Перейти к основному содержанию

Евгений Иванович Аренс — заведующий загородными судами и Петергофской военной гаванью

Архивные источники о пребывании семьи Аренса в Царском Селе

И. П. Распопова,

научный сотрудник, хранитель музейной коллекции
«Рукописные материалы»

Евгений Иванович Аренс ([Рис.1]) родился 4 января 1856 г. в Киеве. Проходил обучение в Морском училище[1] в Санкт-Петербурге. С 1873 по 1875 г. кадетом совершал плавания по Финскому заливу на корветах «Варяг», «Гиляк» и «Боярин». В 1876 г. произведен в гардемарины и 1 декабря зачислен в отряд Гвардейского экипажа[2]. Еще гардемарином, в ходе Русско-турецкой войны 1877–1878 гг., он был прикомандирован к действующей армии, в рядах которой принимал участие в военных действиях на р. Дунае. Там он был награжден знаком отличия Военного ордена 4-й степени, которым гордился более своих последующих отличий, хотя был удостоен всех российских орденов до Белого Орла включительно (1916)[3]. Дело в том, что орден Св. Георгия являлся чрезвычайной редкостью среди морских офицеров, которые, в отличие от сухопутных, даже в военное время не производились из нижних чинов. Аренс же получил свой солдатский крест еще до того, как в 1877 г. стал мичманом за отличие, после чего был удостоен первой офицерской боевой награды — ордена Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». 

В 1880 г. Аренс был назначен членом Комиссии по описанию действий морских команд на Дунае. Эта Комиссия работала в рамках создания многотомной истории Русско-турецкой войны 1877–1878 гг.

После войны Е. И. Аренс служил на миноносцах Балтийского флота. В 1883–1885 гг. совершил кругосветное плавание на клипере «Стрелок»[4]

На протяжении нескольких лет, с 1886 по 1891 г. плавал на императорской паровой яхте «Держава». В 1892 г. заведовал катерами императорской фамилии. С 1893 по 1898 г. плавал в должности старшего офицера на императорской яхте «Александрия» между Санкт-Петербургом, Кронштадтом и Петергофом[5]

В 1896 г., по окончании Николаевской морской академии, Евгений Иванович стал председателем Комиссии по написанию истории Гвардейского морского экипажа, в котором он служил.

Одним из самых важных этапов в карьере Аренса стало приглашение в том же году читать в Николаевской морской академии курс лекций по русской военно-морской истории. Интересно, что ранее в программе единственного высшего военно-морского заведения России такого предмета не было. Именно Аренс занялся его разработкой и расширил программу, охватив период с древнейших времен до конца XIX в.[6]

14 февраля 1898 г. приказом № 40 по Морскому ведомству был отчислен с должности старшего офицера императорской яхты «Александрия»[7]. С 13 апреля по 14 июня 1898 г. плавал на императорских гребных катерах и был их заведующим.

29 июня 1898 г. приказом № 139 по Морскому ведомству капитан 2 ранга Гвардейского экипажа Е. И. Аренс был назначен на должность заведующего загородными судами и Петергофской военной гаванью[8]. В свою очередь занимавший ранее эту должность капитан А. К. Гирс[9]был назначен этим же приказом на должность командира императорской яхты «Марево». 

В своей статье «Евгений Иванович Аренс — хранитель Большого Готторпского глобуса с 1901 по 1913 год»[10], А. Г. Каминская[11] пишет, что «с конца XIX в. квартиру в здании Адмиралтейства занимал морской офицер Евгений Иванович Аренс с семьей, исполнявший к этому моменту должность заведующего загородными судами императорской флотилии и Петергофской военной гаванью». Ссылаясь на рукописные дневники известного искусствоведа и зятя Е. И. Аренса, Н. Н. Пунина, автор статьи пишет, что в первом этаже жилой половины здания Адмиралтейства располагались кабинет, библиотека, столовая и гостиная, а на втором этаже были комнаты детей, спальни, библиотека, гостиная. 

Поскольку в ГМЗ «Царское Село» никаких сведений о расположении служебной квартиры заведующего загородными судами в здании Адмиралтейства не сохранилось, перед научными сотрудниками была поставлена цель найти какие-либо архивные документы о пребывании семьи Аренсов[12] в царскосельском Адмиралтействе.

