Перейти к основному содержанию

«Дорогой брат и друг Никса»

12.04.2021

Весной 1865-го династию Романовых постигло большое горе. В ночь с 11 на 12 (23/24) апреля в возрасте 21 года на вилле Бермон в Ницце умер наследник российского престола великий князь Николай Александрович (1843–1865), старший сын императора Александра II и императрицы Марии Александровны. Причина смерти – туберкулезный менингит, усугубившийся «внутренним нарывом в спинной кости» из-за неудачного падения с лошади в скачке с принцем Ольденбургским на ипподроме в Царском Селе. 

Почти за год до этого, 12 июня 1864-го, великий князь выехал из Царского Села в заграничное путешествие, из которого ему не суждено было вернуться.

Болезнь стала быстро прогрессировать в конце марта 1865 года, и к началу апреля положение стало угрожающим. Императрица Мария Александровна, находившаяся в это время в Ницце, все время была рядом с сыном. 10 апреля в Ниццу прибыл император Александр II; в тот же день из Копенгагена вместе с матерью приехала невеста великого князя датская принцесса Дагмар (будущая императрица Мария Фёдоровна). 

Несколько часов принцесса провела рядом со своим женихом, и он все время держал ее руку в своей. А с другой стороны сидел великий князь Александр, очень любивший своего старшего брата. Здесь, у тела умирающего, дочь датского короля впервые увидела того, кому суждено было стать самым важным человеком в ее жизни.

По мнению многих, Никса, как называли цесаревича в семье, был блестящим молодым человеком, имевшим все шансы со временем стать умным, гуманным и либеральным монархом. Воспитанный в духе «века прогресса», прекрасно образованный, впечатлительный и легко увлекающийся великий князь не мог не тронуть сердца молодой девушки. Не мог и он не увлечься ею. Дагмар и Николай выглядели идеальной парой. Датская принцесса согласилась стать его женой.

Скорбные дни до погребения сына, которое произошло 28 мая 1865-го в усыпальнице императорской фамилии в Петропавловском соборе, император и императрица провели в Царском Селе. В один из этих дней там побывал министр внутренних дел Петр Валуев: «Утром в Царском Селе. Доклад. Государь печален, похудел, обычное выражение лица изменилось… Общее впечатление, что он глубоко скорбит… Видал императрицу… Она изменилась более государя и более его наполнена предметом скорби. Она плачет… Она говорит почти исключительно о сыне».

Во время церемонии похорон «на всём Петербурге лежала какая-то печать уныния и скорби, а над ним, как чёрное покрывало, висело сумрачное небо». В тот же день Федор Тютчев напишет:

«Все решено, и он спокоен, 

Он, претерпевший до конца,

Знать он пред Богом был достоин

Другого, лучшего венца…»

И сегодня о наследнике цесаревиче, старшем сыне Александра II, родившемся в Царском Селе, напоминает бронзовый бюст, установленный на берегу Большого пруда.