Перейти к основному содержанию

Императорский фарфор в собрании ГМЗ «Царское Село»

Императорский фарфор в собрании ГМЗ «Царское Село»

Е.А. Еремеева,
старший научный сотрудник, хранитель коллекции «Фарфор»

Собрание фарфора в музее «Царское Село» насчитывает около 5000 предметов и включает в себя произведения русского, европейского и дальневосточного производства XVII–ХХ веков. В основе лежит историческая коллекция, представленная изделиями китайских и японских гончаров, дворцовыми вазами, сервизами и образцами пластики ведущих европейских и отечественных мануфактур.

В убранстве интерьеров дворцов и павильонов Царского Села значительное место занимали изделия Императорского фарфорового завода (ИФЗ), живописная мастерская которого разделялась на отделение «вещей поднесения», куда входили вазы и декоративные произведения, и на отделение сервизных вещей.

Вазы петербургской мануфактуры — отдельная страница в истории бытования царскосельских дворцов. Они поступали в качестве подношений, выбирались архитекторами для оформления залов, а также самими членами императорской фамилии во время посещений завода. Вазы могли служить не только украшением интерьеров, но и иллюстрациями к историческим и военным событиям.

В послереволюционные годы многие предметы были переданы в музейный фонд страны, откуда поступали в продажу через антикварные магазины и аукционы за границей. Большая часть собрания погибла в годы Великой Отечественной войны. Благодаря активной собирательской деятельности музея коллекция фарфора на протяжении многих лет пополнялась уникальными произведениями ИФЗ. Так, например, в 1980-е годы был сформирован комплекс предметов эпохи модерна, среди которых особое место занимают вазы с подглазурной росписью.

Сегодня весьма разнообразная по техническому и художественному исполнению коллекция ваз ИФЗ в музее-заповеднике «Царское Село» насчитывает около 30 предметов. 

Охватывающая довольно длительный период — с 1770-х годов до конца правления Николая II— она дает возможность познакомиться с различными техниками пластического и живописного декора, характерными особенностями того или иного стиля, отметить творческие методы мастеров. 

Гордостью собрания являются вазы времени Екатерины II, декоративное оформление которых не только демонстрирует технологические достижения завода последней трети XVIII столетия, но и отражает триумфальное правление «Российской Минервы». Вензеля, портретные изображения, аллегорические сюжеты на фарфоровых сосудах отдают дань венценосной правительнице России.

Произведения Императорского завода екатерининской поры, сопоставимые по размерам с вазой, украшенной монограммой Е II из собрания музея-заповедника «Царское Село», можно перечесть по пальцам одной руки, однако все они состоят из нескольких частей, тогда как эта ваза монолитна. При этом она почти лишена росписи — художественного решения, эффектного лишь при высоком качестве черепка. Эти особенности не только возводят ее в разряд уникатов, но и наглядно свидетельствуют о выходе ИФЗ на уровень ведущих мировых производств.

Впрочем, неким своеобразием эта массивная ваза обязана не только отечественным образцам, но и дальневосточным и европейским: она имеет свойственную китайской керамике форму гуань в виде слегка вытянутого в нижней части овоида и сплошь покрыта рельефом «ивовая плетенка», введенным в Мейсене. 

Ее тулово украшено двумя овальными золочеными медальонами, декорированными рельефными скрещенными ветками лавра и дуба, прикрепленными золочеными бантами к белой лепной гирлянде цветов, опоясывающей оплечье вазы. В медальонах помещены рисунки, выполненные тончайшей цировкой: на одном из них изображен вензель Е II под императорской короной, на противоположном — пчелиный улей, орудия труда на фоне сельского пейзажа и надписи: «ПОЛЕЗНОЕ» и «ЗДЕЛАНЪ В САНКТЪ ПЕТЕРБУРГѢ 1779 года». 

В художественном решении вазы использован собственный девиз императрицы Екатерины II, вероятно, придуманный ею самой и в 1765 году ставший ее эмблемой [1]. В письме к Вольтеру она писала: «Мой девиз — это пчела, которая, летая от растения к растению, собирает свой мед, чтобы отнести его в улей, и надпись к этому — „Полезное“» [2].

