RUS / ENG На главную
Поиск по сайту
Гостевая книга Карта сайта
Екатерининский дворецЕкатерининский паркАлександровский дворецАлександровский парк

ДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Я.В. ЗАХАРЖЕВСКОГО

на посту Главноуправляющего Царским Селом (1817–1865)*

Автор: М. П. Денисова,
научный сотрудник

Имена многих деятелей XIX в. были незаслуженно забыты. Среди них и имя Главноуправляющего Царским Селом Якова Васильевича Захаржевского, о котором вспомнили лишь в связи с прошедшим в 2010 г. 300-летним юбилеем г. Пушкина (Царского Села). Однако его личность заслуживает особенного внимания.

Я. В. Захаржевский участвовал в войне 1812 г. и Заграничном походе русской армии, а впоследствии, на протяжении почти полувека, управлял Царским Селом.

Яков Васильевич Захаржевский родился 23 октября (по старому стилю) 1780 г.[1] Он воспитывался в Шкловском графа Зорича благородном училище (кадетском корпусе). Оттуда Я. В. Захаржевский был выпущен подпоручиком в 1-й осадный батальон артиллерии. Так началась его военная карьера. В 1803 г. батальоны были объединены в полки, и Яков Васильевич оказался в 1-м артиллерийском полку. Здесь же 4 июля 1806 г. он получил чин поручика. 23 августа 1806 г., когда полки были преобразованы в бригады, Я. В. Захаржевский поступил в 6-ю артиллерийскую бригаду и здесь 4 апреля 1810 г. он «был удостоен чина» штабс-капитана.

Боевое крещение Я. В. Захаржевский получил еще до 1812 г. С 18 октября 1806 г. по 9 июня 1807 г. он «находился в прусских границах, где и был в сражениях против французских войск» 29-30 мая 1807 г. при Гейльсберге и 2 июня при Фридланде. Во время Отечественной войны Я. В. Захаржевский участвовал в большом количестве сражений, среди которых особенно выделяются сражение при Бородино (здесь он был ранен в ногу), Малоярославце и Тарутинский марш-маневр. В Заграничном походе русской армии 1813–1814 гг. особенно выделяются сражение при Дрездене и «Битва народов» под Лейпцигом, в которых также участвовал Я. В. Захаржевский. В ходе Лейпцигского сражения Яков Васильевич был ранен и потерял правую ногу. После чего полковник Захаржевский получил единовременную выплату (3000 руб.) и отправился на лечение в немецкий город Альтенбург[2].

«За отличие, оказанное в разных сражениях, бывших в продолжение минувшей с французами войны», 15 января 1815 г. Я. В. Захаржевский был произведен в чин генерал-майора. В том же году он участвовал во втором походе русских войск во Францию[3].

В 1817 г. началась служба Якова Васильевича в Царском Селе. Он занял специально созданный для него пост Главноуправляющего Царским Селом. В этом же году император передал «все хозяйственное распоряжение» в Царскосельских дворцах, а также управление больницей и богадельней города в руки Я. В. Захаржевского[4].

Царское Село являлось парадной резиденцией русских императоров, городом-слепком со столицы Российской империи, поэтому, несомненно, его развитие щедро финансировалось из государственной казны. Но без энергичного и рачительного хозяина не было бы достигнуто того великолепия, которым славился город.

Конечно, не следует переоценивать вклад, сделанный Я. В. Захаржевским в историю России, но нельзя и забывать о его трудах.

Яков Васильевич Захаржевский проявил себя на посту Главноуправляющего Царским Селом как человек энергичный, честный, строгий и справедливый. На наш взгляд царскосельский период его биографии заслуживает отдельного внимания. По данным, собранным в опубликованных работах по истории Царского Села, в которых упоминается Захаржевский[5], можно восстановить лишь основные вехи этого периода. Недостатком многих работ является то, что часто информация в них приводится без ссылок на источники. Для заполнения белых пятен, а также для уточнения уже имеющейся информации необходимо обратиться к источникам.

Основная часть документов, касающихся этого периода в жизни Захаржевского, была выявлена в Российском государственном архиве (РГИА) в Санкт-Петербурге. В основном это указы на имя Главноуправляющего, переписка по различным вопросам, делопроизводственная документация и, наконец, материалы, непосредственно касающиеся службы Я. В. Захаржевского.