В Российском государственном историческом архиве (РГИА), в фонде Царскосельского Дворцового управления, хранятся «книги для записывания прибывающих и отбывающих по зданиям Екатерининского и Александровского дворцов», а также всех парковых павильонов, в том числе по зданию Адмиралтейства. Из пяти имеющихся (на момент написания работы) были просмотрены три книги по зданию Адмиралтейства: за 1902–1912 гг.; 1902–1903 гг. и 1907 г. 

В книге за 1902–1903 гг.[13] имеется самая ранняя отметка о прибытии Е. И. Аренса в Адмиралтейство, датируемая 11 октября 1901 г., когда он вместе с супругой Евдокией Семеновной и детьми въехал в служебную квартиру в здании Адмиралтейства. При этом в графе, «Откуда и когда прибыл в дом», стоит отметка «Возобновлен 16 октября 1898 г.». Вероятно, именно в этот день впервые семья Аренсов прибыла из Санкт-Петербурга в выделенную им квартиру в Царском Селе, после назначения Евгения Ивановича на должность заведующего Царскосельской флотилией.

[Рис.2]

Однако в Российском государственно архиве Военно-Морского Флота (РГА ВМФ) было найдено письмо, написанное министром императорского двора, бароном В. Б. Фредериксом,управляющему Морским министерством П. П. Тыртову, датируемое 14 апреля 1899 г., следующего содержания: 

«Уважаемый Павел Петрович!

Ввиду значительных неудобств квартиры, занимаемой зимой в Царском Селе заведующим загородными судами и Петергофской военной пристанью капитаном 2 ранга Аренсом, и невозможности, несмотря на производимый ремонт, устранить эти неудобства, начальник Царскосельского Дворцового Управления, за неимением других помещений, остановился на мысли приспособить для квартиры заведующего загородными судами свободное ныне здание шлюпочной мастерской при Адмиралтействе в Царском Селе, не изменяя при том ничего в наружном виде зданий Адмиралтейства. 

Так как упомянутая шлюпочная мастерская, по сведениям Царскосельского Дворцового Управления, построена была в 1864 г. распоряжением Морского Министерства, и хотя впоследствии ремонтировалась на суммы Министерства Императорского Двора, но в Дворцовое ведомство не была передаваема, то я имею честь предварительно покорнейше просить Ваше Превосходительство уведомить меня, не встречается ли с Вашей стороны каких-либо препятствий к осуществлению вышеобъясненного предположения генерал-майора Ионова. Барон Фредерикс»[14].

На основании этого письма можно предположить, что в год назначения на должность заведующего Е. И. Аренсу была предоставлена квартира не в комплексе Адмиралтейства, а в другом месте. Кроме того, текст письма свидетельствует о том, что до семьи Аренсов в здании шлюпочной мастерской при Адмиралтействе никто не жил и что как жилое помещение оно было приспособлено специально для этой семьи. Таким образом, летом 1899 г., после передачи шлюпочной мастерской в ведение Царскосельского дворцового управления[15], семья Аренс была определена в служебную квартиру в комплексе Адмиралтейство. 

Однако «книги пребывающих и отбывающих по зданию Адмиралтейства» уточняют один факт. В 1901, 1907–1912 гг. семья покидала Царское Село в конце весны — начале лета, переезжая в Петергоф, где находилась Петергофская военная пристань, начальником которой являлся Евгений Иванович. Очевидно, что в летнее время объем работы заведующего в Петергофе был значительно больше, чем в Царском Селе, поскольку военная пристань была местом прибытия и отправления императорских, великокняжеских и иностранных судов. В связи с этим присутствие заведующего там было важнее, чем в Царском Селе.

Несмотря на отсутствие в книгах за 1900 и 1902–1906 гг. записей о пребывании Е. И. Аренса, можно все-таки предположить, что на летние месяцы семья Аренсов каждый год покидала Царское Село, переезжая в Петергоф. Сведений о служебной квартире Аренсов в Петергофе пока выявить не удалось.

Помимо Петергофа некоторые члены семьи, например, дочери Вера и Зоя, ездили в 1910 и 1911 гг. за границу, а в 1907 и в 1911-м они уезжали в Севастополь. 