Подобное изображение личной эмблемы встречается и на других предметах екатерининского времени, к примеру, на золотой табакерке работы петербургского мастера И. Г. Шарфа из собрания ГЭ [3], на жетонах Вольного экономического общества, к которому с большим благоволением относилась императрица.

С весомой долей уверенности можно сказать, что ваза попала в царскосельский дворец сразу после изготовления на заводе, так как она фигурирует в «Описи китайским вещам, стоявшим в Китайском зале, проверенная капельмейстером в 1784 году и саксонскому фарфору» [4].

Среди произведений ИФЗ первой четверти XIX века особого внимания заслуживает ваза с изображением вступления союзных войск в Париж 19 марта 1814 года, исполненная в 1818 году. На живописной горизонтально ориентированной композиции, автором которой является Ж.-Ф. Ж. Свебах, мы видим конные фигуры Александра I, Фридриха Вильгельма III и Франциска II во главе своих войск, проезжающих под воротами Сен-Мартен. На площади их встречает радостная толпа горожан. Овоидную форму вазы, расположенной на массивном бронзовом пьедестале, продолжает узкое с раструбом горло. Ручки выполнены в виде крылатых женских фигур, поддерживающих побеги, переходящие в завитки с розетками. Ваза создана по проекту французских архитекторов Ш. Персье и П. Фонтена, выполнявших рисунки для различных произведений декоративно-прикладного искусства [5]. Над золоченым орнаментом вазы трудился также выходец из Франции, бывший мастер Севрской фарфоровой мануфактуры Д.-И. Моро. Монументальная форма и сложное орнаментальное решение этого произведения усиливают впечатление торжественности изображаемого события. Ваза и по сей день находится на своем историческом месте — в Парадном кабинете Александра I в Екатерининском дворце.

Помимо военных сцен на изделиях ИФЗ встречаются мифологические и аллегорические композиции. В круглый, обрамленный золотой рамкой медальон царскосельской вазы художник поместил изображение молодой женщины в белой тунике и красном плаще, играющей на лире на фоне пейзажа. Роспись выполнена с литографии А.-А. Адама «Коринна» 1816 года [6].

Аналогичной формой обладает еще одна ваза из собрания музея. Тулово «фюзо» украшает композиция с изображением сидящего юноши, играющего на лире, и девушки, венчающей голову юноши лавровым венком. Сюжет миниатюры создан по гравюре «Деймон и Делия», исполненной в 1780 году Ф. Бартолоцци по оригиналу А. Кауфман [7].

Вазы подобной формы с живописными композициями были весьма популярными образцами, изготовляемыми на ИФЗ в 1820-е гг. 

Эпоха историзма также нашла отражение в фарфоровых произведениях, представленных в коллекции музея. 

Наследие разных исторических стилей — готики, барокко, рококо и искусство Дальнего и Ближнего Востока служило источником вдохновения для многих скульпторов и художников петербургского завода, создававших самые разнообразные по своей форме и декоративному убранству предметы. 

Ярким образцом изделий в «китайском стиле» служит садовая ваза. В декоративном решении этого крупного сосуда, состоящего из двух частей, использована техника подглазурной и надглазурной росписей, дополненная позолотой. Она украшена тремя резервами с изображением фениксов на фоне скал и цветущих веток. 

В нашем собрании вазы эпохи модерна, созданные на ИФЗ, представлены в первую очередь сосудами с подглазурной росписью, которые продолжали оставаться основным видом художественной продукции Петербургской мануфактуры на протяжении конца XIX — начала ХХ века. 

Характерным примером является именная ваза «Шхеры в Финляндии», исполненная в 1905 году одним из лучших мастеров подглазурной пейзажной живописи Г. Д. Зиминым и относящаяся к серии ваз с видами Финляндии, расписанными художником по собственным эскизам в 1900-е годы. 

Она обладает простой нерасчлененной формой, покрытой панорамной композицией, изображающей стволы сосновых деревьев на фоне неба. Богатая красочная палитра, эмоциональная окрашенность сюжета и виртуозно исполненная живопись относят это изделие к ряду уникальных экспонатов.