Основной массив документов, по которым мы можем восстановить биографию Главноуправляющего, хранится в РГИА в Ф. 486 «Канцелярия Главноуправляющего Дворцовыми Правлениями и Царским Селом Министерства Императорского двора». Рассмотрим выделенные ранее группы источников в отдельности.

К первой группе документов относятся указы на имя Я. В. Захаржевского. Таких указов сохранилось несколько, все они содержатся в одном деле. Содержание их примерно одинаковое – император сообщал Я. В. Захаржевскому о решении пожаловать земли или купить дома. Так, например, в 1829 г. император Николай I поручил ему на кабинетские деньги купить дом у купца Ефима Вавилина и передать его в вечное пользование бывшему камердинеру покойной императрицы Марии Федоровны Ивану Гриму[6].

Интересно отметить, что все остальные указания представлены обычно в виде официальных писем.

Группа, в которую выделена различная переписка, является наиболее обширной. Она включает как корреспонденцию из вышестоящих инстанций, так и прошения обывателей на имя Главноуправляющего. При изучении этих документов некоторую сложность представляет то, что письма сохранились в составе различных дел и тематика их разнообразна: здесь, например, присутствует письмо графа Ю. П. Литты, который в 1817 г. передал все дела по управлению Царским Селом Я. В. Захаржевскому[7]. В этом же году император возложил на Захаржевского «все хозяйственное распоряжение по Царскосельскому дворцу, по всем его частям», о чем и было сообщено Главноуправляющему в письме министра императорского двора генерал-адъютанта князя Волконского[8].

В 1830 г. в России разразилась эпидемия холеры. В связи с этим в Царском Селе был учрежден кордон, на котором должен был проходить досмотр людей, проезжавших мимо или останавливавшихся в городе. О поручении руководства кордоном и его составе можно получить информацию из письма министра императорского двора князя Волконского на имя Захаржевского[9].

Отметим, что деятельность Захаржевского не ограничивалась пределами Царскосельского уезда. Об этом свидетельствуют некоторые сохранившиеся в архиве дела.

В 1831 г. в районе Новгорода и Старой Руссы происходили беспорядки. Вызваны они были тем, что «народ считал эпидемию холеры выдуманной», а устроили все чиновники, чтобы этот народ «травить». По этим территориям прокатилась волна «убийств и истязаний»[10]. Для расследования происшествий и «открытия всех преступников»[11] император Николай I решил учредить в Новгороде особую комиссию. Председательство в ней он поручил Захаржевскому, которому лично написал: «Испытанное усердие Ваше… служит Мне верной порукой», что это дело «будет исполнено со строгим беспристрастием и справедливостью»[12].

Яков Васильевич оправдал доверие, оказанное ему императором, принятые меры «привели в совершенную покорность» зачинщиков волнений, и Главноуправляющий был награжден орденом, о чем сообщается в письме начальника Главного штаба генерал-адъютанта Клейнмихеля: «Государь Император, в награду отличного усердия вашего к пользам службы и ревностных трудов по званию председателя бывшей в Новгороде следственной комиссии Всемилостивейше пожаловать вас соизволил Кавалером Ордена Белого Орла»[13].

В 1833 г. Я. В. Захаржевский был включен в состав Комитета о переформировании артиллерии (под председательством генерал-фельдцейхмейстера великого князя Михаила Павловича), который заседал в Санкт-Петербурге и должен был вынести предложения о переходе артиллерии «из 12-ти в 8-ми орудийный состав»[14].

На следующий год Захаржевский был призван возглавить строительство Пулковской обсерватории, а также привлечь к этому подведомственных ему чиновников. Главноуправляющему также предложили пересмотреть смету на расходы по строительной и канцелярской части[15]. Яков Васильевич отказался возглавить эти работы. Он писал, что находит это весьма неудобным, потому что необходимо выполнять и свои прежние обязанности, к которым в это время добавилась постройка казарм и канцелярии Царскосельского Дворцового правления. Захаржевский справедливо посчитал, что нельзя также «увеличить труды чиновников». Однако он согласился пересмотреть суммы и представить новую смету с сокращением расходов[16].

Сохранилась обширная переписка по различным вопросам за 1837 г.[17] Здесь кроме официальной переписки можно выделить небольшую группу писем, адресованных Захаржевскому, от жителей Царского Села, обращающихся к Главноуправляющему с просьбами помочь в различных вопросах.

