поставки пива, кваса, меда, кислых щей неоднократно производились пивоваренным заводом, принадлежавшем московским купцам 1-й гильдии Д. Карнееву и В. Горшанову. Согласно рапорту Московской дворцовой конторы в Министерство Императорского двора, «поставки производились постоянно с 1855 г. с похвальной исправностью, добросовестностью и постоянным улучшением качества этих напитков»[52]. Звание поставщика было получено в 1869 г.

Помимо спиртных напитков ко Двору в больших объемах закупалась минеральная вода. Одним из ее производителей и поставщиков был фридрихсгамский купец 1-й гильдии А. П. Верландер, имевший заведение искусственных минеральных вод в Красном Селе. Продукция изготавливалась на воде, добываемой из Дудергофских ключей. Звание поставщика Его Императорского Величества было получено в 1893 г.[53]

В списке поставщиков минеральной воды для двора великих князей Кирилла Владимировича, Бориса Владимировича и Андрея Владимировича значился царскосельский аптекарь и владелец фабрики минеральных вод А. Дерингер, получивший звание поставщика в 1910 г.[54] Члены императорской фамилии заказывали российские минеральные воды боржоми[55], ессентуки[56], нарзан[57], а также куваку[58].

Говоря о привычках членов императорской фамилии, нельзя не вспомнить о табакокурении. Как известно, император Николай I не курил и всячески пытался истребить эту привычку в своем окружении. Александр II, напротив, был заядлым курильщиком, о чем свидетельствуют сохранившиеся в коллекции ГМЗ «Царское Село» принадлежавшие ему портсигар с папиросами с табаком, папиросница и спичечница с фигурой охотника, спичечница-бочонок со спичками фабрики А.П. Лукутина, а также коллекция трубок и мундштуков для кальянов и сигар из янтаря и морской пенки из Азиатской комнаты Зубовского флигеля Екатерининского дворца.

Папиросы и табахитосы ко двору Александра II поставлял петербургский табачный фабрикант А. М. Тепфер. Происходивший из дворян, он более 20 лет прослужил в армии, в том числе 7 лет в Забайкальском казачьем войске в Восточной Сибири, а выйдя в отставку в чине коллежского асессора, переехал в Санкт-Петербург, где открыл табачную фабрику. Продукция его компании представлялась на многих выставках, где получила награды, в том числе Серебряную медаль «За трудолюбие и искусство» (1861), почетный отзыв на Всемирной выставке в Лондоне (1862), почетный отзыв на Всероссийской сельскохозяйственной выставке (1864) и др. В январе 1864 г. и августе 1865 г. Тепфер обращался с просьбой о присвоении ему звания поставщика Двора, но получил отказ по причине непродолжительности поставок. В 1866 г. он вновь обратился с данной просьбой, предоставив подтверждение камер-фурьера Никифорова тому, что с 1860 г. им производились поставки папирос и табахитосов для Его Величества. В 1867 г. Тепфер получил долгожданное звание поставщика Двора Его Императорского Величества с правом иметь на вывеске фабрики изображение государственного герба[59]. Звания поставщика при правлении Александра II были также удостоены С. Богосов, А. Ю. Мичри, И. Амиди[60], Товарищество на паях «Лаферм».

Николай II, как и его венценосный дед, не отказывал себе в табаке, о чем свидетельствует множество фотографий, на которых император запечатлен курящим. Великий князь Гавриил Константинович упоминал в своих мемуарах рассказ министра Редигера о Николае II: «…Когда он бывал у Государя с докладами, то государь, куривший папиросы в мундштуке, клал конец мундштука на особую бумажку перед пепельницей, чтобы выходящий из мундштука дым не портил письменного стола»[61].

Звания поставщика при правлении Николая II среди прочих были удостоены Кортези, Д. Мангуби, фирмы «Аргиропуло и Ишервуд», «М. И. Кушлю и Сын», Товарищество табачной фабрики «Я. С. Кушнарев»[62] и др.