В музее продолжается пополнение коллекции ваз, созданных на ИФЗ. К числу последних приобретений относится комплект из трех ваз в «китайском стиле», который происходит из Опочивальни императрицы Александры Федоровны, супруги императора Николая I, в Александровском дворце Царского Села.

Принадлежность предметов историческому собранию подтверждает акварель Э. П. Гау с интерьером спальни императрицы.

Вазы с крышками, исполненные на Императорском фарфоровом заводе в 1840-е годы, повторяют формы традиционных дальневосточных сосудов. Они украшены росписью кобальтом, изображающей цветочные композиции в фигурных резервах и тонкие орнаментальные пояски. Предметы расположены на бронзовых фигурных подставках.

Сегодня наиболее значительные вазы представлены в залах Екатерининского и Александровского дворцов, а также на временных экспозициях. 

Царское Село на протяжении почти двух столетий было местом проведения важных государственных приемов, официальных обедов, балов и маскарадов. В кладовых его дворцовхранилось большое количество парадных и повседневных сервизов, использовавшихся как на праздничных мероприятиях, так и во время повседневных трапез в узком кругу. За регулярностью поступления сервизов в дворцовые кладовые следила Гофмаршальская часть Придворной конторы, занимавшаяся проблемами, связанными со сложным бытом императорской семьи. Обер-гофмаршал решал все вопросы обеспечения императорских столов разного класса. Поступавшие в кладовые изделия фиксировались в реестрах с указанием наименования, количества и фамилии приходчика, принявшего предметы. В некоторых документах делались приписки, указывающие, по какому случаю и для каких придворных чинов должна была использоваться та или иная посуда. Особо ценная посуда, вышедшая из употребления, также находилась в ведении Гофмаршальской части и маркировалась красным шифром «ГЧ» с порядковым номером.

К сожалению, до наших дней сохранилось не много документальных источников, способных полностью воссоздать картину поступления и бытования сервизов в Царском Селе. Известно, что в царскосельские кладовые посуда поступала из мастерских Императорских фарфорового и стеклянного заводов, привозилась из дворцов Санкт-Петербурга и других летних резиденций, приобреталась в придворных магазинах и у купцов, передавалась из разных собраний. Простую и парадную посуду могли поставлять частные предприятия. Например, в 1818 году для обедов в Александровском дворце был приобретен керамический сервиз с голубым бортом завода Ауэрбаха [8]

Основным источником являлся Императорский фарфоровый завод (ИФЗ), работавший исключительно для нужд Высочайшего Двора. Изготовление парадной и повседневной посуды составляло важную часть продукции ИФЗ.

В проектировании форм и декоративного решения парадных столовых ансамблей принимали участие ведущие скульпторы, архитекторы и художники: Ж.-Д. Рашетт, А. Н. Воронихин, С. С. Пименов, И. А. Монигетти, Ф. Г. Солнцев, Л. Л. Шауфельбергер и другие, воплощая в хрупком материале идеи и образы своей эпохи.

Помимо работы над новыми моделями на заводе изготовлялись дополнения (доделки) для используемых в дворцовом обиходе старых сервизов конца XVIII — XIX века, созданных на фабрике Ф. Я. Гарднера, ИФЗ, Мейсенском, Севрском и других европейских заводах. Практика доделок позволяла иметь в дворцовом обиходе сервизы разных времен и стилей. В течение длительного срока службы сервизы дополнялись заново изготовленными предметами взамен утраченных. Постоянные заказы на доделки осуществлялись вплоть до революции. Бывало, что Кабинет Его Императорского Величества по просьбе завода делал исключение из правил, и доделки к более простым по форме и рисунку сервизам поручалось исполнить «Товариществу М. С. Кузнецова» и петербургскому заводу братьев Корниловых.

Сегодня предметы парадных и повседневных сервизов Императорского фарфорового завода являются преобладающей частью собрания русского фарфора музея-заповедника «Царское Село». В нее входят как многочисленные посудные группы, состоящие из трехсот и более наименований, так и небольшие по количеству, нередко ограничивающиеся двумя-тремя образцами. В коллекции представлены сервизы разных эпох, художественных решений и вкусовых предпочтений. 