Содержание деловой переписки разнообразное. Так, часто различные инстанции переадресовывали прошения, поступившие к ним, и просили Главноуправляющего разобраться в деле. Эти документы позволяют в некоторой степени осветить повседневную деятельность Я. В. Захаржевского и Царскосельского Дворцового правления. Так, например, 19 июля статс-секретарь Николай Михайлович Лонгинов, занимавшийся принятием прошений на имя императора, сообщал, что подмастерье портного цеха Мартын Пантелеев жаловался на притеснения со стороны Царскосельской полиции[18]. Лонгинов писал о том, что необходимо довести до сведения Пантелеева, чтобы больше он этим вопросом не утруждал императора. Полицмейстером города были наведены справки, и выяснилось, что вообще никаких притеснений не обнаружено, о чем и сообщили статс-секретарю[19].

Второго августа гражданский губернатор Петербурга Михаил Николаевич Жемчужников писал Главноуправляющему, что мещанин Царского Села Федор Чуркин вновь отправил императору прошение «об определении его браковщиком на С.-Петербургский сальный буян»[20]. М. Н. Жемчужников предписывал довести до сведения Чуркина, чтобы он обратился куда следует. Если же он опять подаст прошение императору, «то с ним поступлено будет по законам»[21].

Письмо от Жемчужникова было получено в августе. Он просил Захаржевского усилить меры по отысканию бывшего студента Дерптского университета Вильгельма фон Лезедова[22]. Полицией Царского Села были проведены мероприятия по его поиску, но фон Лезедов обнаружен не был, о чем сообщалось в ответном письме[23].

В том же месяце Жемчужников просил Главноуправляющего разыскать раскольника Фому Иванова, который под именем монаха Филарета распространяет ересь. Прилагались даже приметы разыскиваемого: «37 лет, росту 2 арш. 5 верш., нос, рот и подбородок обыкновенные, особых примет не имеет»[24]. После проведенного Царскосельской полицией розыска, Фомы Иванова в уезде обнаружено не было[25].

В официальной переписке также следует отметить письмо от 23 октября 1837 г. Оно было подписано М. Н. Жемчужниковым, который просил Главноуправляющего представить сведения об имеющихся в уезде «древностях» – «монастырях, церквях, замках, домах, развалинах стен, остатков древних дорог…»[26]. Яков Васильевич сообщал позже, что никаких «древностей» обнаружено не было, потому что город существует совсем недавно[27].

В правление поступали прошения на имя Главноуправляющего от жителей Царского Села и уезда. С одной стороны, это те письма, в которых овдовевшие женщины просят вернуть своих сыновей с военной службы[28]. На такие прошения ответ был один – увольнение со службы происходит по выслуге положенных лет. Другая часть писем – просьбы разобраться с должниками. Обычно указывалось, что такой-то должен определенную сумму, и к Главноуправляющему обращались за помощью по взысканию долга[29]. Поручения и прошения Главноуправляющего также частично сохранились в письмах. Например, в 1843 г. Я. В. Захаржевский отправил составленные им наставления по содержанию в чистоте садов и парков управляющему Петергофом генерал-майору Сергею Михайловичу Лихардову с просьбой о внесении поправок в них в течение года[30]. Лихардов передал наставления садовнику и сообщил Главноуправляющему, что не видит никакой необходимости наставления эти дополнять[31].

Многолетняя деятельность Я. В. Захаржевского была отмечена различными наградами. В РГИА сохранилось лишь два официальных письма – о награждении его орденом Св. Александра Невского[32] и Белого Орла[33]. Однако наград у Главноуправляющего было больше. Их полный перечень мы можем восстановить по описям архива, где указаны несохранившиеся дела, а также по послужным и формулярным спискам. В РГИА сохранился самый последний формулярный список Главноуправляющего – за 1864 г.[34]

В 1864 г. «общество граждан города Царского Села, движимое чувством глубокого уважения и искренней признательности»[35], решило «преподнести» Главноуправляющему звание первого почетного гражданина города и установить его бюст в одном из залов Городовой ратуши. По этому поводу Яков Васильевич писал министру императорского двора Владимиру Федоровичу Адлербергу и получил ответ, что «государь император Всемилостивейше соизволил на предоставление Вам, милостивый государь, по большим примерам, принять звание первого почетного гражданина означенного города, а равно на постановку бюста Вашего…»[36]. Получив этот ответ, Главноуправляющий отписал Городовой Ратуше о полученном разрешении и велел изъявить признательность жителям Царского Села за их лестное предложение[37].

