Перейти к основному содержанию

Лариса Бардовская. Царское Село – это навсегда

18.05.2020

В Международный день музеев мы хотим рассказать о Ларисе Валентиновне Бардовской. Ей исполнилось семьдесят пять. Из нескольких сотен наших сотрудников она – единственная, кто отдал музею пятьдесят шесть лет.

В жизни музея это целая эпоха. И тот редкий случай, когда уместны самые высокие слова: преданность делу, подвижничество, азарт исследователя, широчайшая эрудиция, острый ум. Если возможно себе представить некую эталонную судьбу музейного сотрудника, то, пожалуй, она будет такой, как у Ларисы Бардовской. А еще эта судьба, на наш взгляд, очень кинематографична. Или вполне вписывается в литературный сюжет.

Лариса Бардовская родилась в победном сорок пятом. В разрушенном войной Пскове – в одном из нескольких уцелевших зданий на берегу реки, у древних крепостных стен псковского Кремля. Затем были небольшие латвийские города. Обстоятельства сложились так, что семья смогла вернуться в родной Ленинград только в пятьдесят третьем. Жили на набережной Невы в известном «доме политкаторжан». Недалеко от места, где когда-то прадед Петр Бардовский, служивший в петербургском университете в должности управляющего, занимал квартиру в первом этаже здания нынешнего восточного факультета.

Среди предков был и живописец Федор Бардовский, выпускник Императорской академии художеств. Поэтому поступление Ларисы в это знаменитое учебное заведение (факультет теории и истории искусств) можно объяснить сработавшим «генетическим кодом». Но еще раньше, в 1964-м, возникло в ее жизни Царское Село – как оказалось, навсегда. Ларису Бардовскую приняли на работу музейным смотрителем. Работа и учеба позволили общаться с легендарными музейщиками и искусствоведами. В их числе – Татьяна Александровна Соколова, Тамара Демьяновна Фомичева, Вера Владимировна Лемус, Владимир Францевич Левинсон-Лессинг.

Каким был музей спустя двадцать лет после окончания войны? В Екатерининском дворце открыто для посетителей несколько небольших залов в северной части здания. Ни Большого зала, ни Янтарной комнаты, ни Золотой анфилады. Александровский дворец отдан военным. Парковые павильоны не восстановлены. В коллекции – зияющие пустоты от военных утрат. Лариса Бардовская все последующие десятилетия была и остается в центре титанической работы, позволившей совершить прорыв в его развитии.

Лариса Валентиновна – пытливый исследователь, она раскрывает музейные и дворцовые тайны, совершает научные открытия. Главный предмет исследования – произведения искусства, украшавшие царскосельскую императорскую резиденцию. Пожалуй, она знает о придворной жизни Царского Села практически всё. О венценосных владельцах резиденции и их приближенных рассказывает так образно и ярко, будто знакома с каждым лично. Бардовская ввела в научный оборот многие произведения и коллекции из собрания музея. Раскрыла загадку миниатюрного портрета леди Мери Фокс-Холланд. Исследование гравированного портрета Екатерины II привело ее к выводу о существовании беседки-ротонды на Розовом поле в царскосельском парке.

Совершенно особая тема – война, утраченные ценности. Лариса Валентиновна была в числе тех исследователей, которые пытались размотать клубок версий вокруг местонахождения подлинной Янтарной комнаты. На ее глазах, долгие двадцать пять лет, восстанавливали «восьмое чудо света». Она возглавила и в соавторстве с коллегой Галиной Ходасевич в 2000-м завершила грандиозную работу – подготовку и издание первого тома «Сводного каталога культурных ценностей, похищенных и утраченных в период Второй мировой войны». Вскоре после этого в музей вернулись несколько предметов. В только что изданном к 75-летию Победы музейном сборнике Лариса Валентиновна рассказала об истории царскосельской Девушки с кувшином. О том, как стихотворение ополченца Владимира Лившица (он помогал перед наступлением фашистов закапывать скульптуру в парке) помогло в сорок четвертом найти ее.

Все стереотипы про музейную монотонность и штампы не имеют никакого отношения к Ларисе Бардовской. Это человек ослепительной индивидуальности и генератор идей. Выставки (в России и за рубежом), которые она задумала и воплотила, зрители помнят через много лет после их закрытия. Например, «Царские сыновья – королевские внуки», «Стрелы Амура в Царском Селе», «Маленькие любимцы Царского Села», «Радости, слабости, развлечения. Мужчина и женщина в стародавние времена», «Сон в летнюю ночь».

Причём придумывает неординарные вещи Лариса Валентиновна без мучительных раздумий – легко и изящно. У неё вообще какой-то легкий искрящийся талант. А ещё – чувство красоты и безупречный вкус.

Вот несколько цифр и фактов. В разное время Лариса Бардовская заведовала архивом музея, хранила коллекции архитектурных чертежей, рисунков и акварелей, живописи. Почти тридцать лет она занимала ключевую должность главного хранителя музея (заместителя директора по учету и хранению), многие годы возглавляла Реставрационный совет. Сейчас продолжает хранить фонд живописи. Опубликовала более 100 научных статей. Завершает работу над каталогом «Британская живопись XVIII-XX веков. Портреты мастерской Джорджа Дау: повторения, копии и реплики». Но мы знаем: есть еще черновики, наброски и главное – идеи. Так что надеемся на новые публикации и книги. 

Сегодня понятие «карта памяти» выросло до значения образа. Так вот хранитель нашей музейной коллективной памяти – Лариса Валентиновна Бардовская.

Дорогая Лариса Валентиновна, пусть жизнь и Царское Село Вас по-прежнему вдохновляют. Пусть Вам работается и пишется легко. Пусть не подводит здоровье. Оставайтесь такой же красивой и утонченной.