Подводя итог, хотелось отметить, что иностранные фирмы, занимавшиеся поставками вин и шампанского, как правило, были поставщиками многих европейских императорских дворов и зачастую поставляли вина из определенного региона. У крупных иностранных и российских торговых домов напитки закупались в основном для торжественных мероприятий, проходивших в императорских резиденциях. Маленькие фирмы обычно пытались представить свои напитки и табак членам императорской фамилии лично, чтобы тем самым заслужить их благосклонное отношение. Часто звание поставщиков получали иноземцы, проживавшие в странах, откуда происходили русские императрицы и великие княгини. Императрица Мария Федоровна уделяла особое внимание представителям Дании. Так по ее ходатайству владельцу ликерного завода в Копенгагене П. Герингу, специально для нее изготовившему в 1881 г. вишневый ликер «Cherry Cordial», было даровано звание поставщика Двора[63].

Среди просивших звания случались курьезные ситуации: в 1908 г. в ответ на запрос французской фирмы «Пфейфер и Ко» из Бордо Гофмаршальская часть заявила, что фирма поставок ко Двору не совершает, на что представители фирмы, в свою очередь сослались «на случаи пожалования сего звания не за поставки к Высочайшему Двору, а исключительно во внимание к выдающейся репутации различных фирм»[64], к коим видимо они себя причисляли.

Звания поставщиков среди российских фирм в основном получали производители традиционно русских напитков, таких как водка, квас, кислые щи и т.п.

Рамки статьи позволили рассказать о деятельности лишь нескольких фирм, носивших звания поставщиков Двора Его Императорского Величества и некоторых великокняжеских дворов.

 


[1] Звание поставщика было присвоено в 1882 г. (РГИА. Ф. 472. Оп. 38. Л. 69).

[2] Виноторговый дом «Barton & Guestier» из Бордо. Компания ведет свое начало с 1725 г., когда ее основатель Т. Бартон, покинувший родную Ирландию, эмигрировал во Францию и поселился в Бордо. Истинный искатель приключений, он основал компанию по перевозке вин и других товаров. Он же стал первым виноперевозчиком, владевшим винодельческими хозяйствами. В 1802 г. внук основателя фирмы Х. Бартон объединился с другим виноторговцем из Бордо Д. Гетье, образовав Торговый дом «Barton & Guestier», ставший крупнейшим виноторговцем во Франции.  Фирма была награждена на многих международных выставках: завоевала Grand Prix в Льеже (1905), Милане (1906) и Турине (1911). По сведениям Гофмаршальской части, с 1892 по 1907 г. фирмой было поставлено ко Двору бордосских красных и белых вин на сумму 464 311 франков. В 1907 г. фирме было предоставлено звание поставщика Двора (РГИА. Ф. 472. Оп. 43. Д. 13. Л. 45).

[3] Французская фирма «P. Mazet, François & Cо» (г. Воланс) за поставки французского вина была удостоена звания поставщика в 1893 г. (См.: Скурлов В. В., Иванов А. Н. Поставщики Высочайшего двора. СПб. 2002. С. 23).

[4] Удостоена звания поставщика в 1893 г. В 1896 г. поставила ко Двору шампанское «Heidsieck & Co Monopole» в количестве 6 000 бутылок (РГИА. Ф. 476. Оп. 1. Д. 962. Л. 3).

[5] Торговый дом «Feldheim August, Sons» (г. Майнц) занимался производством и торговлей винами, в том числе и игристыми. Он осуществлял поставки ко Дворам королей Пруссии, Саксонии, Венгрии, герцога Эдинбургского и других представителей королевских династий Европы. В 1898 г. за поставку шампанского и других вин в течение 6 лет на сумму более 4 000 руб. «Feldheim, August, Sons» испрашивал разрешения о даровании звания поставщика Двора великого князя Владимира Александровича с правом иметь на вывеске вензельное изображение имени великого князя. Прошение было удовлетворено, а в 1912 г. фирма получила звание поставщика Двора Его Императорского Величества (РГИА. Ф. 468. Оп. 45. Д. 11. Л. 186).