К первой группе описываемых экспонатов из коллекции музея следует отнести предметы парадных сервизов. Среди них почетное место занимает первый русский столовый ансамбль — Собственный сервиз Елизаветы Петровны, выполненный в 1759–1762 годах для личного пользования императрицы. Его появление связано с изобретением Д. И. Виноградовым печи для обжига крупных изделий. Сервиз включал большое количество разнообразных предметов: от черенков для столовых приборов до суповых мисок с крышками. Изысканный декор в виде золотой трельяжной сеточки и лепных цветочных гирлянд выполнялся вручную. Согласно архивным документам, для использования этого ансамбля в Царском Селе в 1825 году на Императорском заводе доделали несколько предметов, в 1838 году по указу Николая I сервиз был укомплектован на 60 персон. В качестве образцов использовались предметы из царскосельских сервизных кладовых [9].

Предметы Собственного сервиза, изготовленные в конце 1830-х годов, помечались двойной маркой: синей подглазурной Н I и черным изображением двуглавого орла. Сегодня в собрании музея находятся дополнения николаевского времени к основному составу. 

Кабинетский сервиз — шедевр екатерининского времени. Он был заказан императрицей в 1793 году для графа А. А. Безбородко. Сервиз включал в себя примерно тысячу предметов и девять бисквитных аллегорических фигур, созданных по проекту Ж.-Д. Рашетта. Павел I, посетивший завод в 1796 году, получил в дар столовую часть сервиза Безбородко, а в 1800 году он заказал для себя такой же ансамбль, только на восемь персон. После смерти Павла Петровича, во время правления Александра I, по распоряжению Кабинета Его Императорского Величества все предметы были отправлены в Сервизную кладовую Зимнего дворца, тогда за сервизом и закрепилось название «Кабинетский». Этот ансамбль можно считать данью повсеместному увлечению античной архитектурой, поскольку его предметы украшены полихромными видами древней Италии, заключенными в круглые и овальные медальоны, обрамленные лавровыми ветвями. Образцами для росписей послужили европейские гравюры таких мастеров как Дж. Вази да Карлеоне, Дж. Пиранези и других художников, размещенные в изданиях XVIIIвека. Особую парадность сервизу придают бордюры с цветочными гирляндами на золотом фоне. На оборотной стороне предметов расположены надписи на французском языке, расшифровывающие изображенные достопримечательности. Формы и декоративное решение этого парадного ансамбля повторились и в последующих изделиях завода, к примеру, в сервизах для приданого великих княжон, дочерей Павла I. В нашей коллекции Кабинетский сервиз представлен круглым и квадратными блюдами c изображением античных руин в окрестностях древнего Агридженто, глубокой тарелкой с изображением гробницы Цецилии Метеллы, мелкой тарелкой c изображением живописного острова с развалинами и готического театра в Сиракузах, мелкой тарелкой с изображением источника в гроте нимфы Эгерии в Риме, соусником с изображением готического замка и миниатюрными формами с изысканными цветочными поясками и золоченым декором.

Парадные ансамбли первой трети XIX века в нашей коллекции представлены несколькими образцами Министерского сервиза и десертными тарелками Бабигонского сервиза с виртуозно исполненными живописными миниатюрами, изображающими виды России. 

Первоначальный состав этого сервиза, заказанного для Большого Петергофского дворца, был изготовлен в 1823–1824 годах и включал около полутора тысяч предметов. В 1838 году по распоряжению Придворной конторы сервиз был увеличен вдвое. В 1857–1858 годах часть ансамбля была передана во дворец Бельведер, построенный на Бабигонском холме в Петергофе, что и обусловило его название, зафиксированное в реестрах сервизных кладовых. В 1911–1912 годах по указу императора Николая II из кладовой Большого дворца в Петергофе сервиз был перевезен в царскосельские кладовые. В Царском Селе сервиз находился до 1941 года. В 1958 году комплект вернулся из Центрального хранилища, а в 1976 году его большая часть была передана в ГМЗ «Петергоф».