Летом в Адмиралтейство приезжал другой представитель фамилии Аренсов. Это был брат Евгения Ивановича — Аполлон Иванович Аренс[16] со своей семьей: супругой Верой Владимировной, сыном Георгием и дочерью Лидией. Однако, судя по отметкам, сделанным в книгах, Аполлон Иванович не заменял своего брата по службе, а проживал в Адмиралтействе как «на даче». Именно такая пометка стоит в книгах напротив его фамилии. 

Также стало известно, что у обеих семей Аренсов был свой штат прислуги, включая бонн, портних, нескольких гувернанток, учительниц, лакея и комнатного мальчика. Были те, кто работал в семьях на протяжении нескольких лет, переезжая с ними с места на место, и те, кто не задерживался даже на месяц. Например, имеются сведения о пребывании с семьей Е. И. Аренса в Адмиралтействе в 1902–1907 гг. французской гражданки Маргариты-Жозефины Леру, которая работала бонной (за отсутствием сведений, можно предположить, что она работала в семье и раньше). Другая французская гражданка Роза Лоше с 1 июня по 29 августа 1905 г. была «надзирательницей за детьми» Аполлона Ивановича. Также, осенью 1906 и весной 1907 г. зафиксировано пребывание гувернантки Эмилии-Марии Антоновны Михальской. С ноября 1909 по январь 1910 г. при Е. И. Аренсе был лакей Сергей Трофимович Магдий, жена которого с 1908 г. была прислугой у семьи.

В одной из книг имеется запись за 1906 г. о пребывании на службе в Адмиралтействе титулярного советника Гвардейского экипажа Федора Максимовича Кичигина[17] с супругой и племянником Иваном. У Кичигиных также была своя прислуга. 

В архиве ВМФ был найден доклад, сделанный Ф. М. Кичигиным Е. И. Аренсу в 1906 г. о службе матросов в Царском Селе с давних времен. Доклад был составлен на основе архивных материалов Царскосельского дворцового управления и «Истории Села Царского» И. Яковкина. На докладе стоит пометка Аренса: «Препроводить в Историческую Комиссию Гвардейского экипажа. Генерал-майор Аренс. 2 апреля 1909 г.». Стоит отметить, что впоследствии, после отставки Аренса, Кичигин стал следующим заведующим царскосельской флотилией и продолжал находиться в этой должности даже после революции 1917 г.[18]

Помимо Аренсов и Кичигина, весной в Адмиралтейство на несколько месяцев приезжали шлюпочные мастера, которые, вероятно, занимались подготовкой шлюпок к летнему сезону катания на Большом озере. 

В 1903–1904 и 1904–1905 гг., с осени до весны, с семьей Евгения Ивановича жил студент юридического факультета Императорского Санкт-Петербургского университета Владимир Андреевич Гаккель, ставший в 1912 г. мужем Веры Аренс. С ноября 1905 по сентябрь1906 г. с Аренсами жил его брат Андрей Андреевич Гаккель, который был студентом историко-филологического факультета этого же университета. Напротив их фамилий в книге стоит пометка «В гостях у Аренса».

После того, как сведения о пребывании семьи Е.И. Аренса в Царском Селе подкреплены архивными источниками, было бы логично выяснить, что входило в обязанности заведующего загородными судами. К сожалению, поиски должностной инструкции к этой должности не увенчались успехом. Однако были найдены различные документы, по которым можно представить приблизительную картину обязанностей Евгения Ивановича. 

В РГА ВМФ был обнаружен документ «Об объединении должностей заведующего загородными судами и начальника Петергофской военной гаванью», датируемый 1885–1887 гг., в котором представлена подробная историческая справка об объединении и разделении вышеуказанных должностей между офицерами Гвардейского экипажа. Из документа следует, что до 1875 г. эти две должности были объединены и исполнялись одним офицером. В январе 1875 г. последовало Высочайшее разрешение «обязанности эти разделить между двумя лицами, с выделением каждому столовых по 1200 рублей и морского довольствия по 60 рублей в месяц»[19]. В 1885 г. было принято решение вновь объединить эти должности. 

Известно, что кроме своих прямых обязанностей заведующего, Е. И. Аренс писал труды по истории флота. Очевидно, что ряд своих основных работ — «Роль флота в войне 1877–1878 гг.» (1903), «Конспект по русской военно-морской истории» (1910), «Морская сила и история после 1910 г.» (1912) — Аренс написал именно в Царском Селе в зимние и весенние месяцы, когда шлюпки убирались в сараи и непосредственно работы хранителя становилось меньше. В конце предисловия одной из книг можно увидеть дату и место написания: «29 апреля. 1912 г. Царское Село». 