[6] Виноторговый дом «Dilthey Sahl & Co» был основан П. Дильтеeм, открывшим в 1820-е гг. свой первый винный магазин в Рюдейсгейме. В поисках новых рынков сбыта его сын Т. Дильтей уделял особое внимание продвижению немецкого вина в Англии и России. Фирма была награждена золотыми медалями на Всемирной Парижской выставке (1867), на Всемирной выставке в Вене (1873); Большой золотой медалью на Всемирной выставке в Филадельфии (1876), золотой медалью на Всемирной Брюссельской выставке (1880). Выйдя на российский рынок, фирма смогла успешно представить свои вина ко Двору, после чего с Гофмаршальской частью были заключены договоры на поставку рейнских вин. В 1884 г. Торговый дом был удостоен звания поставщика Двора Его Императорского Величества. После Т. Дильтея управление фирмой перешло его сыну Иоганну Фердинанду.

[7] Фирма «Gebrüder Drexel» (Франкфурт-на-Майне) поставляла вина ко Двору принца Уэльского, князя Болгарского, герцогов Кембриджского, Люксембургского и др. В 1873 г. фирме было пожаловано звание поставщика Двора российского императора. В 1896 г. представителю фирмы, купцу С. Мауху, согласно его ходатайству, было выдано удостоверение «в том, что означенный Торговый Дом пользуется предоставленным ему в 1873 г. правом именоваться поставщиком Высочайшего Двора». В 1901 г. Г. Дрексель отошел от дел и передал фирму бывшему компаньону Зельдеру, который, в свою очередь, попросил у Министерства Императорского двора продолжать поставки с сохранением звания поставщика. Согласно высочайшему указу от 13 июля 1902 г., за фирмой во главе с Зельдером было сохранено звание поставщика (РГИА. Ф. 472. Оп. 43. Д. 26. Л. 86).

[8] Поставку португальского вина мадера по заказу Гофмаршальской части осуществляла фирма «Krohn Brothers & Co» из Лондона, за что в 1888 г. была удостоена звания поставщика Высочайшего двора. (РГИА. Ф. 476. Оп. 1. Д. 962. Л. 14).

[9] По контракту, заключенному в 1881 г., Л. Бауер поставлял шампанское по ценам: «Редерер» (4 руб. 75 коп.), «Креман» (5 руб.), «Клико» (4 руб. 50 коп.), «Рюинар» (4 руб. 25 коп.), мозель шипучий (4 руб. 25 коп.); остальные цены – по прейскуранту «Никольс и Плинке» (РГИА. Ф. 472. Оп. 43. Д. 25. Л. 46).

[10] РГИА. Ф. 472. Оп. 43. Д. 7. Л. 105.

[11] Основной капитал Товарищества составил 900 000 руб. и был разделен на 180 паев по 5 000 руб. каждый. Правление фирмы находилось в Москве на Б. Лубянке в собственном доме. Согласно описной книге винного погреба Высочайшего двора, Товарищество продолжало поставлять французские и отчасти рейнские вина. В Санкт-Петербурге на Б. Морской ул., 16 находился ренсковый погреб; на Васильевском острове, в Волховском пер., д. 3, – водочный склад; в Москве – ренсковый погреб, склад русского коньяка и водки.

В 1904 г. было принято решение развивать торговлю русскими винами: «Сейчас созрел вопрос о торговле русскими винами. Если наряду со всеми правительственными мерами к развитию в России русского виноделия и торговли русскими винами на помощь придет такая солидная фирма как товарищество «Л. Бауер и Ко», долголетняя и безупречная деятельность которой служит достаточной гарантией для потребителей, то вопрос об употреблении русских вин в русском обществе достигнет результатов, и русское вино, стоя наряду с иностранными, мало помалу вселит в потребителей уверенность в доброкачественности его» (См.: Отчет Товарищества Л. Бауер и К°. М., 1904. С. 22). На общем собрании было принято решение выделить из уставного капитала сумму в размере 600 000 руб. на развитие торговли русскими винами.