Бабигонский сервиз — характерный образец парадных столовых ансамблей первой трети XIXвека, обладающий элегантными пропорциями, золоченым рельефным и скульптурным декором, дополненным живописью. Особую парадность ему придают золоченые вазы с ажурными чашами и мифологическими фигурами, исполненные по проекту С. С. Пименова. Объединяющим художественным мотивом является декор в виде серой полосы с золотой гирляндой из плюща, опоясывающей все предметы сервиза. Десертные тарелки украшены видами Санкт-Петербурга и других городов России, императорских резиденций (в частности Царского Села, Павловска, Петергофа и Гатчины), а также портретами членов императорской семьи. 

В качестве источников для создания картин на фарфоре Бабигонского сервиза послужили живописные и акварельные работы, гравюры, литографии А. Е. Мартынова, И. В. и К. В. Ческих, С. Ф. Галактионова, П. П. Свиньина, В. П. Лангера, В. С. Садовникова и других художников первой половины XIX столетия, взятые из различных альбомов, увражей, изданий и географических атласов. 

Сегодня в собрании Царского Села хранится более трехсот десертных тарелок, тематика росписей которых позволяет их объединить в несколько групп. В первую группу включены тарелки с видами Петербурга, на глянцевых зеркалах которых разворачиваются красочные панорамы с участием перспективы Невского проспекта, Казанского собора, ансамбля Биржи, Стрелки Васильевского острова, Петропавловской крепости, Зимнего дворца и других достопримечательностей. Большое количество росписей на фарфоре выполнены со многих знаменитых работ из cepии альбомов с видами столицы, издававшихся А. И. Плюшаром под разными зaглaвиями в течение восьми лет (с 1820 по 1827 год), а также из собрания гравюр А. Е. Мартынова «Виды Петербурга и его окрестностей» 1817 года, ставшего одним из ранних литографированных изданий. 

Ко второй группе можно отнести тарелки с видами Царского Села, большинство из которых расписаны по литографиям В. П. Лангера — художника и теоретика искусства, выпускника Царскосельского лицея, создателя цикла раскрашенных литографий «Двенадцать видов Царского Села» 1820 года. Во всей красе предстают перед нами павильоны царскосельских парков: Камеронова галерея, Концертный зал, Башня-руина, Баболовский дворец. Здесь же и два известных здания Царского Села, связанных с жизнью лицея: дом семейства Вельо и дом учителя пения Теппера де Фергюсона. 

В третью обширную группу вошли тарелки с изображением городов, селений и областей Российской империи — от Финляндии до Камчатки. Некоторые из них, расписанные с гравюр из географических атласов и «живописных путешествий», наравне со своими оригиналами являются редкими изображениями древних исторических центров России. Произведения, созданные профессиональными художниками в результате длительных экспедиций в отдаленные области России, обладали не только художественным, но и научным значением. Примером может служить альбом А. Е. Мартынова «Живописное путешествие от Москвы до Китайской границы» 1819 года, представляющий собой редкое собрание видов русских провинциальных городов. В него вошли панорамы городов и пригородные ландшафты. Среди них: виды Москвы, Владимира, Нижнего Новгорода, Казани, Перми, Екатеринбурга, Томска, Красноярска, Иркутска, рек Оби, Селенги и озера Байкал. 

Еще одним важным источником для создания росписей тарелок Бабигонского сервиза стали гравюры из географического атласа карт и рисунков, созданных в результате путешествия в 1802 году в северо-восточную часть России и на острова северной части Тихого океана «флота капитана» Г. А. Сарычева. Атлас является приложением к книге «Путешествие флота капитана Сарычева по северо-восточной части Сибири, Ледовитому морю и Восточному океану, в продолжении осьми лет при географической и астрономической Морской экспедиции, бывшей под начальством флота капитана Биллингса с 1785 по 1793 год», изданной в Санкт-Петербурге в том же 1802 году. Создателями большинства гравюр атласа, подготовленного под руководством и при участии И.-Г. Клаубера, стали братья Иван и Косма Ческие — воспитанники Академии художеств.

Надо отметить, что роспись на тарелках, изображающая архитектурные пейзажи и природные ландшафты, зачастую отличается от своих графических оригиналов: имеются изменения в изображении переднего или дальнего планов, стаффажа, иногда использован отдельный фрагмент. Во многом это связано с непростой задачей вписать изображение в круглое зеркало дна довольно небольшого диаметра. Несмотря на малые размеры, живописные композиции прекрасно построены.