[Рис.3,4]

Как занимающий высокую должность офицер Е. И. Аренс готовил отчеты и доклады о своей работе, которые отправлял в Главный морской штаб. 

15 апреля 1907 г. из Ученого отдела Главного морского штаба Е. И. Аренс получает запрос, в котором его просят сообщить следующие сведения: 

«1. В чьем распоряжении состоят загородные суда в каждом из пунктов: Гатчина, Петергоф, Царское Село, Павловск и Стрельна;

2. В чьем пользовании находятся эти суда в каждом из пунктов и, в случае, если ими не пользуются Высочайшие особы или высокопоставленные лица, — на какой срок, какие именно в какой сезон и на каких условиях предоставляются в общее пользование;

3. В каких местах хранятся эти суда в каждом из пунктов, кому принадлежат как места, так и здания хранилищ, и на чей счет производится ремонт этих зданий;

4. Как распределены нижние чины в каждом из пунктов и какие обязанности исполняются ими как в летнее, так и в зимнее время. Какую роль играют нижние чины в тех случаях, когда шлюпки отдаются для общественного использования;

5. Не представляется ли возможным сообщить хотя бы вкратце историю возникновения гребных судов в каждом из загородных пунктов и на чей счет сначала были заведены гребные суда разных типов». 

В ответ Е.И. Аренс составляет подробные разъяснения:

  1. Прежде все загородные суда состояли в ведении Морского Министерства и в непосредственном распоряжении заведующего этими судами. Но в 1892 г., согласно предписаниям Командира Санкт-Петербургского Порта за №№ 20374 и 23731, суда в Павловске и в Стрельне были сданы местным дворцовым управлениям и выписаны в расход 16 декабря этого же года. 
  2. За исключением Стрельны, где судами пользуются только Высочайшие особы, в остальных загородных резиденциях суда служат также и для надобностей публики, причем установлен следующий порядок: 

А. В Царском Селе все шлюпки (типы разных речных судов), кроме собственно Императорских (в Александровском парке), предоставляются с Высочайшего соизволения для катания публики на Большом Царскосельском озере, безвозмездно, на все время навигации. 

Б. В Гатчине, во время пребывания там Высочайших особ, все шлюпки находятся исключительно в Их распоряжении. В остальное время они, за незначительными изъятиями, отпускаются публике на тех же основаниях. 

В. В Петергофе, кроме Царских (в Александрии) и портовых шлюпок (в гавани) имеется также несколько ялов для публики (на Ольгином острове). Последними можно пользоваться лишь во время Высочайшего пребывания в Петергофе, тоже безвозмездно.

Г. В Павловске всеми шлюпками, за исключением состоящих в распоряжении Великого князя Константина Константиновича, предоставлено пользоваться публике в течении всей кампании безвозмездно. 

  1. В Царском Селе, в Гатчине и в Стрельне суда хранятся в помещениях и на земле Дворцового ведомства; в Павловске частью в сарае Дворцового Управления (у Розового павильона), частью в Голландии Морского ведомства; в Петергофе — в военной гавани. 

Здания ремонтируются теми ведомствами, коим они принадлежат.

  1. Зимой, когда в кампании находятся лишь Царское Село и Гатчина, в этих пунктах состоят на морском довольствии 34 человека; в Петергофе, на береговом довольствии, 13 человек. Летом — по программе плавания, до 100 человек, причем они распределяются примерно таким образом: 

Петергофская военная гавань — 34

Сад «Александрия» — 18

Стрельна — 4

Павловск — 7

Царское Село — 15

Гатчина — 18

Нижние чины обслуживают свои суда, участвуют в их ремонте, занимают посты у мачт, паромов, Голландии и прочее, а в Петергофе несут и особые обязанности по морской охранной службе. Кроме того, они принимают участие в рыбной ловле Высочайших особ, в устройстве ледяных гор в Гатчине и т. п. Во время катания шлюпок с публикой, они, руководствуясь существующими для этого правилами, наблюдают за безопасностью катающихся и за сохранностью судов. 

  1. Для составления хотя бы краткой истории возникновения загородных судов документальных данных пока в моем распоряжении, к сожалению, не имеется. Если впоследствии мне удастся их добыть, то я не премину препроводить их в дополнение к настоящей справке. 22 мая 1907 года» [20].

