Перейти к основному содержанию

Реставрация. Лионский зал. Паркет

21.10.2020

Реставраторы приступили к установке паркета в Лионском зале Екатерининского дворца. В этом изумительном по красоте интерьере несколько жемчужин. Помимо лазурита и «золотого» шелка это, несомненно, паркет. Он – подлинный, создан при Екатерине II.

Уникальный паркет – единственная сохранившаяся и не затронутая существенными переделками часть убранства Лионского зала – был изготовлен в 1782‒1784 годах в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Чарлза Камерона в мастерской столярного (мебельного) мастера Иоганна Кимеля. В контракте на работы указывалось, что ему надлежит сделать «из разных заморских 12 сортов дерев квадратных же 25 сажен, вставя в них в назначенных на рисунке местах жемчужных раковин, или перламутр, ценою по 425 рублей за каждую квадратную сажень, а за все – 10625 рублей». Современные реставраторы называют восемь пород: красное и розовое дерево, амарант, палисандр, пальма, орех, клен, береза.

Паркет геометрического характера с симметричным рисунком из цветного дерева с перламутровыми вставками был набран из щитов в размер каждого элемента. Его колористическое решение строилось на противопоставлении более светлых прямоугольных и ромбовидных щитов (украшенных розетками, орнаментальными лентами и венками) темным массивным шестигранным элементам. Объединяли щиты узкие полосы с узором из пальметт. 

Камерону для паркета Лионского зала под расписку выдали пятьсот австралийских раковин «под разными номерами и литерами», которые были «сортированы академии профессорами и тем означены, что оне весьма дорогие и редкие». Первоначально зодчий императрицы планировал использовать перламутр только в орнаментах более светлых прямоугольных и ромбовидных щитов паркета, однако позднее по требованию Екатерины II был вынужден дополнить темные шестигранные щиты крупными инкрустациями из перламутровых раковин.

На современников императрицы полы произвели большое впечатление. Фрейлина Варвара Головина вспоминала, что стены Лионского зала «были украшены лапис-лазурью», «…а пол паркетный, наполовину из красного дерева, наполовину из перламутра». 

Чтобы наборный паркет зала не выгорал на солнце, в XVIII веке были сшиты четыре суконные покрывала на плотной подкладке – ими закрывали пол во время отсутствия императорской фамилии в царскосельской резиденции.

После появления здесь в начале 1860-х годов тяжелых бронзовых предметов с лазуритовой отделкой для защиты паркета был приобретен ковер на всю площадь Лионской гостиной. 

В 1917-м паркет обследовала комиссия Временного правительства по передаче имущества Царскосельского дворцового управления. Она отметила, что паркет пересох, пролежав 53 года под коврами и «двухрядным» сукном, которое не менялось всё это время. Кроме того, сквозь сукно и ковер к паркету были прибиты ширмы, находившиеся в этом зале. Одним словом, паркет нуждался в реставрации. 

С августа по декабрь 1918 года паркетная фабрика «Леров и Арендт» укрепляла паркетные полы Екатерининского дворца, в том числе и паркет Лионского покоя, предотвратив выпадение «замечательных пород разноцветных дерев и перламутра…».

Это произведение искусства могло быть утрачено навсегда: во время Великой Отечественной войны оккупанты вывезли паркет в Берлин. Но в 1947-м наши соотечественники обнаружили его в элеваторах порта. В том же году паркет Лионского зала вернулся в город Пушкин и поступил в Центральное хранилище музейных фондов. 

В начале 1970-х несколько щитов отреставрировали. Их экспонировали в Лионском зале до начала воссоздания его декоративной отделки. После завершения финального этапа работ, которые выполняют специалисты Царскосельской янтарной мастерской, паркет вновь займет свое историческое место в одном из самых нарядных дворцовых залов.