Далее следует рассказать о сервизах, выполнявшихся специально для царскосельской резиденции. К этой группе относится Корбиевский сервиз. Этот сервиз был приобретен для высочайшего двора в магазине французского владельца Ж. Корбье, что и обусловило его название. В 1823 году, после празднования дня рождения великой княгини Александры Федоровны в Павловске, сервиз был отправлен в сервизные кладовые Царского Села для использования в Большом Царскосельском и Александровском дворцах. В прилагаемом к документу списке фигурирует большое количество разнообразных предметов. Исходя из архивного дела, в 1838 году сервиз был укомплектован вновь выпущенными на ИФЗ предметами до первоначального количества на 150 кувертов [10]. В середине XIX века в дополнение к столовой части была изготовлена чайная, состоящая из «чашек стаканчиками» и блюдец. В живописном декоре всех предметов ансамбля использованы виноградные листья, грозди и золотые побеги, а также не повторяющиеся ни на одном предмете цветочные композиции. Сегодня в собрании музея представлены бутылочные передачи, соусники, салатники, масленки с крышками, солонки, блюда овальные различной величины, блюда круглые, тарелки четырех видов, чайные пары. Надо сказать, что сервиз активно пополнялся вплоть до начала ХХ века. С конца 1840-х до 1870-х годов доделки для сервиза производились на петербургском заводе братьев Корниловых.

В 1903 году на смену Корбиевскому сервизу был заказан парадный ансамбль для Большого Царскосельского дворца, получивший название Пурпуровый. Для создания ансамбля по поручению завода был объявлен конкурс на проектирование эскиза парадного сервиза. В заказе было оговорено следование образцам XVIII столетия. По результатам конкурса были одобрены рисунки А. Ф. Максимова и В. С. Степанова. Однако окончательный проект был создан Э. Я. Кремером, возглавлявшим живописную мастерскую Императорского завода.

Сервиз, включивший 1690 предметов, состоял из тарелок пяти видов — глубоких, мелких, десертных, закусочных и пирожковых, а также из чайных пар. В собрании музея сохранились лишь четыре вида тарелок. В росписи предметов принимал участие художник Я. Горяев. В 1908 году П. И. Красновским были исполнены эскизы к салатникам квадратной формы. Для транспортировки и хранения сервиза были изготовлены деревянные ящики.

Обращение к стилю рококо соответствовало пышным интерьерам Большого Царскосельского дворца. Изящный декор в виде выполненных пурпурной краской изображений играющих путти и пейзажных композиций дополнен позолотой с цированным рокайльным орнаментом. Пурпуровый сервиз стал последним крупным ансамблем, созданным на императорской мануфактуре.

Коллекция сервизов производства Императорского фарфорового завода из собрания ГМЗ «Царское Село» продолжает расти. В сферу интересов музея включены сервизы, выполнявшиеся для императорских или великокняжеских яхт, «расхожая посуда», наборы тарелок и, конечно, чайно-кофейные сервизы, изготовлявшиеся на протяжении всего времени существования завода. Несколько лет назад музеем-заповедником были приобретены предметы из Рафаэлевского сервиза.

Согласно архивным документам, этот парадный ансамбль был выполнен на Императорском фарфоровом заводе специально для Царского Села по заказу императора Александра III. Работа над сервизом была начата в 1883 году. Проект ансамбля разрабатывался под руководством заведующего живописной мастерской завода Л. Л. Шауфельбергера. По мере изготовления части сервиза ежегодно представлялись императорам в числе подношений на Рождество. Работа над сервизом заняла 20 лет. Как следует из исторических документов, в 1903 году ансамбль на 50 персон был полностью исполнен и сдан в Сервизные кладовые императорских дворцов и дворцового управления. В 1904 году сервиз был передан в Аничков дворец в распоряжение императрицы Марии Федоровны.

Красочный живописный убор столового ансамбля с орнаментальными и аллегорическими композициями создан по мотивам росписей Лоджий Рафаэля и полностью покрывает поверхность фарфоровых изделий. 

Рафаэлевский сервиз — самый значительный парадный ансамбль конца XIX — начала ХХ века, выполненный на петербургской фарфоровой мануфактуре.