Яков Васильевич Захаржевский скончался в ночь с 1-го на 2-е марта 1865 г. Это событие нашло отражение в нескольких письмах. В одном из них помощник Главноуправляющего генерал-адъютант Григорий Федорович Гогель сообщает министру императорского двора о кончине Захаржевского после непродолжительной болезни[38].

Жители Царского Села просили, чтобы тело Главноуправляющего было предано земле в склепе Екатерининского собора. Об этом Гогель доложил императору, который принял просьбу граждан и велел ее исполнить, о чем генерал-адъютант сообщил в письме бургомистру Царскосельской городовой ратуши[39].

После кончины Захаржевского император назначил управляющим Царскосельского Дворцового правления и г. Царским Селом Г. Ф. Гогеля. Вместе с этим должность Главноуправляющего и его канцелярия были упразднены[40].

Документы, связанные непосредственно со службой Главноуправляющего, представлены послужными и формулярными списками.

Как уже говорилось, в РГИА сохранился последний формулярный список Захаржевского – за 1864 г. Он представляет особый интерес, поскольку там можно найти информацию о всех наградах, полученных им. Среди прочих записей формулярного списка особенно выделим те, которые касаются награждений орденами:

  • 1812 г. – орден Св. Владимира 4-й степени с бантом за Бородинское сражение;
  • 1812 г. – орден Св. Анны 2-й степени за сражение при Спас-Купле;
  • 1813 г. – орден Св. Георгия 4-го класса за Лейпцигское сражение;
  • 1814 г. – Королевско-Прусский орден за заслуги;
  • 1817 г. – орден Св. Анны 1-й степени в признательность его действий по Царскосельскому, Ораниенбаумскому и Петергофскому правлениям[41] (в 1823 г. награжден алмазными знаками ордена);
  • 1826 г. – орден Св. Владимира 2-й степени «в воздаяние за усердную и ревностную службу»;
  • 1832 г. – орден Белого Орла за деятельность в специальной Комиссии, учрежденной в Новгороде для расследования преступлений, связанных с волнениями крестьян во время эпидемии холеры;
  • 1838 г. – орден Св. Александра Невского «в воздаяние отлично-усердной службы» (в 1841 г. награжден алмазными знаками ордена);
  • 1856 г. – орден Св. Владимира 1-й степени «в воздаяние долговременной, отлично-ревностной и полезной службы»[42].

Этим награды Я. В. Захаржевского не ограничивались. Он был удостоен еще нескольких высочайших рескриптов, выражающих благоволение и признательность, и табакерок, украшенных алмазами. Захаржевский был награжден и медалями (светло-бронзовой – в память Отечественной войны 1812 г., серебряной – в память войны 1853-1855 гг., золотой – в память освобождения крестьян[43]). Также в формулярном списке указаны интересные данные о том, какие выплаты полагались Главноуправляющему[44]: жалование – 2859 р. 60 к. в год, столовые – 2430 р., на разъезды – 2574 р., пенсион на орден Св. Георгия – 150 р., пенсион на орден Св. Александра Невского – 700 р., выплата за рану из инвалидного капитала – 858 р., прибавочное жалование за участие в Бородинском сражении – 271 р. 54 к., арендные – 2500 р.

Яков Васильевич имел также несколько знаков беспорочной службы, последний из которых – за 60 лет[45].

Завершая анализ этого документа, следует еще раз отметить, что он является важным источником для изучения биографии Главноуправляющего и дает информацию о продвижении его по службе.

Интересным документом, показывающим строгость и аккуратность, с которой подходил Я. В. Захаржевский ко всякому делу, являются «Правила относительно улучшения Царскосельской вотчины, составленные Главноуправляющим Дворцовыми Правлениями Генерал-лейтенантом Захаржевским»[46]. Рассмотрим их подробнее.

К сожалению, сохранность дела не очень хорошая. Возможно, оно подверглось влиянию влаги, по листам растеклись чернильные разводы, которые пытались затереть, поэтому иногда текст невозможно разобрать. Однако, несмотря на это, основная часть дела сохранилась довольно хорошо. «Правила…» состоят из пяти отделений, в каждом из которых подробно расписаны почти все стороны жизни крестьянина.

Первое отделение было посвящено постройке жилых и нежилых помещений и содержанию их в исправности и чистоте.

Второе отделение было посвящено предосторожностям от пожаров и воров.