[12] РГИА. Ф. 472. Оп. 43. Д. 7. Л. 48.

[13] Ренсковый погреб – магазин, торгующий виноградными винами.

[14] Согласно выпискам из книг, приложенным к прошению, фирмой было поставлено для царскосельского госпиталя и Знаменской церкви с 1891 по 1910 г. вина и спирта на сумму 7 615 руб. 13 коп., для Зимнего дворца с 1902 по 1910 г. – на сумму 20 254 руб. 95 коп. (РГИА. Ф. 472. Оп. 43. Д. 30. Л. 257).

[15] РГИА. Ф. 476. Оп. 1. Д. 2229. Л. 1–25.

[16] Шереметев С. Д. Мемуары // Александр III. Воспоминания. Дневники. Письма. СПб., 2001. С. 321.

[17] РГИА. Ф. 476. Оп. 1. Д. 2229. Л. 5.

[18] Мосолов А. А. При дворе последнего императора. М., 1993. С. 164.

[19] «Louis Roederer» – крупная семейная фирма, расположенная в Реймсе, была основана в 1776 г. отцом и сыном Дюбуа, впоследствии продавшим ее Н. Шрейдеру, чей племянник Луи Редерер в 1827 г. унаследовал компанию и дал ей свое имя. В 1873 г. в Россию поставлялось 27 % всех вин предприятия, в том числе ко Двору. В 1876 г. специально для российского императора Александра II создали кюве «Кристаль» – особая партия шампанского в хрустальных бутылках. (См.: Зыбцев Ю. Э. Шампанское и другие игристые вина Франции. М., 2001. С. 276).

[20] Изначально, до 1880 г., поставки производились через магазин «Никольс и Плинке», после 1880 г. фирмой «Л. Бауер и КО»; а с 1883 г. для надобностей Высочайшего двора шампанское выписывалось исключительно от Торгового дома «Вальбаум, Люлинг, Гульден и КО». В 1908 г. «Louis Roederer» получил звание поставщика Двора (РГИА. Ф. 472. Оп. 43. Д. 25. Л. 75).

[21] Принц Константин Петрович (Константин Фридрих Петр) Ольденбургский (1850–1906). Долгое время проживал на Кавказе. При его участии получило развитие курортное дело и виноградарство, в частности, в Кутаиси началось производство шипучих вин. В 1889 г. вина были представлены на выставке в Тифлисе. (Ламан Н. К., Борисова А. Н. Князь Лев Сергеевич Голицын. Выдающийся русский винодел. М., 2000. С. 90).

[22] Князь Лев Сергеевич Голицын (1845–1915) – один из основоположников российского виноделия. С 1891 по 1898 г. был управляющим виноградством и виноделием, а с 1893 по 1898 г. – виноторговлей при Главном управлении уделов. К 1898 г. разногласия с руководством Удельного ведомства стали все более ощутимыми. В отчете министру Императорского двора И. И. Воронцову-Дашкову Вяземский писал: «…Сделанные затем по-моему распоряжению указания князю Голицыну на допускаемые им в деле ошибки и промахи вызвали переписку, в которой князь позволил целый ряд выражений, представляющих собой серьезные нарушения служебной дисциплины» (РГИА. Ф. 515. Оп. 44. Д. 190. Л. 26). После оставления службы в удельном ведомстве Голицын продолжил заниматься виноделием в своем крымском имении «Новый свет» и в 1900 г. на Всемирной выставке в Париже новосветское шампанское получило Гран-при. В 1899 г. он учредил премию имени Александра III по виноградарству и виноделию. На протяжении многих лет вел активную борьбу с фальсификацией вин. В 1912 г. передал в дар Николаю II часть имения «Новый свет».