Таким образом, становится очевидным, что в подчинении у Е. И. Аренса находилось около 100 человек матросов, которые должны были поддерживать в порядке загородные суда. Можно сказать, что роль Евгения Ивановича Аренса была в большей степени управленческой. Из п. 5 доклада видно, что историей возникновения загородных флотилий до 1907 г. он, к сожалению, не занимался, и скорее всего в дальнейшие годы тоже. 

В августе 1910 г. Аренс был назначен ординарным профессором Николаевской морской академии; в 1913 г. вошел в число членов Главного морского суда, в этом же году покинул пост заведующего загородными судами; 6 декабря 1915 г. произведен в генералы флота; 11 ноября 1916 г. был награжден орденом Белого орла и вышел в отставку, состоял членом Александровского комитета о раненых флота.

В 1906 г. в ведении Аренса находилось 165 загородных судов, 65 из которых находились в Царском Селе[21]. Царскосельская флотилия оставалась самой богатой вплоть до 1917 г. Об этом свидетельствует рапорт уже следующего заведующего, подполковника Кичигина, от 8 июня 1917 г., к которому он прилагает список паровых, парусных и гребных судов, находившихся в загородных резиденциях по состоянию на 1 мая 1917 г.[22] Общее количество судов, находящихся в Павловске, Гатчине, Царском Селе, Петергофе, Стрельне и селе Ильинском в 1917 г. составляло 172. Из них 65 судов находились в Царском Селе, 45 — в Гатчине, 30 — в Петергофе. 

Интересна резолюция на рапорте Кичигина распорядительного отдела Морского штаба летом 1917 г.: «Надо сходить к Комиссару по охране Дворцового имущества и выяснить у него, что и как делать с этими судами. Было бы весьма поучительно собрать образцы заграничных судов в виде особого подотдела морского музея. Но пока сохранить все от гибели»[23].

Царскосельская флотилия — несомненно, отдельная, интересная тема для научного исследования, заслуживающего того, чтобы быть подробно изученной. Мы лишь сделали попытку выяснить какие обязанности выполнял заведующий царскосельской флотилией Е.И. Аренс и насколько часто он бывал в Царском Селе со своей семьей.

 


[1] Морское училище — старейшее военно-морское учебное заведение в Санкт-Петербурге. Первоначальное название — Морской кадетский шляхетский корпус (созд. в 1752 г.). За годы существования заведения название менялось несколько раз: Морской кадетский корпус (1762–1860-е; 1891–1906), Его Императорского высочества наследника Цесаревича Морской корпус (1906–1916).

[2] Гвардейский экипаж — военно-морская часть русской императорской гвардии.

[3] Емелин А. Ю. Морской кадетский корпус. В воспоминаниях воспитанников. СПб., 2003. С. 26.

[4] В Отделе рукописей Российской национальной библиотеки хранятся тетради с его рукописными заметками, с зарисовками каюты, сделанными во время плавания. Кроме того, там же хранится большая, красиво оформленная папка с фотографиями разных стран, сделанными или приобретенными Е. И. Аренсом во время его путешествия.

[5] РГА ВМФ. Ф. 406. Оп. 9. Д. 122. Л. 1. Аренс Е. И. Послужные списки чинов флота и морского ведомства. 1895–1911 гг.

[6] Емелин А. Ю. Морской кадетский корпус. В воспоминаниях воспитанников. СПб., 2003. С. 27.

[7] РГА ВМФ. Ф. 249. Оп. 1. Д. 72. Л. 57. Приказы по Морскому ведомству за 1898 г. 

[8] Там же. Л. 202. Приказы по Морскому ведомству за 1898 г.

[9] Александр Константинович Гирс (1859–1917) — русский военно-морской деятель, генерал-майор по Адмиралтейству. Офицер Гвардейского экипажа. Участник похода военных действий в Китае. Убит матросами в Петрограде во время Февральской революции 1917 г.

[10] Петровское время в лицах — 2011. К 30-летию Отдела Государственного Эрмитажа «Дворец Меншикова» (1981–2011) / Материалы науч. конф. СПб., 2011. С. 190–198.