В третьем отделении давались советы по хозяйственной части, а также по содержанию дорог, мостов и аллей. Так, например, крестьянам рекомендовалось распахивать поля таким образом, чтобы было как можно меньше кочек и пней для удобного сенокоса. В этом же отделении говорилось о том, что крестьянам нельзя продавать деревья, растущие у их домов, потому что те служат украшением улицы[47].

Четвертое отделение было посвящено здоровью и нравственности. Старостам необходимо было постоянно наблюдать за неблагонадежными крестьянами, «крестьянскими девками, ведущими себя нескромно»[48]. Здесь же приводится отрывок из статьи, опубликованной в «Земледельческой газете», в которой говорилось об аккуратности крестьян Новгородской губернии. В «Правилах…» было отмечено, что это пример, достойный подражания[49].

Наконец, пятое отделение касалось «распорядительной части». Здесь говорилось, что крестьяне должны вовремя и без напоминаний уплачивать повинности, а если они в чем-то испытывают нужду, комиссар должен сразу об этом донести начальству[50].

Крестьянам запрещалось наниматься перевозить какие-либо грузы ночью, потому что они могли быть крадеными, полицейским чинам наказывалось строго преследовать корчемство (т.е. тайную продажу вина), а крестьянкам было велено «не утруждать пустыми просьбами начальство»[51]. В одном из последних пунктов указывалось, что в правление необходимо являться опрятно одетым и в чистой обуви[52].

Изучив «Правила…», мы видим, что Главноуправляющий заботился не только о соблюдении порядка в деревнях, но и о здоровье, нравственности крестьян. Он хотел показать им, как должно выглядеть доброе хозяйство, дать некоторые рекомендации по его ведению. То, что Яков Васильевич подготовил для них такой «свод» правил, которые к тому же зачитывались каждому крестьянину, который начинал строить свой дом, следует отнести к одной из заслуг Главноуправляющего. Из «Правил…» также видно некоторое патриархальное отношение Захаржевского к своим подопечным. Здесь также проступают черты, которые он приобрел, находясь на военной службе – строгость и аккуратность во всем.

Свой труд в сфере попечения о крестьянах Яков Васильевич продолжил и в годы «Великих реформ» Александра II. Главноуправляющий принимал участие в деятельности Комитета об улучшении быта крестьян удельных, дворцовых, государственных и приписанных к горным заводам, за что и был награжден золотой медалью, выбитой в честь отмены крепостного права[53].

Далее следует выделить делопроизводственную документацию. Сюда мы отнесли два интересных документа, которые отражают повседневную работу Главноупревляющего и его канцелярии.

Во-первых, это «Книга для записывания приказаний Г. Управляющего по части секретаря»[54]. Записи здесь относятся к 1846, 1852 и 1854 гг. В основном эти указания касались упорядочивания документооборота.

14 ноября 1846 г. было велено сообщать Я. В. Захаржевскому «о назначенных в Правлении торгах на поставку или продажу каких-либо предметов или на производство работ»[55] накануне начала этих торгов. 

За 1852 г. сохранилось четыре указания Главноуправляющего. Под 3-м марта сообщается, что Я. В. Захаржевский приказал столоначальникам составлять справки к поступающим бумагам настолько полно и точно, чтобы уже не приходилось их дополнять[56].

6 марта последовало указание – чтобы в делах не накапливалось лишней бумаги, справки по входящим бумагам составлять прямо на оригиналах[57], а на следующий день всем чиновникам Дворцового правления было указано расписываться на документах «самым четким почерком»[58], чтобы можно было сразу разобрать фамилию. Запрещалось также принимать бумаги от подведомственных лиц, если они четко не формулировали проблему, по которой пишут[59].

За 1854 г. среди прочих приказаний также записано: «За несвоевременные отметки в ведомости окрашения крыш, столоначальнику Мусорину приказано сказать: ленив»[60]. Таким образом, здесь также помещались замечания Главноуправляющего, которые он делал чиновникам правления.

К этой же группе документов относится «Журнал Канцелярии Главноуправляющего Дворцовыми Правлениями и г. Царским Селом»[61]. Такой журнал сохранился лишь за 1864 г. Здесь велись подробные записи о приходе и расходе различных сумм. Сначала был подведен итог суммам, оставшимся от 1863 г. Затем записывались расход и приход сумм за текущий год. Так, деньги выдавались, например, на закупку бумаги и прочих необходимых для Канцелярии товаров, на жалование и награждение чиновников. Следует отметить такую важную статью выплат, как отчисления вдовам и сиротам умерших чиновников. Также выделялись деньги на похороны. Этот документ интересен тем, что, во-первых, позволяет посмотреть, какие суммы проходили через Канцелярию, а, во-вторых, на что они были употреблены и как четко велся их учет.