[23] Цит. по: Ламан Н. К., Борисова А. Н. Князь Лев Сергеевич Голицын. Выдающийся русский винодел. М., 2000. С. 156.

[24] РГИА. Ф. 515. Оп. 44. Д. 418. Л. 28. Согласно договору с Главным управлением уделов и французским гражданином В. Тьебо от 6 марта 1895 г., последний поступил на службу по вольному найму сроком на пять лет для исполнения обязанностей винодела по выделке шипучих вин, состоящих в ведении Уделов крымских виноградных имений и имения Абрау-Дюрсо и других предназначенных для этого подвалов; Тьебо также отвечал за приготовление шипучих вин, уход за ними, розлив в бутылки. В его обязанности входило наблюдение за виноградниками в тех имениях, в которых получается сусло для шипучего вина, надлежащая обработка и разведение новых виноградников, образование рабочих. Тьебо было разрешено оставить собственное винохозяйство на Кавказе возле Кутаиса на хуторе Жгурули, при условии прекращения производства шипучих вин. Виноделу было назначено жалование в размере 10 000 руб. в год. По истечении пяти лет договор был расторгнут. Одной из причин стала «слишком большая никакими правилами несдерживаемая самостоятельность в расходовании удельных сумм» (Л. 112). Часть долга Тьебо выплатил вином из своего кутаисского имения, с поставкой в Тифлисский подвал. В 1900 г. он покинул Россию.

[25] Со временем отношения Голицына и Тьебо еще более ухудшились, князь часто переходил на личные оскорбления, называя Тьебо «антрепренером, а не химиком» (РГИА. Ф. 515. Оп. 44. Ф. 188. Л. 22).

[26] Цит. по: Ламан Н. К., Борисова А. Н. Князь Лев Сергеевич Голицын. Выдающийся русский винодел М., 2000. С. 302.

[27] Робине Эдуард – уроженец г. Эпэрне (деп. Марна), французский химик-винодел, шампанист. Он был приглашен в Россию начальником Главного управления уделов князем Л. Д. Вяземским по рекомендации Л. С. Голицына. За развитие российского виноделия в 1901 г. Робине был награжден орденом Святого Станислава II степени (РГИА. Ф. 515. Оп. 45. Д. 412. Л. 1–5).

[28] В обязанности Робине входило: ежегодно приезжать в Россию не позже 15 августа на время от 8 недель для посещения имений и подвалов, где будет производиться приготовление шампанского; предоставлять ежегодные отчеты о виноградниках, урожай которых предназначен для выделки шипучих вин, о состоянии подвалов, о достоинствах и недостатках уже приготовленных вин; решать технические вопросы, подготавливать справки необходимые для выделки шипучих вин (РГИА.

Ф. 515. Оп. 44. Д. 189. Л. 9).

[29] РГИА. Ф. 515. Оп. 45. Д. 274. Л. 49.

[30] Там же. Л. 242.

[31] Там же. Л. 64.

[32] Великий князь Владимир Александрович (1847–1909) – сын императора Александра II и императрицы Марии Александровны, президент Императорской Академии художеств. Эстет и ценитель прекрасного, он любил изысканную еду и напитки. Он предпочитал шампанское известных французских марок: «Поль Роже», «Мум», «Вдова Клико» (илл. №2 о Торговом доме «Вдова Клико» см. подробнее - кат. ??) и др.

[33] РГИА. Ф. 515. Оп. 45. Д. 274. Л. 60.

[34] Великий князь Михаил Николаевич (1832–1909) – сын императора Николая I и императрицы Александры Федоровны, генерал-фельдмаршал. Наместник Кавказа и командующий Кавказкой армией (1864–1881). Владел имениями Боржоми и Вардане.

[35] Великий князь Алексей Александрович (1850–1908) – сын императора Александра II и императрицы Марии Александровны. Среди членов императорской фамилии слыл сибаритом и прославился на весь Петербург своими великосветскими приемами. После его кончины при разделе ценностей «фигурировали увесистые описи с наименованиями тысяч бутылок вин, водок, наливок разных стран» (См.: Белякова З. И. Великий князь Алексей Александрович. За и против. СПб., 2004. С. 222).