[11] Анна Генриховна Каминская (род. 1939) – искусствовед, дочь И.Н. Пуниной, внучка Н.Н. Пунина, правнучка Е. И. Аренса.

[12] У Евгения Ивановича была большая семья: супруга Евдокия Семеновна (1856–1917) и четверо детей — Вера (1883–1962), Зоя (1889–1968), Анна (1892–1943) и Лев (1890–1967). 

[13] РГИА. Ф. 487. Оп. 9. Д. 704. Книга для записывания прибывающих и отбывающих по зданию Адмиралтейства. 1902–1903 гг. 

[14] РГА ВМФ. Ф. 427. Оп. 3. Д. 379. Л. 1. Дело о передаче шлюпочной мастерской в Царскосельском Адмиралтействе в ведение Министерства Императорского Двора. 1899 г.

[15] Из доклада по Главному управлению кораблестроения и снабжений от 7 июня 1899 г.: «На постройку этого здания, вместе с эллингом и сараями для хранения гребных судов, было израсходовано в 1863 г. 12249 руб. и в 1866 г. — на переделку шлюпочной мастерской — 1404 р. из сумм Морского Министерства, но затем как здание шлюпочной мастерской, так и эллинг с сараями всегда ремонтировались на средства Царскосельского Дворцового Управления. 

            Вследствие того, что Морское ведомство в здании шлюпочной мастерской не имеет надобности, а оное необходимо Царскосельскому Дворцовому Управлению, долгом поставляю испрашивать высочайшего Вашего Императорского Величества разрешение на передачу вышеозначенного здания в ведение Министерства Императорского Двора. 

            На подлинном собственной Его Императорского Высочества Великого князя генерал-адмирала рукой написано: Высочайше разрешено» (Там же. Л. 5).

[16] Аренс Аполлон Иванович (1860–1916) — военный инженер, генерал-майор, штатный преподаватель Николаевской гимназии. 

[17] Кичигин Федор Максимович (1854–?) — титулярный советник Гвардейского экипажа. С 1862 по 1865 г. учился в Спасском удельном училище. Был награжден орденом Св. Станислава 3 степени, светло-бронзовой медалью за войну с Турцией 1877–1878 гг., серебряной медалью в память царствования императора Александра III, Сиамским орденом короны 5 класса и Румынским железным крестом. С 4 июля 1877 по 27 апреля 1878 г. находился в действующей армии в сухопутном походе с Гвардейским экипажем. С 1878 г. регулярно плавал на императорских яхтах «Держава», «Александрия». В 1890 г. назначен Комиссаром императорской яхты «Полярная звезда», на которой плавал до 1905 г. Императрицей Марией Федоровной ему пожалованы золотые часы с гербом с такой же цепочкой и в 1903 г. пожалованы золотые запонки, украшенные бриллиантами. Был женат, детей не имел (РГА ВМФ. Ф. 406. Оп. 12. Д. 871. Л. 1–9. Кичигин Феодор Максимович. 1 января 1906 г.). 

[18] В музейной коллекции «Рукописные материалы» ГМЗ «Царское Село» хранится «Опись экзотических судов, находящихся в Адмиралтействе», датируемая 1928 г. (ЕД-121-XV). В эту опись вшит «Список экзотическим и историческим судам, находящимся в Голландии Детскосельского Адмиралтейства», на котором поставлена подпись заведующего загородными судами Ф. Кичигина и дата «26 декабря 1921 г.». Кроме того, им же составлен «Список судов, находящихся в Царском Селе. К 1 мая 1917 г.», хранящийся в РГА ВМФ.

[19] РГА ВМФ. Ф. 417. Оп. 1. Д. 2. Л. 10. Об объединении должностей заведующего загородными судами Гвардейского экипажа и начальника Петергофского порта. 1885–1887 гг. 

[20] РГА ВМФ. Ф. 417. Оп. 1. Д. 3638. Л. 188–190. 

[21] РГА ВМФ. Ф. 417. Оп. 2. Д. 3638. Л. 77 об. О плавании портовых судов, судов приписанных к Петербургскому порту и судов охраны петергофского рейда. 

[22] РГА ВМФ. Ф. 417. Оп. 2. Д. 2335. Л. 6 об.–13 об. Список паровых, парусных и гребных судов Морского ведомства, стоявших в Гатчине, Царском Селе, Павловске, Петергофе и других пригородах.

[23] Там же. Л. 19.