Собрание фарфоровой пластики занимает почетное третье место после сервизных ансамблей и декоративных ваз Императорского фарфорового завода из собрания ГМЗ «Царское Село».

Комплектация небольшого ряда фигур и скульптурных групп осуществлялась в течение длительного периода исходя больше из личных пристрастий ее собирателей и, зачастую, малых возможностей приобретения «достойных» экспонатов для музейного собрания. 

Большая часть предметов относится к так называемому «позднему периоду» – времени правления императоров Александра II и Николая II — и представлена работами по моделям таких известных скульпторов как А. К. Шпис, А. К. Тимус, В. В. Кузнецов. В основном это неоднократно повторяющиеся произведения, выражающие атмосферу и вкусовые предпочтения эпохи историзма и модерна.

Собрание также обладает и редкими произведениями екатерининской поры, связанными в первую очередь с именами первых модельмейстеров, пришедших на завод в качестве ведущих специалистов. 

Фламандский скульптор И. Г. Ксавери, выполнявший предметы в единственном экземпляре, оставил небольшое наследие. В основном это повторения его же собственных мраморных работ в бисквите. Однако хранящиеся в царскосельской коллекции два мужских бюста 1777 года, вероятно, являются «пробными» работами автора в новом для него материале. Оба портрета объединены одинаковым стилевым решением, выраженным в достоверной передаче характерных черт портретируемых, — уставший, отведенный в сторону взгляд, мягкие контуры лица — и в искусно исполненных деталях одежды.

В 1779 году опытный скульптор Ж.-Д. Рашетт, прибывший из Европы в Санкт-Петербург, возглавил скульптурное отделение фарфорового завода в целях расширения и развития модельного ряда пластических произведений. Появление аллегорий чувств, времен года, мифологических персонажей и героев современных событий быстро снискало большую популярность у заказчиков изделий ведущего отечественного производства.

Зачастую в основе его бисквитных моделей были мраморные или бронзовые оригиналы А. Кановы, М. Клода (Клодиона), И. Г. Даннекера.

В собрании музея находится бисквитная группа «Амур и Психея», повторяющая копию, выполненную скульптором К. Альбачини около 1780 года с античного оригинала. Пафосная постановка фигур, статуарность и лаконизм общей композиции близки к моделям, исполнявшимся в мастерской Ж.-Д. Рашетта по гипсовым копиям с «антиков». 

Довольно большой период времени, отмеченный специалистами как один из самых продуктивных на Императорском фарфоровом заводе, связан с творчеством А. К. Шписа, возглавлявшего скульптурную часть во второй половине XIX века. Урожденный немец, он во многих своих творческих поисках опирался на богатое наследие ведущего модельмейстера Мейсенской мануфактуры И. И. Кендлера, создавшего за свою долгую жизнь огромное количество моделей. 

«Продавец рыбы» и «Продавщица цветов» — парные произведения, созданные по моделям Шписа, в нашей коллекции представлены выполненными из глазурованного фарфора в нерасписанном виде. Они решены в традициях фарфоровой пластики середины XVIII столетия с ее театрализованными позами, многочисленными лепными рокайльными элементами и повышенным интересом к деталям одежды и аксессуаров. 

«Малороссиянка» (модель А. К. Шписа 1860-х годов) — немного тяжеловесная в бисквите фигура босоногой девочки в холщовом платье, подпоясанном кушаком, держащей охапку колосьев, напоминает популярные рашеттовские скульптуры из серии «Народности России» 1780–1790-х годов, которые были исполнены с иллюстраций, заимствованных из труда академика И. Г. Георги «Описание всех обитающих в Российском государстве народов: их житейских обрядов, обыкновений, одежд, жилищ, упражнений, забав, вероисповеданий и других достопамятностей» (СПб., 1776–1777). Как и многие скульптурные произведения Шписа, эта работа предполагает наличие пары. В данном случае это фигура мальчика «Малоросса», отсутствующая в собрании музея. В отдельно выполненных фигурах, каждая из которых расположена на своем постаменте, явно ощутима взаимосвязь благодаря легким жестам рук, обращенным друг к другу.