[36] РГИА. Ф. 515. Оп. 45. Д. 274. Л. 122.

[37] Там же. Л. 123.

[38] Там же. Л. 202.

[39] Дравиньи Виктор (1874–1929) – французский винодел из г. Эперне. Приступил к службе в «Абрау-Дюрсо» 1 сентября 1905 г. как винодел по шампанскому делу.

[40] РГИА. Ф. 515. Оп. 44. Д. 144. Л. 45, 122.

[41] Жадвойн Н. Л. Мирное и боевое прошлое лейб-гвардии конно-гренадерского полка. 1905–1914 // Кадетская перекличка. 1997. Декабрь. № 62–63. С. 111.

В своих воспоминаниях великий князь Александр Михайлович сетовал на то, что «…Министерство уделов всегда воздерживалось делать надлежащую рекламу удельному шампанскому Абрау-Дюрсо, так как опасалось, что это могло вызвать неудовольствие во Франции, которая была союзницей России» (См.: Великий князь Александр Михайлович. Воспоминания. М., 1999. С. 153). Тем не менее следует отметить, что с момента выпуска первого тиража в продажу удельное шампанское рекламировалось – с целью приобщения к нему широких слоев общества и продвижения на российском рынке. Вероятнее всего отсутствие «Абрау-Дюрсо» на великосветских и императорских приемах связано с привычкой знати пить изысканное французское шампанское известных марок.

[42] РГИА Ф. 476. Оп. 1. Д. 2229. Л. 1–25.

[43] РГИА. Ф. 476. Оп.1. Д. 1115. Л. 4.

[44] Так, 11 декабря 1911 г. на Высочайший завтрак в столовой Большого Ливадийского дворца подавались устрицы с шампанским «Абрау-Дюрсо» (РГИА. Ф. 476. Оп. 1. Д. 395. Л. 46).

[45]  РГИА. Ф. 476. Оп.1. Д. 2229. Л. 46.

[46] С 1830-х гг. купец Ф. Штритер по заключенному с Придворною конторой договору поставлял сладкие водки и ликеры. В 1840 г. удостоился разрешения иметь на клеймах государственный герб. С 1 декабря 1859 г. поставками ко Двору занимался его сын А. Ф. Штритер по ценам  вдвое дешевле городских. Граф Шувалов, в своем докладе писал: «Я с моей стороны считал бы справедливым за таковое усердие почетного гражданина Александра Штритера, и за оказанную им пользу для казны, исходатайствовать просимое им дозволение иметь на вывеске завода изображение государственного герба» (РГИА. Ф. 472. Оп. 31. Д. 4. С. 59). Еще одним покровителем Штритера как члена комитета Детского приюта выступил принц П. Ольденбургский. Ходатайства увенчались успехом – 18 апреля 1866 г. А. Штритер получил право иметь на вывеске своего завода изображение государственного герба до тех пор, пока будет поставляться ко Двору водка ( Там же. Л. 61).

[47] «Старая водка» – крепкий алкогольный напиток с содержанием спирта 40–43 % объема и более, получаемый путем старения крепкой ржаной водки в дубовых бочках из-под вина с добавлением яблоневых и грушевых листьев, цветков липы.

[48] В 1897 г. за преподнесенную сливовицу помимо благодарности М. Зейдель получил подарок в виде часов с бриллиантовой короной (РГИА. Ф. 472. Оп. 43. Д. 13. Л. 25).

[49] В 1865 г. пиво «Export bier», приготовленное на манер майнцского, было представлено Александру II, и с 1 октября 1866 г. «Бавария» стала поставлять пиво ко Двору, заменив Калинкинское медоваренное товарищество, договор с которым не был продлен. С 1866 по 1875 г. было поставлено пива на сумму

39 961 руб. 72 коп. (РГИА. Ф. 496. Оп. 14. Д. 795. Л. 1).

