Перейти к основному содержанию

Российский Императорский флот в годы Великой войны

Операции на Балтийском море

Материал подготовили
А.М. Тутова, И.В. Можанов, А.С. Рогатнев

Балтийское море рассматривалось ведущими морскими державами – Великобританией и Германией – как второстепенный театр. Британцы считали, что русский флот, медленно восстанавливающийся после поражения в Русско-японской войне 1904–1905 гг., не сможет оказать сколько-либо существенной помощи британскому флоту, а немцы опасались в первую очередь флота Великобритании, поэтому держали на Балтике лишь устаревшие корабли.

Командовал русской эскадрой адмирал Н. О. Эссен. Основной боевой задачей русского флота являлось сопротивление проникновению противника в Финский залив путем боя на заранее подготовленной позиции. Для решения этой задачи была назначена оборонительная позиция в узости залива, образуемой островом Норген и мысом Поркалла-Удд – так называемая центральная минно-артиллерийская позиция.

Военные действия на Балтике начались 31 июля. В 6.56 русские минные заградители под прикрытием линкоров начали ставить первые мины. Миннозаградительные операции стали одним из главных видов боевой деятельности русских морских сил на Балтийском море в кампанию 1914 года.

26 августа 1914 г. на Балтике произошло событие, оказавшее значительное влияние на дальнейший ход войны. В Финском заливе у острова Осмуссаар сел на мель германский легкий крейсер «Magdeburg». Попытки спасти корабль закончились неудачей, и вскоре он был захвачен подошедшими русскими крейсерами «Богатырь» и «Паллада». Главным успехом было поднятие со дна моря секретной сигнальной книги крейсера, что сыграло решающую роль в раскрытии военно-морского кода Германии. Это позволило России и союзникам по Антанте путем перехвата немецких радиосообщений узнавать о действиях флота противника.

В середине октября на Балтику прорвались две британские подводные лодки. 17 ноября подорвался на минах и затонул немецкий крейсер «Friedrich Carl». В конце 1914 г. были достроены четыре новых линкора — «Полтава», «Гангут», «Петропавловск» и «Севастополь», что изменило соотношение сил в Балтийском море.

25 января 1915 г. подорвались на минах и получили повреждения немецкие крейсеры «Augsburg» и «Gazelle».

19 июня 1915 г. произошел Готландский бой между русским и немецким отрядами крейсеров около острова Готланд. Был потоплен немецкий минный заградитель «Albatros».

8 августа 1915 г. немецкие силы, состоявшие из 7 линкоров, 6 крейсеров, 24 эсминцев и 14 тральщиков, попытались прорваться в Рижский залив через Ирбенский пролив. Им противостояли броненосец «Слава», канонерские лодки «Грозящий», «Храбрый», «Сивуч», минный заградитель «Амур», 16 эсминцев и дивизион подводных лодок. Потеряв на минах два тральщика — T-52 и T-58, немцы отказались от попытки прорыва. Минный заградитель «Амур» поставил дополнительное минное поле в Ирбенском проливе. Таким образом, русский флот ликвидировал попытки германского флота прорваться в Рижский залив.

12–20 октября 1917 г. произошло сражение между немецким и русским флотом за Моонзундские острова, в ходе которого немецкий флот высадил десант на острова Эзель, Моон и Даго, захватил их и, протралив минные заграждения в Ирбенском проливе, прорвался в Рижский залив.

После подписания Брест-Литовского мирного договора русская армия и флот должны были оставить береговые укрепления получивших независимость Финляндии и Эстонии. В мае 1918 г. состоялся Ледовый поход главных сил Балтийского флота: чтобы спасти корабли от захвата немцами, их вывели через льды из Ревеля и Гельсингфорса в Кронштадт.

Операции на Черном море

Русской эскадрой на Черном море командовал адмирал А. А. Эбергард. Война на этом участке фронта началась с вероломного нападения германо-турецкого флота на русские порты. 29 октября 1914 г. противник обстрелял Одессу, Севастополь, Феодосию и Новороссийск. В результате внезапного нападения Черноморский флот потерял минный заградитель «Прут», канонерскую лодку «Донец»; эсминец «Лейтенант Пущин» получил серьезные повреждения. Ситуация на Черном море осложнялась наличием у противника двух новейших крейсеров — «Гебен» и «Бреслау». Каждый из этих судов превосходил любой корабль русского флота. Противостоять им в открытом море могла только вся Черноморская эскадра.