Подводя итоги, следует отметить значение сохранившихся источников. С одной стороны документов, дающих подробную информацию, которая может дополнить биографию Главноуправляющего, не очень много (в основном это его послужные списки, а также переписка по различным вопросам). Однако, с другой стороны, эти материалы довольно информативны, что позволяет восполнить многие белые пятна в биографии Я. В. Захаржевского, а также охарактеризовать его повседневную деятельность на посту Главноуправляющего Царским Селом.

* Статья опубликована: Клио: журнал для ученых. СПб., 2013. № 9 (81). С. 14–17.


[1] Захаржевский Яков Васильевич // Отечественная война 1812 года: Энциклопедия / Под ред. В. М. Безотосного. М., 2004. С. 286.

[2] Лавров В. Н. Страница истории: К портрету Я. В. Захаржевского // Царскосельская газета. 2003 (№21) С. 5.

[3] Захаржевский Яков Васильевич // Отечественная война 1812 года: Энциклопедия... С. 286.

[4] РГИА. Ф. 486. Оп. 6. Д. 1. Л. 1, 21–22.

[5] Лавров В. Н. Страницы истории: К портрету Я. В. Захаржевского // Царскосельская газета. 2003 (№ 21); Ласточкин С. Я., Рубежанский Ю. Ф. Царское Село – резиденция российских монархов. СПб., 1998; Семенова Г. В. Соборная площадь в Царском Селе. СПб., 2006.

[6] РГИА. Ф. 486. Оп. 6. Д. 327. Л. 6.

[7] Там же. Д. 8. Л. 21.

[8] Там же. Д. 1. Л. 2.

[9] РГИА. Ф. 486. Оп. 2. Д. 195. Л. 1.

[10] Там же. Д. 221. Л. 2.

[11] Там же. Л. 1 об.

[12] Там же. Л. 2.

[13] Там же. Л. 31–31 об.

[14] РГИА. Ф. 486. Оп. 2. Д. 251. Л. 1.

[15] РГИА. Ф. 486. Оп. 6. Д. 335. Л. 1.

[16] Там же. Л. 2.

[17] Там же. Д. 331. Л. 5–82.

[18] Там же. Л. 5.

[19] Там же. Л. 6.

[20] Там же. Л. 7.

[21] Там же.

[22] Там же. Л. 14.

[23] Там же. Л. 15.

[24] Там же. Л. 22 об.

[25] Там же. Л. 24.

[26] Там же. Л. 82.

[27] Там же. Л. 84.

[28] Там же. См., напр., Л. 10, 37.

[29] Там же. См., напр., Л. 28.

[30] РГИА. Ф. 486. Оп. 2. Д. 544. Л. 1.

[31] Там же. Л. 2.

[32] Там же. Д. 396. Л. 1–2.

[33] Там же. Д. 221. Л. 31.

[34] РГИА. Ф. 486. Оп. 6. Д. 263. Л. 77–91 об.

[35] РГИА. Ф. 486. Оп. 2. Д. 1649. Л. 1.

[36] Там же. Л. 3.

[37] Там же. Л. 5 об.

[38] РГИА. Ф. 486. Оп. 6. Д. 242. Л. 2.

[39] Там же. Л. 2 об.

[40] Там же. Л. 3.

[41] Там же. Л. 82 об.

[42] РГИА. Ф. 486. Оп. 6. Д. 263. Л. 79 об.–89 об.

[43] Там же. Л. 77.

[44] Там же.

[45] Там же. Оп. 6. Д. 263. Л. 89 об.

[46] Там же. Оп. 6. Д. 263. Л. 89 об.

[47] Там же. Л. 16 об.

[48] Там же. Л. 19.

[49] Там же. Оп. 2. Д. 125. Л. 19 об.

[50] Там же. Л. 23–23 об.

[51] Там же. Л. 24 об.

[52] Там же.

[53] Там же. Д. 1499. Л. 1.

[54] Там же. Д. 182.

[55] Там же.

[56] Там же. Л. 1 об.

[57] Там же.

[58] Там же.

[59] Там же.

[60] Там же. Л. 2.

[61] Там же. Д. 236.

© Государственный музей-заповедник Царское Cело. Правила использования материалов сайта