[50] По заключенному с Придворной конторой договору до 1866 г. поставляло пиво. После истечения срока контакт не был продлен, и повторно звание поставщика фирма получила лишь в 1912 г.

[51] Медово-солодовый напиток сильной карбонизации. О кислых щах писал В. А. Гиляровский: «…кислые щи– напиток, который так газирован, что его приходилось закупоривать в шампанки, а то всякую бутылку разорвет» (см.: Гиляровский В. А. Москва и москвичи. СПб., 2011. С. 151).

[52] Ходатайствуя о присвоении звания поставщика, президент Московской дворцовой конторы Н. И. Трубецкой выступил лишь против вывешивания государственного герба на местах продажи, поскольку пиво данной фирмы продавалось во всех питейных заведениях (РГИА. Ф. 472. Оп. 23. Д. 9. Л. 103).

[53] Скурлов В. В., Иванов А. Н. Поставщики Высочайшего двора. СПб. 2002. С. 13.

[54] РГИА. Ф. 472. Оп. 43 Д. 30. Л. 126.

[55] «Боржоми» – минеральная вода, добываемая в одноименном городе на юго-западе Грузии, бывшем имении великого князя Николая Михайловича, отец которого, великий князь Михаил Николаевич в 1862 г. был назначен Наместником на Кавказе. Николай Михайлович всячески поощрял производство минеральной воды «Боржоми». В 1902 г. он ходатайствовал о предоставлении Кавказскому товариществу, торговавшему аптекарскими товарами в Тифлисе, права размещения в окне магазина надписи: «Главный склад боржомских минеральных вод» с его личным вензелем. Разрешение было получено (РГИА. Ф. 472. Оп. 43. Д. 26. Л. 29).

[56] «Ессентуки» – минеральная вода, производимая в городе с одноименным названием.

[57] «Нарзан» – минеральная вода, производимая из источников Северного Кавказа. На этикетках продукции имелся государственный герб Министерства торговли и промышленности.

[58] «Кувака» – минеральная вода, добываемая в одноименном селе в Пензенской губернии. Владельцем имения был А. В. Воейков – последний комендант Зимнего дворца. Он основал производство по добыче и розливу минеральной воды.

[59] РГИА. Ф. 472. Оп. 31. Д. 4. Л. 132.

[60] Иван Амиди унаследовал магазин табачного фабриканта С. Богосова в Санкт-Петербурге, получившего звание поставщика в 1857 г. Амиди поставлял Александру II папиросы и табахитосы до тех пор, пока «Его Императорское Величество изволило найти папиросы фабриканта Тепфера лучшими» (РГИА. Ф. 472. Оп. 31. Д. 4. Л. 122).

[61] Великий князь Гавриил Константинович в Мраморном дворце. Мемуары. М., 2001. С. 121.

[62] Товарищество табачной фабрики «Я.С. Кушнарев» было основано в 1853 г. Продукция фирмы была удостоена: Большой золотой медали на Всемирной выставке в Филадельфии (1876), Большой серебряной медали на Всемирной Парижской выставке (1878), высшей награды на Всемирной выставке в Чикаго (1893). В 1883 г. удостоена звания поставщика Двора великого князя Владимира Александровича; в 1902 г. персидский шах пожаловал фирме герб Льва и Солнца, а Кушнареву – орден Льва и Солнца для ношения на шее (См.: Юбилейный альбом Поставщиков Двора Его Императорского Величества и Великокняжеских дворов. В память трехсотлетия царствования Дома Романовых 1613–1913 г. СПб., 1913. С. 37).

[63] РГИА. Ф. 472. Оп. 38. Д. 6. Л. 146.

[64] РГИА. Ф. 472. Оп. 43. Д. 26. Л. 28.

 

© Государственный музей-заповедник Царское Cело. Правила использования материалов сайта