Скульптура «Цыганка», также выполненная в бисквите, по всей вероятности, не задумывалась автором в глазурованном или декорированном полихромными красками фарфоре. Она примыкает к группе бисквитных произведений, исполненных на «свободные» темы, где наряду с классицистическими канонами «звучат» и романтические настроения, и знакомые мифологические образы.

Наследие А. К. Шписа стало, по всей видимости, единственным показателем творческих поисков, направленных на развитие фарфоровой пластики на Императорском заводе. 

В начале ХХ века в скульптурной мастерской наряду с новыми пластическими образами эпохи модерна исполняются бисквитные произведения по старым моделям: с мраморных оригиналов Э.-М. Фальконе, М. И. Козловского, Ф. И. Шубина.

В царскосельской коллекции имеется копийная с мраморной скульптуры М. И. Козловского 1789 года «Аполлон-охотник» («Пастушок с зайцем») работа, отличающаяся гармоничным сочетанием плавных линий и удлиненных форм и наполненная лирическим настроением.

Среди скульптурных произведений рубежа веков следует отметить группу «Ева» 1904 года создания. Она была выполнена скульптором-формовщиком П. В. Шмаковым и представляет присевшую на камень обнаженную женщину, которая придерживает на коленях двух спящих детей. Опущенная вниз голова, отрешенный взгляд и длинные ниспадающие волосы героини — все это черты женского образа эпохи модерна.

Редким образцом анималистической скульптуры из нашей коллекции является фигура кота, выполненная в 1903 году по модели А. К. Тимуса, руководившего работой заводских скульпторов и модельмейстеров. Тщательно проработанная фактура материала при помощи ручной отминки с использованием в декоре серо-голубой цинковой глазури заметно выделяет это произведение из ряда заводских работ конца XIX — начала ХХ века. 

В фигуративных изображениях последнего десятилетия императорского периода прослеживаются черты неоклассицизма, заметные в первую очередь благодаря обращению к наследию прошлого. Очевидны заимствования в классических позах, использовании постаментов в композиции.

Скульптура «Анна Павлова в роли Жизели» из коллекции музея исполнена в бисквите по модели С. Н. Судьбинина 1914 года и отличается от расписанных экземпляров некоторой сухостью и дробностью лепки. Небольшая фигура балерины, установленная на круглом основании, демонстрирует характерную позу классического танца.

Эти произведения и по качеству исполнения, и по громким именам авторов и изображаемых персонажей достойно завершают избранный ряд произведений фарфоровой пластики Императорского фарфорового завода.


[1] Кузнецова Л. К. Табакерка с личным девизом Екатерины II // Петербургские ювелиры. Век восемнадцатый, бриллиантовый… М., 2009. С. 303. 

[2] Тройницкий С. Н. «Девиз» императрицы Екатерины Второй // Старые годы. 1915. Март. С. 36.

[3] Там же. С. 36, 37.

[4] Бенуа А. Н. Царское Село в царствование императрицы Елизаветы Петровны. Приложение V. С. 23.

[5] В собрании ГРМ представлены две аналогичные по форме вазы (см. подробнее: Декоративные фарфоровые вазы и дворцовые сервизы первой трети XIX века из собрания Государственного Русского музея: Каталог выставки / Автор вступ. статьи и сост. И. П. Попова. Л., 1989. С. 26 (кат. 15).

[6] Коростин А. Ф. Начало литографии в России. 1816–1818. М., 1943. С. 67.

[7] В собрании ГРМ представлена аналогичная ваза (см. подробнее: Матвеев Л. Г. Композиции Ангелики Кауфман на фарфоре из коллекции Государственного Русского музея // Виноградовские чтения в Петербурге. Фарфор XVIII–XXI вв.: Предприятия. Коллекции. Эксперты. Материалы международных научно-практических конференций. СПб., 2010. С. 238. 

[8] РГИА. Ф. 469. Оп. 14. Д. 139. 1825. Л. 16 об.

[9] Еремеева Е. А. К вопросу об истории создания и бытования нескольких фарфоровых сервизов Царского Села // Кучумов. К 100-летию со дня рождения. Сб. докладов научной конференции «Атрибуция, история и судьба предметов из императорских коллекций». СПб., 2012. С. 154.