5 ноября 1914 г. главные силы Черноморского флота внезапно встретили «Гебен» и «Бреслау» в районе Ялты. Несмотря на благоприятное для русских стечение обстоятельств, добиться решающего результата не удалось. Бой у мыса Сарыч свелся к поединку русского линкора «Евстафий» с немецким дредноутом «Гебен». Оба корабля получили повреждения, однако, пользуясь преимуществом в скорости хода, германские крейсера смогли оторваться от русской эскадры и уйти. Влияние «Гебена» было нейтрализовано лишь через год, с вводом в строй русских линкоров «Императрица Мария» и «Императрица Екатерина Великая», изменивших соотношение сил в пользу России.

В 1915–1916 гг. русские моряки Черноморского флота успешно справлялись с поставленными задачами. На Черном море немецкие крейсера «Бреслау» и «Берк» подорвались на минах, поставленных русскими минными заградителями.

Вскоре после Октябрьской революции и наступившей вследствие этого анархии Черноморский флот потерял боеспособность. По Брестскому миру между правительством большевиков и Германией главная база флота в Севастополе перешла под контроль немцев.

Подводный флот

В ходе Первой мировой войны появляется новый театр военных действий – подводный.

Первые русские подводные лодки строились на иностранных предприятиях или по зарубежным лицензиям. Еще в 1911 г. по заказу Морского министерства в американской фирме «Холланд» выпускались подводные лодки типа «Акула», считавшиеся самыми мореходными и самыми мощными по вооружению. Часть лодок строилась в России по лицензии США. 15 августа 1915 г. с фирмой «Холланд» был заключен договор на поставку 11-ти подводных лодок для российского флота. Шесть из них предназначались Черноморскому военно-морскому флоту, пять собирались для Балтики.

Несмотря на то, что в Российской империи подводные лодки не получили столь широкого распространения, как в Германии, силы подводного флота России тоже вели успешные боевые действия. Так, 10 августа 1915 г. у западного побережья острова Эзель в Балтийском море подводная лодка «Гепард» (тип «Барс») атаковала немецкий крейсер «Любек» и потопила его.

Одной из наиболее успешных субмарин России была подводная лодка «Тюлень». 11 октября 1916 г. ее экипаж атаковал у пролива Босфор вооруженный пароход «Родосто». На этом пароходе была смешанная германо-турецкая команда во главе с немецким офицером. Подводная лодка «Тюлень» находилась в надводном положении и по техническим причинам не могла погрузиться. Хотя противник имел превосходство в артиллерии, лодка «Тюлень» одержала победу: после того, как в неприятеля попало более десятка снарядов, вызвавших пожар, «Родосто» спустил флаг и под конвоем был доставлен в Севастополь как военный трофей. Всего же подводная лодка «Тюлень» уничтожила, повредила и пленила около 20-ти вражеских судов.

Униформа военно-морского флота Российской империи

В XIX – начале XX вв. наиболее передовой частью вооруженных сил любой страны был военно-морской флот. Основным средством передвижения и перемещения грузов в сухопутной армии начала XX в. оставалась конная тяга. В то же время ВМФ передовых стран мира уже с середины XIX в. широко использовали паровые двигатели. Однако, несмотря на большое количество грамотных специалистов среди офицеров и нижних чинов, флоты противоборствующих сторон к началу Первой мировой войны оставались наиболее ревностными хранителями традиций XIX в. Такое положение дел отражалось даже на внешнем виде военных моряков.

В Российской империи реформа обмундирования, начавшаяся в 1907 г., фактически не затронула военно-морской флот. В августе 1914 г. и на протяжении всей войны офицеры и нижние чины продолжали носить форму, которая была введена еще в начале царствования императора Александра III.

При парадной форме одежды офицеры флотских экипажей и команд носили черный суконный двубортный мундир с позолоченными пуговицами и эполетами. На воротнике и обшлагах позолоченной нитью выполнялось шитье в виде стилизованных якорей и переплетенных канатов. Обязательным было ношение шляпы. Строевая парадная форма разрешала ношение фуражки с черной или белой тульей и белыми выпушками. При обыкновенной строевой форме вместо эполет носились погоны с черными выпушками и просветами (у Гвардейского экипажа выпушки и просветы были красными). Брюки офицеры носили черные суконные при всех формах, лишь при летней нестроевой – белые полотняные. Кроме собственно мундира в гардеробе офицера в обязательном порядке находились: сюртук, белый полотняный китель, пальто и плащ-пальто. Мичманы носили светло-синие кители. Старшие офицеры могли носить укороченные пальто, а все офицеры вне строя – светло-серые шинели с пелериной.

Нижние чины носили черные суконные двубортные мундиры, черные же брюки и матросские шапки-бескозырки, на лентах которых писалось название корабля, наименование или номер флотского экипажа. Погоны и галун на обшлагах рукавов указывали чин унтер-офицеров. На рукавах мундиров были нашивки, которые указывали специальность матроса – машинист, сигнальщик, минер и т.п. В теплое время года нижние чины носили белые полотняные робы и брюки.